ЛитМир - Электронная Библиотека

– А чего хотите вы? – многозначительно спросил герцог, сделав ударение на последнем слове. – Если Кили решит сохранить в секрете то, что на самом деле она родилась в законном браке, вы будете возражать против этого?

– Нисколько.

Герцог Ладлоу бросил на графа недоверчивый взгляд.

– Но ведь будучи мужем моей дочери, вы имеете право подать королеве прошение о наследовании принадлежащего мне имущества. Я не стал бы его оспаривать.

– Ваше сиятельство, я – самый богатый человек в Англии, – напомнил ему Ричард. – Если бы я хотел завладеть вашим имуществом, я женился бы на Моргане.

Герцог невольно улыбнулся.

– Я женился на незаконнорожденной валлийке, у которой за душой не было ни пенни, потому что… – Ричард улыбнулся, – потому что я люблю ее.

Солнце умерло, оставив после себя закатное зарево, как делало это каждый день, и спустившийся сумрак возвестил о том, что наступил вечер. Через час после ужина два человека, одетые во все черное, появились на пороге дома, настороженно осмотрелись кругом и вышли во двор, переступив через тела спавших на крыльце стражников. Это были граф Бэзилдон и герцог Ладлоу. Выйдя во двор, они направились по дорожке в сторону конюшни.

– Не хотел бы я оказаться на месте этих бедняг, когда Дадли обнаружит, что я бежал из-под стражи, – прошептал Ричард.

– У каждого свой крест, – ответил герцог Ладлоу. – И я согласен, что в данной ситуации им придется не сладко.

Роджер улыбкой приветствовал графа и герцога, когда те вошли в конюшню.

– Я еду с вами, – заявил мальчик, показав на трех оседланных лошадей.

– Нет, ни в коем случае, – сказал Ричард.

– Я могу оказаться полезным, – настаивал Роджер. – Ведь это именно я спас леди Моргану от неминуемой смерти.

– Нет, ты никуда не поедешь.

Однако Роджер не собирался уступать.

– Я в долгу перед леди Деверо и, кроме того, не желаю бросать в беде своего делового партнера.

Ричард удивленно изогнул бровь. Неужели этот пострел считает, что граф не способен всыпать ему как следует? Нет, этому мальчишке действительно надо надрать уши!

– Ваша супруга ссудила мне деньги, которые я вложил в торговую компанию «Левант», – объяснил Роджер. – Впрочем, это длинная история. Я расскажу вам по дороге.

Ричард положил ладонь на плечо мальчика.

– Я высоко ценю твою преданность, но если с тобой что-нибудь произойдет, твой отец с меня голову снимет. Кроме того, кто защитит леди Дон и леди Моргану в наше отсутствие?

Роджер нахмурился с недовольным видом. Сбросив со своего плеча руку графа, он сказал:

– Даже при всем моем уважении к вам, вынужден заявить, что вы несете полную чушь, пытаясь быть снисходительным ко мне.

Герцог засмеялся, удивляясь дерзости пажа.

Ричард поморщился. Мальчик говорил чистую правду.

– Разрешите этому неоперившемуся птенцу отправиться вместе с нами, – попросил герцог, обращаясь к зятю.

Ричард быстро повернулся к тестю.

– Вы что, с ума сошли? – резко спросил он.

– Если мы не возьмем его с собой, он тайком поедет за нами, – сказал герцог. – Не правда ли, мой друг?

Роджер усмехнулся и кивнул.

– Роджер будет в большей безопасности, находясь рядом с нами, – заявил герцог.

– Если мы попадем в беду, скачи в замок Ладлоу, – сказал Ричард, обращаясь к мальчику. – Ты меня понял?

Роджер поспешно кивнул.

– А как вы планируете убить барона? – спросил он возбужденным тоном.

– Я буду убивать его очень медленно, – ответил Ричард. – Испытывая при этом огромное наслаждение.

Граф Бэзилдон, герцог Ладлоу и королевский паж сели на коней и поскакали на запад, в сторону Шропшира.

Глава 19

«Но где же Ричард?» – спрашивала себя Кили, глядя на окрестности из окна своей комнаты, расположенной на втором этаже дома Смайт-Прайори. Западный край неба окрасило закатное зарево, но Кили не замечала торжественной красоты природы.

Ее муж исчез.

Добираясь сюда на лодке, Ричард должен был опередить жену и уже поджидать ее в Смайт-Прайори. Может быть, он упал с башни Крейдл и разбился? Нет, шестое чувство, доставшееся ей в наследство от предков-друидов, подсказало бы Кили, что ее муж отправился в великое путешествие. Тогда, может быть, Ричарда схватили и снова заточили в башне? Только великая богиня-мать знала ответы на эти вопросы.

Достав из сумки черный матерчатый мешочек, Кили высыпала из него на ладонь священные камни, а потом выбрала из них белый агат для духовного руководства и восемь фиолетовых бериллов, помогающих преодолевать невезение. Затем из кожаного мешочка на свет появился маленький золотой серп.

Прошло несколько мгновений после начала ритуала, как перед мысленным взором Кили замелькали смутные образы…

Сквозь клубы тумана, которые постепенно рассеялись, Кили увидела воина с огненной копной волос, символизировавшего белую магию. Он сошелся в смертельной схватке с черным драконом, символом зла… Воин взмахнул своим мечом и отрубил дракону голову, побеждая тем самым зло… А затем он медленно повернулся лицом к ней и произнес:

– Кили, где ты?

Образ вдруг исчез, и Кили вернулась к действительности, услышав мужской голос, обращавшийся к ней с вопросом:

– Кили, вы заболели?

Кили бросила взгляд через плечо и несколько мгновений молча смотрела на вошедшего. Это был барон Смайт.

– Не двигайтесь, – приказала она, подняв руку. – Нельзя нарушать магический круг.

Бросив на нее озадаченный взгляд, Уиллис подошел к камину и, поставив на стол поднос с ужином, снова обернулся к Кили и стал наблюдать за ней.

Кили поспешно прошептала слова благодарности богине и разомкнула магический круг. А затем, стараясь не смотреть на помешавшего ей совершить священный ритуал барона, собрала камешки и спрятала их в мешочек.

Наконец Кили выпрямилась и, нервно улыбаясь, повернулась лицом к Смайту, стоявшему у камина, скрестив руки на груди. Черное облако, парившее у него над головой, казалось теперь еще более зловещим. В коридорах дома пряталась смерть, поджидавшая предопределенного судьбой момента, чтобы заявить свои права на то, что ей по праву принадлежало.

– Чем это вы тут занимались? – спросил Уиллис.

– Молилась о том, чтобы мой муж прибыл целым и невредимым, – ответила Кили.

– Посреди выложенного из камней круга? Неужели вы ведьма?

– Что-то вроде того, – промолвила Кили, и на ее губах появилась загадочная улыбка.

«Еще один простак, – подумала она, – который живет ограниченной жизнью, пребывая в духовном невежестве. Святые камни! Англия наводнена подобными людьми!»

Уиллис улыбнулся ей в ответ.

«Она точно так же глупа, как и ее сестра, – решил он. – Заставить ее подчиняться моей воле будет нетрудно».

Подойдя к окну, барон взглянул на вечернее небо. Ему в глаза бросились старомодные ставни, и, обернувшись к Кили, он сказал:

– Я намереваюсь перестроить этот дом, чтобы отдать его одной из моих дочерей в качестве приданого.

– Вы собираетесь жениться? – спросила Кили, удивленная его замечанием.

– Да, и очень скоро, – ответил Уиллис с усмешкой. – Я мечтаю о том, чтобы произвести на свет дюжину черноволосых Смайтов.

Черноволосых Смайтов…

Кили нахмурилась. Слова барона отдавались эхом в ее сознании, будя неожиданные мысли и догадки. Смайт – это кузнец![10] Черноволосый кузнец!

«Остерегайся черноволосого кузнеца», – всплыли в ее памяти пророческие слова Меган.

– Что вы сделали с Ричардом? – прямо спросила Кили, не думая о последствиях, к которым мог привести ее вопрос.

И тут барон сбросил маску.

– Возможно, вы не столь глупы, как мне сначала показалось, – промолвил он. – Я жду известий о том, что ваш муж погиб при попытке бегства из-под домашнего ареста от рук стражников. Сразу после получения этого известия сельский священник обвенчает нас.

Кили почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног, и оперлась о стол, чтобы не упасть.

вернуться

10

Фамилия барона Смайт (Smythe) созвучна английскому smith – «кузнец».

77
{"b":"528","o":1}