1
2
3
...
61
62
63
...
84

– Я ваш вечный должник, – вступил в разговор герцог, широко улыбаясь, – и хочу искренне поблагодарить вас за то, что долгие годы моя дочь находилась под вашей защитой.

– Не только его сиятельство, но и я у вас в долгу, – сказал Ричард.

– Защищать Кили, мою младшую сестренку, было для меня не только обязанностью, но и удовольствием, – заметил Рис.

– Сегодня сочельник, – сказала Кили, крепко держа брата за руку и не желая отпускать его после долгих месяцев разлуки. – Обещай, что ты останешься у нас на новогодний праздник.

– Я оставил вместо себя Корджи, который должен заботиться о поместье в мое отсутствие, но ведь ты знаешь, что он не намного умнее Одо и Хью, – ответил Рис. – Но я могу остаться на Рождество, согласна?

– Да, я буду очень счастлива! – воскликнула Кили и обернулась к отцу. – Рис привез важные новости, папа. Мэдок умер.

Герцог хотел принести свои соболезнования, но не стал этого делать, потому что привезенная Рисом новость нисколько не расстроила его. Кивнув дочери, он обратился к ее брату:

– Пойдемте со мной, барон Ллойд. Вам должны отвести комнату и предоставить все необходимое в ваше распоряжение.

– Мы еще увидимся, – сказал Рис, обнимая Кили и целуя в щеку. – Всегда помни о том, что я тебе сказал.

Когда Рис и герцог ушли, Ричард сел на стул у камина и посадил жену себе на колени.

– Что говорил тебе Рис и о чем ты должна всегда помнить? – спросил он.

– О том, что для меня в его доме в Уэльсе всегда найдется место, – ответила Кили, не поднимая глаз на мужа.

– Твой дом там, где живу я.

– Я никогда не смогу чувствовать себя в Англии как дома, – сказала Кили, взглянув прямо в глаза Ричарду.

– Ты привыкнешь.

– Но я всегда буду здесь чужой!

– Не говори глупости, – насмешливо сказал Ричард. – Графиня Бэзилдон не может чувствовать себя чужой в Англии.

– Придворные относятся ко мне с презрением, – возразила Кили. – Я для них – незаконнорожденная валлийка, хитростью заставившая жениться на себе первого графа Англии.

– Они просто ломают комедию, – попытался разубедить ее Ричард. – На самом деле придворные не уверены в себе. Если графиня Бэзилдон соизволит поговорить с ними, эти высокомерные идиоты почувствуют себя польщенными и удостоенными высокой чести.

– Но, может быть, я считаю их недостойными своего общества, – заявила Кили.

– Черт побери, Кили, ты стоишь на приемах с поникшей головой и потупленным взором. Чего ты стыдишься?

– Я ничего не стыжусь! – воскликнула Кили, поднимаясь с колен мужа. – Я – принцесса Уэльса, моими предками были Ллевеллин Великий и Оуэн Глендовер. Моя родословная безупречнее и благороднее, чем у королевы!

– Докажи это, – с вызовом в голосе сказал Ричард. – Приведи сегодня вечером Риса в парадный зал и представь его придворным.

Кили сразу же почувствовала неуверенность. Она считала, что ей не хватает мужества и она не способна на смелые поступки. Однако Кили не хотелось признавать это вслух.

– Я подумаю над этим, – наконец промолвила она. Ричард увидел, что она взволнована, и смягчился.

– Не забывай, что я буду рядом с тобой, дорогая.

«Не забывай, что я буду рядом с тобой, дорогая…»

Однако Ричард опять нарушил данное слово. Кили чувствовала себя обиженной. Она сердилась на себя за легковерие. Милому муженьку Кили почти удалось усыпить ее бдительность и забыть те жестокие уроки, которые жизнь преподала ее матери. Кили решила никогда больше не быть такой доверчивой.

В самом начале вечера Ричарда вызвали к лорду Берли, и он покинул парадный зал, оставив Кили в обществе герцога и леди Дон. Прошел уже час после его ухода.

Кили, не вслушиваясь в разговоры окружавших ее придворных, сосредоточила все свое внимание на входной двери, она ждала появления Риса. Может быть, Ричард был прав в своих оценках того положения, в котором оказалась его жена? Неужели действительно, если она снизойдет до этих английских аристократов, они признают ее? Или все же придворные отнесутся к ней с холодным презрением, памятуя о том, что она незаконнорожденная?

