ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не справлюсь со своей ролью, папа, – прошептала она, чувствуя, как ее охватывает паника при мысли, что среди гостей – множество врагов.

Герцог сжал ее руку.

– Ты более порядочна и благородна, чем все они, вместе взятые, – сказал он.

Алтарь располагался за вратами из красного дерева. Ричард и Кили должны были пройти через них и встать на колени перед архиепископом Кентерберийским. Храм украшали букеты цветов, и в каждом из них были нигеллы – любовь в тумане, которыми Кили любовалась в доме графа.

Не обращая внимания на любопытные взоры придворных, Кили не сводила глаз с красавца, ожидавшего ее у алтаря. Кили улыбнулась ему. Его изумрудные глаза смотрели на нее с любовью, и это прибавляло ей сил. Она дошла до Ричарда и остановилась рядом с ним.

Расцеловав отца в обе щеки, Кили повернулась к графу и протянула ему свою руку. Придворные тут же начали громко перешептываться, послышались смешки. Даже архиепископ Кентерберийский не смог сдержать улыбки.

Ричард, усмехнувшись, взглянул на Кили сверху вниз.

– По обычаю, руку невесты жениху передает ее отец, – тихо сказал он.

– О! – воскликнула Кили и, покраснев от смущения, хотела вырвать у Ричарда свою руку, чтобы сделать все так, как того требовала традиция.

Но он остановил ее.

– Не смейте, – сказал он. – Я получил вас в жены и никогда не позволю вам уйти.

К радости Кили, христианская церемония бракосочетания длилась всего полчаса. И вот наконец наступил торжественный момент! Ричард надел на палец Кили золотое кольцо и хрипловатым от волнения голосом сказал:

– Pour tousjours. Навсегда, дорогая моя.

У Кили потеплело на душе.

– Ты действительно готова начать новую жизнь? – шепотом спросил Ричард, прежде чем повернуться вместе с новобрачной лицом к придворным, чтобы предстать перед ними уже в качестве мужа и жены.

Кили кивнула.

Ричард, глаза которого сияли любовью, поцеловал ее в губы.

– Добро пожаловать, леди Деверо, мы рады видеть вас при дворе, – сказала королева Елизавета, которая первой подошла к молодоженам, чтобы поздравить. – Вы клянетесь любить нашего дорого Мидаса и быть ему верной и послушной женой?

Кили присела в глубоком реверансе.

– Я дала клятву любви и верности перед небом, – ответила она и, бросив взгляд на мужа, добавила: – Что же касается послушания, то я могу только обещать стараться быть покорной.

Посмотрев на букетик цветов апельсинового дерева, который она держала в руках, Кили, поддавшись вдруг внезапному порыву, протянула его королеве.

– Спасибо, дитя мое, – сказала Елизавета, искренне тронутая ее жестом, и тихо, так, чтобы ее слышали лишь новобрачные, продолжала: – Быть может, мне никогда так и не придется украсить себя букетиком невесты.

И не промолвив больше ни слова, королева повернулась и направилась к выходу из часовни, за ней потянулись и остальные придворные.

В парадном зале Хэмптон-Корта Кили посадили между мужем и отцом. Место по правую сторону от Ричарда занимала королева, а слева от герцога сидела леди Дон. Кроме того, за одним столом с новобрачными обедали архиепископ Кентерберийский, Луиза Деверо и дядя Хэл. Моргана и Уиллис Смайт, к их неудовольствию, сидели за другим столом вместе Генри, которому было совершенно все равно, где обедать.

По традиции Ричард угостил молодую жену айвой, символизировавшей женское плодородие. Под громкие аплодисменты и возгласы придворных Кили съела желтый ароматный плод, похожий на яблоко, и увидела, как в глазах ее супруга загорелся жадный огонек. Она решила, что Ричарду, наверное, не терпится получить наследника и отправиться на службу в Ирландию.

Гости начали есть и пить, как только расселись за столы. Слуги вносили в зал одно блюдо за другим, многие из этих яств Кили видела впервые в жизни. Сначала им подали всевозможные рыбные закуски, в том числе лосося в винном соусе и колчестерских мидий, которыми торговал ее муж. Затем внесли жареных фазанов, за ними последовали мясные блюда – тушеная говядина, жареная оленина в перечном соусе и свинина. В конце праздничного обеда на столах появились чеширские сыры, пирожки с фруктовой начинкой, пудинги, орехи в сахаре и грандиозный свадебный торт, испеченный в форме двух лебедей, шеи которых своими очертаниями повторяли форму сердца.

