1
2
3
...
53
54
55
...
84

Проследив за его взглядом, Кили удивилась. От сквозняка язычки пламени должны были бы колебаться и мерцать.

Пройдя несколько шагов по галерее, Кили вдруг почувствовала, как ее охватывает тревога. Гнетущая атмосфера царила в этом помещении. Кили искоса взглянула на мужа, но тот, казалось, ничего не замечал.

Испытывая сильное беспокойство, Кили замедлила шаг. Ее сердце учащенно билось в груди. «Здесь не происходит ничего необычного, – попыталась убедить себя Кили, чувствуя, как ее охватывает паника. – Ведь только вчера я проходила по этой галерее, направляясь в часовню на церемонию бракосочетания». Конечно, в то время она была очень расстроена ссорой с отцом, но разве ее удрученное состояние помешало бы ей заметить, какая тяжелая атмосфера царит в этом помещении? Ощущения Кили были схожи с чувством безнадежности и безысходности, которое она испытала недавно в лондонском Тауэре.

Пройдя шагов двадцать, Кили вдруг остановилась и, резко повернувшись, побежала назад, туда, откуда они пришли. Она слышала, что Ричард звал ее, но не обращала на это внимания. Выбежав в коридор, она остановилась и, прислонившись спиной к стене, закрыла глаза, чувствуя благотворную прохладу.

– В чем дело? – спросил подошедший к ней Ричард. – Тебе нехорошо?

В его голосе слышалось беспокойство. Кили открыла глаза и покачала головой.

– Просто я что-то почувствовала.

– Что именно?

– Я не смогу пройти через эту галерею, – не отвечая на вопрос мужа, сказала Кили. – Неужели это единственный путь в часовню?

Прищурившись, Ричард внимательно посмотрел на жену.

– Но почему ты не можешь пройти по галерее?

– В этом помещении бродят неприкаянные духи, – ответила Кили.

– Призраки существуют только в умах таких праздных людей, как ты, – заявил Ричард раздраженным тоном. – Ты обещала, что будешь воздерживаться от проявления чувств, связанных с твоими глупыми верованиями.

Кили выпрямилась, с вызовом взглянув на мужа.

– То, что ты называешь мои верования глупыми, не может принизить их. Я отдаю себе полный отчет в своих чувствах, а ты – настоящий скептик.

Она хотела повернуться и уйти, но Ричард схватил ее за руку.

– Куда ты? – спросил он. – Пока мы тут болтаем, твой отец и графиня Чеширская стоят у алтаря. Как я объясню твое отсутствие на церемонии бракосочетания?

– Скажи что хочешь, – заявила Кили, пытаясь вырвать свою руку из его цепких пальцев. – Мой отец принимает меня такой, какая я есть. И даже если ты относишься ко мне по-другому, это не изменит его мнения обо мне.

С этими словами Кили резко повернулась и выбежала вон. Ричард остался один в коридоре.

– Черт побери! – выругался он, проводив ее взглядом.

Он постоял в нерешительности, не зная, что делать. Может быть, ему следует пойти за Кили? Но обязанности перед семьей требуют, чтобы на церемонии бракосочетания герцога присутствовал хотя бы один из молодоженов. Повернувшись, Ричард направился в часовню.

Тем временем Кили быстро шагала по лабиринту коридоров, стараясь вспомнить, какой из них ведет в отведенную ей и Ричарду комнату. Она не узнавала те помещения, через которые проходила. К тому же кругом не было ни души, и Кили не могла спросить дорогу. Паника заставила ее двигаться быстрее. Теперь Кили почти бежала и, повернув за угол, вдруг столкнулась с каким-то человеком.

Сильные руки обняли ее за плечи и не дали упасть. Испугавшись, Кили подняла глаза и увидела знакомое лицо. Это был барон Смайт.

– Добрый день, графиня, – поздоровался он.

– Графиня? – нахмурившись, спросила Кили. Смайт улыбнулся.

– Выйдя замуж за графа Базилдона, вы стали графиней, – объяснил он.

Взор Кили прояснился, а ее щеки зарделись от смущения.

– Я забыла об этом, – пролепетала она.

Барон едва сдержал рвущийся из груди смех. Его похотливый взгляд скользнул по обнаженной шелковистой шее и верхней части груди Кили, которая была одета в платье с глубоким вырезом. Глаза барона зажглись сладострастным огнем, но Кили не замечала этого из-за своей неопытности.

