ЛитМир - Электронная Библиотека

От этой мысли у Кили сразу же улучшилось настроение, и, упаковав несколько самых необходимых вещей в кожаную сумку, она легла спать в лучшем расположении духа, чем проснулась.

Надеясь избежать продолжения ссоры с женой, Ричард вернулся в спальню позднее, чем обычно. Он быстро разделся в темноте, не зажигая свечи, бросил одежду на пол, а потом лег в постель, прижался к спящей жене и скоро уснул.

Казалось, что он совсем недавно погрузился в глубокий сон, но тут вдруг громкий стук, похожий на удары молота по наковальне, вернул его снова к действительности. Это гулко стучала кровь в его тяжелой голове. Ричарду было трудно приподнять веки. «О Боже, – подумал он, – зачем я выпил так много вина?» Он протянул руку, чтобы обнять жену, но ее не было на постели. Услышав тихий шорох, Ричард понял, что это Кили ходит по комнате.

– Сколько времени? – спросил он, не открывая глаз.

– Еще очень рано.

Почувствовав, что Кили стоит рядом с кроватью, Ричард открыл наконец глаза и увидел, что она кладет пергамент на подушку. Ослепленный яркими лучами солнца, бившими из окна, он прищурился, почувствовав острую резь в глазах и боль в голове.

– Что это? – спросил он, бросив взгляд на пергамент.

– Записка тебе, – ответила Кили.

– Записка? От кого?

– От меня.

Ричард изогнул медно-рыжую бровь, выражая недоумение.

– И что же в ней написано?

Взяв с пола кожаную сумку, Кили повернулась и сказала:

– Я еду домой.

Ричард застонал. Меньше всего на свете ему сейчас хотелось разбираться с новыми проблемами, такими, например, как сбежавшая жена. Почему эта чертовка не может подождать, когда его мысли прояснятся и голова перестанет трещать от боли?

– Я запрещаю тебе покидать эту комнату, – сказал Ричард тоном, не терпящим возражений.

– Дорогой мой, добавь целебные травы, помогающие от лихорадки, в кружку с подогретым сидром, размешай и выпей. Головная боль пройдет, – промолвила Кили с лучезарной улыбкой и вышла из комнаты.

Ричард вскочил с кровати и, подбежав к двери, распахнул ее. Однако он вынужден был остановиться на пороге.

Проходившая мимо служанка подмигнула ему и, смеясь, воскликнула:

– Оказывается, слухи верны! У вас действительно большая веснушка на кончике…

Ричард захлопнул дверь и стал озираться, пытаясь отыскать одежду, которую прошлым вечером разбросал по полу. Но его аккуратная жена уже успела свернуть ее и убрать в шкаф, и Ричард впустую потратил пять минут на поиски своих панталон, рубашки и туфель.

Когда он снова открыл дверь и ринулся было из комнаты, то чуть не споткнулся о поднос с завтраком, который успели поставить, пока он одевался. Ричард замер на мгновение, а потом нагнулся и поднял его. На подносе лежали сваренные вкрутую яйца, сыр, хлеб и горка нарезанной ветчины. Ричард взглянул на аппетитные ломтики мяса, но от мысли о еде его затошнило. Большое количество вина, выпитого им накануне, лишило его аппетита, на который он обычно не жаловался.

Его взбалмошная жена совершенно не беспокоилась о ребенке, которого носила под сердцем. Отправившись на пустой желудок в Уэльс и моря себя голодом, она подвергала его жизнь опасности. Ричард решил сначала затолкать в рот Кили весь завтрак, который стоял на подносе, начав с ненавистной ей ветчины, а затем запереть ее в комнате.

Выбежав из дворца, Ричард увидел Кили. Она неторопливо шла через лужайку. По ее виду и неторопливой походке нельзя было сказать, что она беглянка. Любуясь округлыми линиями ее бедер, Ричард невольно улыбнулся. Его головная боль немного утихла. Красота жены, словно бальзам, благотворно влияла на здоровье и расположение духа графа.

«Приказной тон и чтение нотаций не сделали эту своенравную колдунью более покладистой, – подумал Ричард. – Может быть, легендарное обаяние Деверо окажется более действенным?»

Войдя в тускло освещенную конюшню, Ричард увидел Кили, стоявшую у открытого стойла Мерлин, и вздохнул с облегчением. У нее по крайней мере хватило ума не поднимать тяжелое седло. Мерлин седлал Хью. А Одо в это время пытался отговорить кузину ехать в усадьбу Деверо. Когда граф приблизился, все трое обернулись и вопросительно уставились на него.

– Завтрак подан, – сказал Ричард с пленительной улыбкой на устах.