– Я не вижу Одо и Хью, – прошептала Кили, наклоняясь к супругу.

– Твои кузены сидят в конце зала, – ответил Ричард.

– Кто посадил моих родственников так далеко от главного стола? – спросила Кили, впиваясь взглядом в Ричарда.

– Они сами захотели сесть туда, где находятся Мэй и Джун, – ответил Ричард и поцеловал ее в губы, предупредив шепотом: – Будь осторожна, дорогая моя. Твое прекрасное лицо может однажды застыть в уродливой гримасе. Что ты тогда будешь делать?

– Стараться не смотреть на себя в зеркало, вот и все, – ответила Кили. – А вот что тогда будешь делать ты?

– Гасить свечи, прежде чем совокупляться с тобой, вот и все, – не задумываясь ответил Ричард.

Кили задохнулась от возмущения. Граф казался ей ужасно несносным. Видя, в каком она состоянии, он сжалился над ней, обнял за плечи и поцеловал в щеку.

Во время обеда по залу между столами ходили музыканты и играли на жалейках и лютнях. После свадебного пира начались танцы.

Гордясь красотой своей молодой супруги, Ричард провел ее по залу, представляя придворным. Кили робела, видя незнакомые лица. Ей было неприятно чувствовать себя центром внимания всех присутствующих. Вокруг нее толпились мужчины, старавшиеся понравиться ей или хотя бы заинтересовать. Женщины, особенно молодые, учтиво улыбались, но Кили ловила на себе их завистливые взгляды.

– Дорогая моя, хочешь потанцевать? – спросил Ричард. Кили охватила паника. Она не умела танцевать, но скорее съела бы кусок свинины, чем призналась в этом.

– От вина у меня кружится голова, – солгала она. – Ты не будешь возражать, если я воздержусь от танцев?

– Конечно, не буду, любимая. Я обязательно должен потанцевать с королевой. Позволь я отведу тебя к леди Дон.

Ричард и Кили прошли мимо группы молодых красавиц, среди которых были леди Моргана, Capa и Джейн. Услышав обрывки их разговора, Кили почувствовала, как у нее сжалось сердце.

– Она побочная дочь моего отца, у нее нет ни гроша за душой, – громким голосом заявила Моргана.

– Зачем Базилдону понадобилось жениться на внебрачной дочери герцога? – спросила леди Capa. – Он мог взять в жены любую невесту в Англии.

– Согласитесь, что она необыкновенно красива, – заметила леди Джейн, окидывая оценивающим взглядом свою соперницу.

– Любая из нас лучше подошла бы ему, – сказала Моргана. – Моя незаконнорожденная сестра, словно шлюха, забралась в постель графа и устроила все так, что отец застал их вместе. Он и вынудил графа вступить в этот брак.

Ричард резко остановился и хотел повернуться, чтобы дать отпор сплетнице, однако Кили дотронулась до его руки, бросив на мужа умоляющий взгляд.

– Это был замечательный день, – сказала Кили, обращаясь к Ричарду. – И не надо портить его, привлекая всеобщее внимание к сплетням Морганы. Она считает, что я отняла у нее все, что по праву принадлежало ей. Как знать, может быть, на ее месте я испытывала бы те же чувства.

– Ты – святая и никогда не сказала бы о другом человеке дурного слова, – возразил Ричард.

– Но ведь я обидела своего отца в Сэмуинн, – напомнила Кили.

– Ты была расстроена, – сказал Ричард.

– Моргана тоже расстроена, – заметила Кили.

Пока Ричард танцевал с королевой, Кили беседовала с его матерью и леди Дон, но ее мысли были далеко. Все ее внимание было приковано к мужу. Наблюдая за ним, Кили очень жалела, что не умеет танцевать. Сегодня она придумала предлог, позволивший ей скрыть этот пробел в своем воспитании, но что она будет делать на многочисленных праздниках и балах, которые в дальнейшем ждут ее?

Когда танец кончился, Ричард вернулся к леди Дон, матери и Кили и увел последнюю, сказав, что хочет представить ее кому-то. Беззаботно болтая, они обошли зал, но, оказавшись рядом с выходом, Ричард вдруг увлек жену в коридор и приказал:

49
{"b":"528","o":1}