ЛитМир - Электронная Библиотека

Охваченная паникой, Кили открыла было рот, чтобы остановить его, но он опередил ее и снова поцеловал.

Когда Ричард убедился, что первый испуг жены прошел, он погрузил второй палец в горячую влажную щель между ее бедрами.

– Расслабься, любовь моя, – ласково сказал он. – Постарайся привыкнуть к этим ощущениям. Я хочу подготовить тебя к тому, чтобы ты наконец приняла меня… Ты чувствуешь, как солнце припекает твое лоно?

Не дожидаясь ответа, Ричард склонился над ее грудью и стал посасывать затвердевшие, набухшие соски, а его опытные пальцы в это время ритмично двигались внутри ее лона.

Кили расслабилась и начала в такт его толчкам приподнимать и опускать бедра, стремясь, чтобы пальцы Ричарда все глубже входили в ее тело. Застонав от страсти, она начала корчиться и извиваться. Ее бедра двигались все быстрее, но тут Ричард неожиданно убрал свою руку.

– Нет, – запротестовала Кили, открыв глаза.

Ричард встал на колени между ее бедрами. Увидев его готовность, Кили застонала и закрыла глаза.

– Посмотри на меня, любовь моя, – промолвил Ричард, готовясь проникнуть в ее лоно.

Кили снова открыла глаза и устремила на Ричарда затуманенный от страсти взор.

– Сейчас на мгновение тебе станет больно, – сказал Ричард. – Представь себе, что это тучка на время закрыла жаркое летнее солнце.

Ричард вошел в нее одним мощным толчком и почувствовал, как она дрожит. Вцепившись в него руками, Кили закричала от неожиданно пронзившей ее боли, когда Ричард прорвал ее девственную плеву. Но она и не подумала останавливать мужа.

Несколько мгновений Ричард лежал совершенно спокойно, давая Кили привыкнуть к новым ощущениям, а затем начал двигаться внутри ее.

Лишившаяся невинности Кили, в которой проснулся древний инстинкт, обвила ногами его талию, ощущая мощные удары его плоти внутри своего лона и двигаясь в одном темпе с ним.

Внезапно Кили почувствовала, словно тысяча солнц взорвалась внутри ее. Волны вулканической страсти подхватили ее, и Кили достигла райского блаженства, дотоле незнакомого ей.

И только после этого Ричард дал волю собственным чувствам. Сжав Кили в своих объятиях, он застонал, судорога пробежала по его телу, и он излил свое семя в лоно жены.

В течение нескольких секунд они лежали неподвижно, тяжело дыша в тишине спальни. Наконец Ричард скатился на край кровати, не выпуская Кили из объятий, и поцеловал ее в лоб. Взглянув на нее с нежностью и любовью, он увидел, что Кили потрясена произошедшим.

– Остановись! – приказала она.

– Остановиться? – изумленно спросил Ричард и, не удержавшись, засмеялся.

Он долго не мог успокоиться, сотрясаясь всем телом от неудержимого хохота.

– Ты трясешь кровать, – сказала Кили и тоже рассмеялась. Ричард прижал ее к себе и начал поглаживать по спине.

Голова Кили покоилась на его груди, поросшей короткими жесткими темно-рыжими завитками. Слушая мерное биение его сердца, она вздохнула, испытывая чувство полного удовлетворения жизнью.

Приподняв кулон, висевший на ее шее, Ричард спросил:

– Ты всегда его носишь?

– Я никогда добровольно не сниму его, это подарок матери, – ответила Кили.

– Ты ее очень любила?

– И все еще люблю. Любовь живет вечно, она не может умереть со смертью того, кого любишь.

Эта мысль почему-то очень понравилась Ричарду.

– А сейчас пора спать, – сказал он.

– Я не устала.

На самом деле Кили была перевозбуждена, все ее тело ныло и покалывало.

– У меня есть для тебя подарок, – сказал он.

– И у меня для тебя тоже, – промолвила Кили.

Без тени смущения Ричард встал и, как был обнаженным, прошел в дальний угол комнаты. Затаив дыхание, Кили любовалась великолепным телом своего супруга, его широкими плечами, сильной спиной, узкой талией и крепкими ягодицами.

Почувствовав на себе взгляд жены, Ричард посмотрел на нее через плечо и подмигнул.