– Вы так скоро забыли ваши клятвы у алтаря, миледи? – спросил Смайт хрипловатым голосом.

– Я заблудилась, милорд, – сказала Кили, проигнорировав вопрос, показавшийся ей дерзким. – Не могли бы вы показать мне дорогу в комнату, которую отвели нам с мужем?

– А где Ричард?

– Я попросила его пойти на церемонию бракосочетания моего отца, – ответила она. – Мне стало нехорошо, и я решила вернуться в спальню.

– Я всегда с удовольствием покровительствую попавшим в беду девушкам, – заявил Смайт, беря Кили за руку. – Позвольте, я отведу вас в вашу комнату.

Когда они дошли до спальни, отведенной молодоженам, Кили повернулась лицом к барону, чтобы поблагодарить его. Смайт вплотную подошел к ней и поцеловал ее руку.

– Хотите, я побуду с вами до тех пор, пока не вернется граф? – предложил он, стараясь обольстить Кили нежным взглядом и проникновенным голосом.

– Нет! – воскликнула Кили и, вбежав в спальню, захлопнула за собой дверь и задвинула засов.

Она услышала, как барон рассмеялся и двинулся дальше по коридору.

Чувствуя облегчение от того, что ей удалось избежать общества барона, Кили прислонилась к двери и глубоко вздохнула. Она не любила Уиллиса Смайта. Аура преждевременной смерти окружала его подобно савану, а глаза горели зловещим огнем, таившим в себе неведомую опасность.

Все еще сердясь на мужа, Кили начала расхаживать по комнате, не находя себе места. Граф знал, на ком женился. Неужели он надеялся изменить ее? Если это так, то все его попытки окажутся тщетными. Он не способен контролировать чувства и мысли Кили. С равным успехом граф мог бы требовать от птиц, чтобы те прекратили петь. Почему он не принял во внимание ее предупреждение о том, что она никогда не сумеет приспособиться к его образу жизни? Они начали ссориться в первый же день после свадьбы.

Кили постаралась отвлечься от грустных мыслей о своем замужестве, но тут же вспомнила о той панике, которая охватила ее в Большой галерее Хэмптон-Корта. Находясь там, Кили явственно ощутила невидимое присутствие призраков. Неведомые ей трагические события держали там в плену чью-то терзаемую страшными муками душу, как это было в лондонском Тауэре. Что за люди эти англичане, если они способны создавать атмосферу подобной безысходности?

Кили застыла на месте, услышав стук в дверь. Неужели барон Смайт решил вернуться, чтобы все же проникнуть к ней в комнату?

– Кто там? – спросила она.

– Это паж, миледи.

Открыв дверь, Кили увидела одетого в ливрею мальчика.

– Я слушаю тебя, – сказала она.

– Лорд Бэзилдон попросил меня привести вас в парадный зал, – сказал мальчик. – Вы готовы отправиться туда?

Кили кивнула и последовала за пажом. Однако тревожные мысли не давали ей покоя. Граф, наверное, не на шутку рассердился на нее, поэтому и послал за ней пажа. Если Ричард схож с Мэдоком, то будет вымещать на ней свою злость не один день. Сумеет ли она вернуть себе его расположение?

У входа в парадный зал паж оставил Кили одну. Она нерешительно переступила порог и остановилась. Сотни нарядно одетых придворных толпились здесь, стараясь обратить на себя внимание королевы.

Зал был огромным. Слева от входа стояли лучшие музыканты Англии, наигрывавшие на различных инструментах. У стены, напротив входа, на застеленном иноземными коврами подиуме восседала королева Елизавета. Середина зала оставалась свободной для танцев.

Внешний блеск имел большое значение при дворе Тюдоров, и мужчины в этом отношении затмевали женщин. Придворные красовались в камзолах и панталонах из золотой парчи, набивного шелка и бархата, тщательного подобранного по цветовой гамме. Мочки ушей украшали золотые серьги с драгоценными камнями, многие мужчины пользовались румянами.

Дамы носили платья со столь смелыми вырезами, что декольте Кили по сравнению с ними казалось целомудренно-скромным. Они были увешаны бесчисленными ювелирными украшениями, и создавалось такое впечатление, что придворные стремились надеть на себя все драгоценности, какие только были в их доме. Кили не понимала, как эти леди умудрялись держаться прямо, не сгибаясь под тяжестью сверкающих золота и камней.

54
{"b":"528","o":1}