Кили не могла допустить, чтобы ее унижали на глазах Риса. Брат не стерпел бы этого. Рис был отважным воином, не знавшим страха, но он не мог сразиться на дуэли со всеми аристократами Англии.

Оглянувшись вокруг, Кили заметила, что атмосфера в зале неуловимым образом изменилась. Придворные казались сегодня более раскованными и оживленными, чем обычно, поскольку королевы не было в зале.

Бросив в очередной раз взгляд на входную дверь, Кили увидела, что в зал вошел Рис, и двинулась ему навстречу сквозь толпу.

Никогда в жизни Рис не выглядел таким красивым и мужественным, как в этот вечер. Он ни в чем не уступал Ричарду Деверо. Граф одолжил шурину один из своих костюмов, и Рис, который теперь был одет во все черное, походил на хищную птицу, готовую неожиданно напасть на зазевавшихся канареек.

– Как тебе здесь нравится, брат? – спросила Кили с приветливой улыбкой.

– Блеск твоей красоты, сестра, затмевает бледные прелести англичанок, – сказал Рис. – Повернись-ка и дай мне полюбоваться на тебя.

Засмеявшись, Кили покружилась перед ним. Вместо молоденькой девушки, любившей бродить по лесам Уэльса, Рис увидел очаровательную женщину, одетую в платье с глубоким вырезом, который, хотя и был слишком смелым, делал Кили еще привлекательнее. И все же, несмотря на произошедшую с ней перемену, суть и характер сестры не изменились.

Рис счел наряд Кили вызывающим, но ничего не сказал по этому поводу. Кили теперь принадлежала английскому графу, и Рис не хотел перечить мужу сестры.

– Ты должен познакомиться с женой моего отца, – заявила Кили, беря брата за руку. – Она очень добра ко мне.

Кили и Рис направились сквозь толпу туда, где стояли герцог и леди Дон. Сжимая руку Риса, Кили чувствовала себя необычайно уверенно. До ее слуха доносились перешептывания придворных, которые спрашивали друг у друга, кто этот красивый молодой незнакомец. Восторженное внимание придворных к Рису наполняло сердце Кили гордостью.

– Леди Дон, разрешите представить вам моего сводного брата барона Риса Ллойда, – сказала Кили.

Рис, поклонившись, поцеловал руку герцогини и сказал:

– Примите мою благодарность за то, что были добры к моей сестре.

– Если бы я не была безумно влюблена в моего Талли, – промолвила леди Дон грудным голосом, лукаво улыбаясь, – я непременно положила бы глаз на вас, барон, точно так же, как все эти молодые леди, которые тайком посматривают в нашу сторону.

– Пойдем, Рис, – сказала Кили, решив принять вызов, который бросил ей муж. – Я хочу представить тебя придворным.

Взяв брата под руку, Кили повела его по залу. Отыскав взглядом беременных компаньонок своей мачехи, с которыми недавно познакомилась, Кили направилась к ним.

– Леди Тесси и леди Блэр, – обратилась она к ним с очаровательной улыбкой, – я хочу представить вам моего брата, барона Ллойда.

Склонившись к руке Тесси, Рис сказал:

– Вы выглядите божественно в этом небесно-голубом платье.

Тесси вздохнула.

– Мне бы очень хотелось, чтобы Пайнз умел делать комплименты столь же искусно, как и вы, – промолвила она.

Повернувшись к леди Блэр, Рис галантно поклонился и открыл было рот, чтобы сделать комплимент и ей, но сестра опередила его.

– Как поживает дорогой Горацио? – спросила Кили, сдерживая смех.

– О Боже, Горацио жрет все подряд, как настоящая свинья, – ответила Блэр.

Кили засмеялась и повела брата дальше по залу, прошептав на ходу:

– Горацио – ее любимец.

Рис искоса взглянул на сестру.

– Ты шутишь?

Кили покачала головой.

– А у леди Дон живет любимый гусь по имени Энтони.

– Познакомь меня с незамужними красавицами, – попросил сестру Рис, – с такими, например, как вон те три очаровательные девицы.

Кили проследила за взглядом Риса и увидела Моргану, Сару и Джейн, которые смотрели в их сторону. Без сомнения, они пытались отгадать, кто этот красивый джентльмен, которого Кили держит под руку.

62
{"b":"528","o":1}