– Я никогда не завтракаю, – заявила Кили, на которую, по-видимому, не подействовали его чары.

– Не забывай, что ребенку необходимо питание.

– Я пообедаю попозже.

Отвернувшись от мужа, Кили погладила Мерлин по носу.

Ричард поставил поднос на землю. Боясь сорваться, он посчитал в уме до десяти, а затем на всякий случай продолжил счет. Он по натуре не был вспыльчивым человеком, однако жена, с ее несносным характером, легко выводила его из себя. По ее милости в нем проявлялись его худшие качества. Впрочем, и лучшие тоже.

– Неужели ты собираешься ехать в Уэльс одна? – спросил Ричард.

Обернувшись, Кили удивленно взглянула на него.

– Я не собираюсь ехать в Уэльс.

– В таком случае куда же ты отправляешься? – спросил Ричард, с трудом сдерживая себя и стараясь говорить, не повышая голоса.

– В усадьбу Деверо.

Ричард успокоился и подошел ближе.

– Мне хотелось бы поговорить с тобой, прежде чем ты уедешь, – сказал Ричард.

– Хорошо, – согласилась Кили. – Что именно ты хочешь обсудить со мной?

Ричард открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут раздался громкий голос Одо:

– Нет, Мерлин! Прекрати, мерзкая лошадь!

Бросив взгляд через плечо, Кили увидела, что Мерлин пожирает их завтрак.

– Успокойся, – обратилась она к кузену. – Пусть себе ест на здоровье.

– Кили, почему ты решила уехать? – спросил Ричард.

– Я уже говорила тебе об этом. Я не могу привыкнуть к жизни при дворе.

– Но почему?

Кили потупила взор, как будто испытывала смущение, высказывая свои заветные мысли.

– Жизнь при дворе разрушит наш брак. Ты или не обращаешь на меня никакого внимания, или ругаешь за совершенные мной ошибки. Может быть, живя в усадьбе Деверо, я не буду вызывать так часто недовольство у тебя.

– Это не ты вызываешь у меня недовольство, – сказал Ричард, приподняв ее голову за подбородок и вглядываясь в любимые фиалковые глаза. – По правде говоря, жизнь при дворе не кажется мне привлекательной, но я обещал Елизавете остаться здесь до Крещения. Мы вернемся в усадьбу Деверо, когда двор переедет в Ричмонд.

– Две недели, проведенные здесь, убьют меня, – промолвила Кили.

– Не преувеличивай, – сказал Ричард, проводя пальцем по ее шелковистой щеке. – Если ты останешься, я обещаю надеть ритуальное одеяние, которое ты мне подарила.

Кили некоторое время пристально вглядывалась в лицо мужа и поняла, что он говорит совершенно искренне. Ей было ясно, что муж старается подкупить ее, чтобы она осталась. Но если его так сильно беспокоит ее отъезд, может быть, их брак не так уж безнадежен?

– Пойдем, любовь моя, – сказал Ричард. – Я позавтракаю, а ты посмотришь, как я ем.

Внезапно позади них раздалось душераздирающее лошадиное ржание. Повернувшись, Ричард и Кили увидели, как Мерлин упала сначала на колени, а потом на бок. Охваченная предсмертной судорогой, кобыла стонала от боли.

Испугавшись за жену, Ричард схватил ее за плечи, стараясь удержать, но отчаяние придало Кили силы. Вырвавшись из рук мужа, она бросилась к Мерлин и, опустившись рядом с ней на колени, приподняла голову лошади.

– Ричард, помоги ей! – взмолилась Кили.

Бросив взгляд на пустой поднос, Ричард посмотрел на Одо и Хью, которые молча кивнули, догадавшись, какое решение принял граф.

– Единственное, что я могу сделать, – это избавить ее от мук и ускорить смерть, – сказал он, обращаясь к жене, и взял кинжал, который ему протянул Одо. – Прошу тебя, подожди во дворе.

– Нет, я останусь, – возразила Кили. – Сделай это поскорее.

Ричард опустился на колени рядом с женой и аккуратно перерезал кобыле горло. Не обращая внимания на море крови, Кили держала на коленях голову умирающей лошади и шептала ей ласковые слова, стараясь облегчить страдания Мерлин. Через несколько минут судороги лошади прекратились и в конюшне установилась мертвая тишина. И только тогда Кили позволила себе разрыдаться.

64
{"b":"528","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Опасная улика
Призрак в кожаных ботинках
Мастер Ветра. Искра зла
Сила других. Окружение определяет нас
Дети мои
Метро 2033: Спастись от себя
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Любая мечта сбывается
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками