ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Академия Грейс
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Тринадцатая сказка
Список заветных желаний
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Тени сгущаются
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили

– А теперь, дорогая, беги!

И они бросились во весь дух по лабиринту комнат и коридоров.

– Почему мы убежали? – спросила Кили не останавливаясь.

– Эти пьяные развратники хотели раздеть нас догола, – ответил Ричард на бегу. – А я не хочу, чтобы кто-то, кроме меня, видел тебя обнаженной и любовался твоей красотой.

Его слова заставили Кили бежать еще быстрее. Заметив это, Ричард улыбнулся. Он никогда не думал, что язычницы такие скромницы.

Вбежав в свою комнату, Ричард захлопнул дверь и запер ее на засов. Через несколько мгновений в коридоре послышались топот, пьяные мужские голоса, выкрикивавшие что-то нечленораздельное, и женский смех.

– Деверо, ты обманул нас! – кричал Уиллис Смайт.

– Разойдитесь, – обратился к ним Ричард из-за двери, – или я пущу по миру всех вас!

Вскоре голоса и смех стихли, и Ричард обернулся, чтобы взглянуть на свою молодую жену. Кили, внезапно оробев, потупила взор.

«Моя красавица боится того, что должно произойти дальше, – догадался он. У графа не было опыта общения с застенчивыми девственницами, он всегда имел дело с видавшими виды женщинами. – Как же мне заставить ее успокоиться и наслаждаться тем, что должно произойти в первую брачную ночь?» – ломал он себе голову.

И тут вдруг его осенило.

Расстегнув ремень, он бросил его на пол, а затем скинул камзол. Кили отворачивалась, не желая смотреть на него. Однако судя по тому, что ее лицо зарделось, она знала, что делает ее муж.

Ричард улыбнулся. Сняв с себя рубашку, он бросил ее к ногам Кили.

С ужасом взглянув на нее, Кили вдруг испытала желание забиться в какую-нибудь норку и затаиться там. Святые камни! Что он делает?! Кили закрыла глаза, понимая, что за рубашкой последуют панталоны.

– Посмотри на меня, дорогая, – нежно попросил граф. Кили медленно подняла на него глаза и увидела, что он стоит перед ней в одних панталонах и поигрывает бицепсами в такт неслышной мелодии. Кили невольно рассмеялась.

Ричард усмехнулся и распахнул свои объятия.

Кили шагнула к нему и прижалась к крепкой мускулистой груди. Их губы слились в поцелуе.

Ричард не спешил переходить к решительным действиям, он знал, что должен разжечь пламя страсти в Кили, чтобы его смелые ласки стали для нее желанными. Только в этом случае он сам мог получить подлинное удовлетворение.

– Моя красавица, – зашептал он, прерывая долгий поцелуй и прижимаясь губами к ее шелковистой щеке.

– Так ты действительно можешь достать языком до кончика носа? – спросила Кили.

– Нет, я солгал, – признался Ричард без тени раскаяния.

– Зачем же ты мне врал? – удивленно спросила Кили.

– Чтобы произвести на тебя благоприятное впечатление, – ответил он.

Кили улыбнулась, и ее глаза засияли, как два аметиста.

– Тебе действительно удалось произвести на меня впечатление, однако выше всего я ценю твою честность.

– Я очень рад, что ты замечаешь положительные черты моего характера, – заявил Ричард с наигранной серьезностью, стараясь поддерживать разговор и не давать Кили вновь почувствовать нервозность и страх. – Если ты повернешься, я выполню обязанности твоей камеристки.

Доказав, что он очень искусно умеет расстегивать женские платья, Ричард справился с этой задачей за считанные секунды, но его целомудренная жена даже не заметила, что он обладает в этом деле большим опытом. Проведя пальцем по шелковистой коже ее спины, граф прижался губами к шее Кили.

Кили затрепетала. Святые камни! Ее бросало то в жар, то в холод от его прикосновений. «Что со мной?» – спрашивала себя она.

– Тебе холодно, дорогая моя? – спросил Ричард, мягко повернув Кили лицом к себе. – Хочешь, я разожгу камин?

Смущаясь, Кили подняла лиф своего свадебного платья, чтобы прикрыть обнаженную грудь, на которую смотрел граф.

– Я себя прекрасно чувствую, – прошептала она. Ричард нежно улыбнулся ей.

– Ты можешь зайти за ширму и там переодеться, – сказал он.

Кили поспешно пересекла комнату и скрылась за спасительной ширмой. Сняв свадебное платье, она аккуратно разложила его на стуле, сбросила нижнее белье и надела ночную рубашку, специально сшитую для ее первой брачной ночи.

«Святые камни!» – изумленно подумала Кили, оглядев себя в этом наряде из тонкой ткани. Ночная рубашка была полупрозрачной. Она, по существу, ничего не скрывала! Придя в замешательство, Кили замешкалась за ширмой.

– Наверное, нам следует послать за Мэй и Джун! – крикнула Кили, стоя за ширмой.

– Тебе нужна моя помощь?

– Нет! – воскликнула Кили столь поспешно, что Ричард улыбнулся.

– Я просто хотела сказать, что мой наряд немного морщит.

– А разве ты намереваешься предстать в нем утром? – спросил Ричард, сдерживая смех.

– Нет, но, может быть, его захочет надеть наша дочь… – пролепетала Кили, понимая, как нелепо звучат ее слова.

Ричард рассмеялся.

– Может быть, ты стесняешься какого-то физического дефекта, о котором я ничего не знаю? – спросил Ричард, поддразнивая Кили.

– Нет, – ответила та, но не двинулась с места.

– Ты трусишь? – с вызовом в голосе спросил Ричард.

В ответ на это Кили наконец-то вышла из-за ширмы. Она упорно не поднимала глаз на графа, а лицо ее покрывали красные пятна стыда.

Ричард не сводил с жены горячего взгляда, дыхание его прервалось, ее красота сводила его с ума. Миниатюрная, с гибким телом и округлыми женственными формами, Кили выглядела еще очаровательнее, чем он мог себе представить.

Ричард любовался ее стройными ногами, восхитительной линией бедер и соблазнительными темными ореолами вокруг сосков, которые просвечивали сквозь тонкий полупрозрачный шелк. «О Боже, – подумал Ричард, – теперь эта женщина принадлежит мне!» Через несколько мгновений он овладеет ее телом и, быть может, ее душой. Яркий румянец на ее щеках напомнил Ричарду, что он не должен торопиться, посвящая молодую жену в таинства любви.

– Вы что-то уронили на пол? – спросил Ричард, намекая на то, что она упорно не желает поднимать на него глаза.

Кили быстро вскинула голову и была поражена тем, что увидела. Пока она раздевалась за ширмой, граф тоже успел переодеться, и теперь на нем был изумрудного цвета шелковый халат. Кили не ожидала этого. Не надо было обладать проницательностью друида, чтобы предположить, что под халатом Ричард был совершенно обнаженным.

Не обращая внимания на то, что Кили завороженно смотрит на него, Ричард подавил улыбку и зажег ароматические травы в медной курильнице, стоявшей на ночном столике у кровати. Почти сразу же комната наполнилась благоуханием жасмина. Затем Ричард налил в кубок вина и присел на край постели.

Взглянув наконец на Кили, он кивнул ей и сказал:

– Присядь рядом. Давай выпьем вина.

Однако вместо того, чтобы двинуться к кровати, Кили неожиданно пошла совсем в другом направлении.

– Мне нужно кое-что взять, – сказала она и поспешно скрылась за ширмой.

Порывшись в своих вещах, Кили нашла то, что искала – два высушенных корешка со стеблями. Она нервно вздохнула и медленно пошла назад к кровати с видом преступника, идущего на казнь.

– Это змееголовник, – объяснила Кили, показав один из корешков, прежде чем положить его под подушку, а затем, покраснев, добавила шепотом: – Он способствует зачатию.

Пристальный взгляд Ричарда смягчился. Он кивнул с серьезным видом и спросил:

– А другой корень?

– Это тысячелистник, – ответила она и бросила корешок в медную курильницу. – Он помогает обрести молодоженам счастье в семейной жизни.

Ричард украдкой улыбнулся, так чтобы Кили этого не видела. Кили в этот момент отвернулась и с растущим беспокойством стала осматривать комнату. Она искала предлог, чтобы больше не садиться на кровать. Близость Ричарда смущала ее.

Догадываясь о том, что творится у нее в душе, Ричард внимательно наблюдал за ней. Его глаза светились нежностью и лукавством.

– Дорогая, посмотри на меня, – промолвил он охрипшим от страсти голосом.

50
{"b":"528","o":1}