ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы так мало любите нас, что хотите покинуть ради женитьбы? – спросила Елизавета.

– Миловидности леди Морганы далеко до ослепительной красоты вашего величества, – заявил Ричард с улыбкой. – Моргана Толбот – неравноценная замена вам.

– Дерзкий льстец, – сказала Елизавета и похлопала сложенным веером по руке Ричарда.

Взглянув на Берли, Ричард увидел, что тот старательно прячет улыбку.

– Как только получите согласие Толбота, привезите свою избранницу ко двору, – распорядилась Елизавета. – Мы не хотим лишаться такого финансового волшебника и прирожденного придворного, как вы. Мы не можем понять, что привлекательного вы находите в войне.

– Я беспокоюсь о своей сестре Кэтрин, – признался Ричард. – Она пишет, что в Ирландии начались беспорядки.

– Речь идет о графине Тайрон, – объяснил королеве Берли.

Елизавета вздохнула.

– Нам порой кажется, что мы посылаем волков управлять Ирландией.

– Кстати, Кэтрин пишет, что у них прохудилась крыша, и они испытывают большие трудности, поскольку ее супругу не разрешают ввезти в Ирландию свинец для ее починки.

– Свинец может быть использован для изготовления пуль, – заметил Берли.

– Пошлите зятю Ричарда все, в чем он нуждается, – распорядилась королева и, обращаясь к графу, добавила сухо: – У вас есть еще одна сестра, она живет в Шотландии. От нее к нам тоже есть какие-то просьбы?

– В данный момент никаких, – солгал Ричард.

Он не хотел говорить королеве, что его шотландский зять постоянно пристает к нему с просьбами помочь освободить Марию Стюарт из английского плена. Даже трое старших сыновей Бриджитт писали Ричарду письма с мольбами поспособствовать возвращению их королевы в Шотландию. При всей любви к родственникам Ричард не осмеливался обращаться к Елизавете со столь дерзкой просьбой. Королева встала, давая понять, что аудиенция закончена.

– В таком случае мы отправляемся в зал для аудиенций, где нас ждут наши подданные.

И с этими словами Елизавета в сопровождении Берли вышла из комнаты.

– А если у Деверо действительно появится наследник? – шепотом спросил Берли королеву, когда они шествовали по коридору.

– Пусть этот щенок произведет на свет даже сотню сыновей, меня это не волнует, – ответила Елизавета, искоса взглянув на своего министра. – Я не позволю одному из наиболее ценимых нами придворных ехать в Ирландию на верную смерть.

Берли кивнул, удовлетворенный ответом королевы.

Ричард последовал в зал за Елизаветой и ее министром и, остановившись в дверях, стал наблюдать за церемонией вручения подарков королеве. Ричард искренне любил Елизавету и восхищался ею. Несмотря на ее женское тщеславие и трудный характер, она умело управляла страной, и Деверо считал ее лучшим монархом, когда-либо занимавшим трон Англии.

– У вас всегда такое кислое выражение лица? – раздался вдруг голос за спиной Ричарда.

Он резко повернулся и оказался лицом к лицу с графом Лестером. Ричард с надменным видом взглянул на фаворита королевы.

– Летняя поездка ее величества по стране – это время забав и веселья, – сказал Дадли. – Неужели вы никогда не смеетесь или по крайней мере не улыбаетесь?

– Знаете, Лестер, я считаю, что смех – признак легкомыслия, – ответил Ричард. – А за улыбкой кроется желание обмануть своего собеседника.

И, не говоря больше ни слова, Ричард повернулся, чтобы уйти.

– Вы уже покидаете нас? Так скоро? – спросил Дадли саркастическим тоном. – Нам будет очень не хватать вас.

– Меня ждут Шропшир и невеста, – сказал Ричард и заметил, что его слова изумили Лестера, который на мгновение даже лишился дара речи.

Ричард усмехнулся и направился к выходу.

Глава 2

Кили принимала ванну в маленькой комнатке, которую она сняла в «Голове вепря», гостинице, расположенной по соседству с замком Ладлоу в Шропшире. Ее единственное окно выходило на мощеный внутренний дворик. Тесное помещение тем не менее было чистым и опрятным, а постель застелена свежим бельем.

«Признает ли меня отец?» – в сотый раз задавала себе вопрос Кили и отвечала на него утвердительно. Она представляла себе трогательную сцену встречи с хозяином замка.

Кили с достоинством войдет в парадный зал, и сидящий в кресле у очага Роберт Толбот встанет и обнимет ее. Он назовет ее дочерью, а она его – отцом. Они станут вместе оплакивать безвременную кончину Меган, а потом отец пообещает Кили любить и защищать ее, стараясь, чтобы из памяти дочери изгладились тяжелые воспоминания о восемнадцати годах страданий в доме отчима, без отцовской заботы и ласки.

Да, сцена встречи рисовалась Кили в розовых тонах. Но она задумалась и о том, что будет, если Роберт Толбот не захочет признать ее. Ведь много лет назад он покинул Меган. В конце концов, Кили была незаконнорожденным ребенком.

Девушка вспомнила Риса, и ее сердце сжалось от боли. Кили даже не дали попрощаться с любимым братом. Интересно, что он сделал, когда узнал об изгнании сестры?

Стук в дверь вывел Кили из задумчивости.

– Ты готова, малышка? – услышала она голос Одо.

– Нет, мне нужно еще несколько минут, – ответила Кили. Выйдя из бадьи, она вытерлась полотенцем и надела юбку из мягкой тонкой шерсти в тон своим фиалкового цвета глазам и оставлявшую открытой шею белую льняную блузку с длинными рукавами, присборенными на запястьях. Натянув черные кожаные сапожки для верховой езды, Кили надела на шею поверх белоснежной блузки цепочку со сверкающим, усыпанным драгоценными камнями кулоном в форме головы дракона.

Расчесав свои длинные густые иссиня-черные волосы, она заплела их в толстую косу.

– Входите! – крикнула она кузенам, приоткрыв дверь. – Вы помылись? – спросила Кили, окинув их внимательным взглядом с ног до головы, и когда они, как по команде, одновременно кивнули, заметила: – Должна признать, вы оба настоящие красавцы.

– Ты тоже чудесно выглядишь, малышка, – сказал Одо. – Готова встретиться с отцом?

– Как никогда, – заявила Кили, расправив плечи, хотя внутри у нее все холодело при мысли, что решается ее судьба.

– А наши вещи? – спросил Хью. – Мы захватим их с собой?

– Нет, они пока останутся здесь. Мы всегда успеем взять их, – ответила Кили улыбаясь.

Она храбрилась, хотя на душе у нее было тревожно. Взяв накидку, Кили направилась к двери. Одо и Хью последовали за ней. Во внутреннем дворике их уже ждал конюх, успевший оседлать Мерлин и лошадей Одо и Хью. Через несколько минут Кили и ее кузены выехали на дорогу, ведущую к замку Ладлоу.

Погода стояла великолепная. На небе не было ни облачка, дул легкий ветерок. Яркое солнце освещало леса на горизонте, домики под соломенными крышами, полевые цветы.

И над всей местностью возвышалась серая громада замка Ладлоу, возведенного из камня и похожего на диковинного зверя. Кили с замиранием сердца посматривала на него. Впервые в жизни она испытывала настоящий страх.

Кили глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Она не хотела выглядеть в глазах братьев трусихой.

– Вон над той башней развевается флаг герцога, – сказал Одо, указывая на замок.

– Значит, Ладлоу находится в своей резиденции, – заметил Хью.

– Мне что-то не по себе, – призналась Кили, теряя остатки мужества, и поворотила Мерлин. – Давайте перенесем визит к герцогу на завтра. Я уверена, что буду чувствовать себя намного лучше.

– Нет, ты должна сегодня довести дело до конца, – решительно сказал Одо и развернул свою лошадь так, что она перегородила Кили дорогу.

Девушка неохотно кивнула. В эту минуту ей хотелось только одного – сбежать в Уэльс, но она знала, что кузены не дадут ей этого сделать.

В Англии царил мир, поэтому разводной мост замка был опущен, и Кили со своими спутниками беспрепятственно въехала сквозь арку ворот во внутренний двор. Никто не останавливал их и не задавал никаких вопросов. И лишь при входе в главное здание навстречу вышел степенный слуга.

– Какова цель вашего визита? – обратился он к Кили и ее кузенам.

6
{"b":"528","o":1}