Вспыхнув до корней волос, Кили вскочила с кровати, но тут же вспомнила о своей наготе. Схватив валявшийся на полу халат, она быстро набросила его на себя и тут же услышала хрипловатый смех мужа. Бросив на него смущенный взгляд, Кили направилась к своей одежде.

Вскоре оба вернулись к кровати. Не желая снимать халат мужа, Кили села сверху на покрывало, поджав под себя ноги. Ричард, опустившись рядом, откинулся на спинку кровати и прикрыл низ живота краем покрывала.

– Поздравляю тебя с первой брачной ночью, дорогая, – сказал он, протянув ей один из двух свертков, которые держал в руках.

Развернув его, Кили увидела коробочку, в которой на подушечке из синего бархата лежала очень красивая брошь. Она была выполнена в форме золотой цветочной корзины с нигеллами из сапфиров, аметистов и алмазов.

Заметив, что муж выжидательно смотрит на нее, Кили восхищенно прошептала:

– Этот подарок достоин королевы.

Наклонившись, Ричард поцеловал ее в губы.

– Ты – моя королева, – сказал он.

Взглянув на брошь, Кили быстро заморгала, стараясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы, и ее губы предательски задрожали. Она опять подумала о том, что будет делать граф, когда поймет, что совершил роковую ошибку и женился не на той женщине. Кили никогда не сможет стать своей в его мире, да и его мир никогда не примет ее такой, какая она есть. Святые камни! Она даже не умеет танцевать.

– Открой другую коробочку, – попросил Ричард. Но Кили покачала головой:

– Нет, теперь твоя очередь получить подарок. – Протянув ему одну из двух приготовленных ею коробочек, она сказала извиняющимся тоном: – Боюсь, мой подарок не столь прекрасен, как твой.

– Позволь мне судить об этом, – промолвил Ричард, открывая коробочку.

В ней лежало массивное золотое кольцо, украшенное большими красными сердоликами.

– Как ты уже знаешь, сердолики защищают своего владельца, – сказала Кили.

Ричард протянул ей кольцо и жестом попросил надеть его на безымянный палец своей левой руки.

– Спасибо, Кили. Я сохраню твой подарок… Pour tousjours, – сказал он.

– Навсегда, – прошептала Кили, надевая кольцо на палец мужа, и продолжала с лукавым огоньком в глазах: – Я не могла попросить денег у его сиятельства тебе на подарок, потому что в то время не разговаривала с ним. Поэтому Одо и Хью пришлось ограбить еще одного лорда. Надеюсь, то, что кольцо украдено, не помешает тебе носить его.

– Так, значит, твои кузены украли…

Кили расхохоталась.

– Я пошутила!

– Это великолепный подарок, но твои аметистовые глаза еще великолепней, – сказал Ричард. – Ты знаешь о том, что аметист символизирует добродетель?

Кили покачала головой.

– Нет, я об этом не знала, – сказала она и спросила: – А что символизируют изумруды?

– Постоянство.

«Мне бы очень хотелось надеяться на это», – подумала она, но ничего не сказала. Ричард тем временем протянул ей второй сверток, который был значительно больше первого.

– Поскольку ты придерживаешься нетрадиционных верований, я подумал, что тебе может понадобиться одна вещь, способная вернуть тебя на путь истинный, – шутливо заметил он.

Кили с озадаченным видом развернула сверток.

– Это книга?

– Да, «Жития святых».

Однако вопреки его ожиданиям Кили не рассмеялась, а нахмурилась. Вспомнив ту тарабарщину, которую она однажды пыталась разобрать в кабинете графа, Кили закусила нижнюю губу. Ее муж знал, что она была незаконнорожденной дочерью герцога и не имела ни гроша за душой. Но что, если он узнает к тому же, что она малообразованна?

– В чем дело, дорогая? – встревоженно спросил Ричард. Не в силах поднять на него глаза, Кили призналась:

– Я умею читать только по-английски, милорд.

– Я это знаю, – сказал Ричард. – Если ты внимательнее посмотришь на книгу, дорогая, то увидишь, что я перевел «Жития святых» на английский язык.

Кили облегченно улыбнулась.

– Какой замечательный подарок! – искренне сказала она. – У меня никогда прежде не было книг.

– Ты ее прочитаешь?

52
{"b":"528","o":1}