ЛитМир - Электронная Библиотека

– Приветствую вас, кузены, – широко улыбаясь, сказал Ричард. Он так обрадовался, увидев родственников жены, что готов был расцеловать их.

– Прикажите своим людям отпустить арестованных, – приказал Одо, обращаясь к Дадли.

– А потом сложите оружие, – добавил Хью, приставив острие своей шпаги к спине графа Идена.

– Тот, кто препятствует осуществлению королевского правосудия, будет сурово наказан, – предупредил Дадли. – Ручаюсь, что вас повесят на Тайбернском холме.

– Что ты думаешь по этому поводу, брат? – спросил Одо.

– Давай перебьем их всех, – предложил Хью. – Тогда этот ублюдок не сможет донести королеве, что мы препятствовали осуществлению правосудия.

– Если вы дорожите своим здоровьем, Дадли, делайте то, что они вам сказали, – посоветовал Ричард и, видя, как отчим слегка касается острием своей шпаги щеки Лестера, продолжал: – Когда дядя Хэл нервничает, у него начинают сильно дрожать руки. Царапина, нанесенная острием его шпаги, испортит ваше красивое лицо.

– Все это очень забавно, – хмыкнул Дадли и приказал своим людям: – Сложите оружие. И вы, Дебретт, тоже.

Пятеро солдат отпустили своих пленников и положили на землю шпаги. Дадли и Дебретт тоже разоружились.

– Сядьте у стены дома и поднимите руки вверх, – распорядился Хью.

Когда семеро мужчин подчинились его приказу, Хью встал рядом с ними, готовый пресечь любую попытку к сопротивлению.

– Если пошевелитесь, – предупредил он их, – я разрублю вас на мелкие куски.

– Где Кили? – спросил Ричард Одо.

– В безопасности, в доме Риса в Уэльсе.

«Слава Богу!» – с облегчением подумал Ричард и, положив руку на плечо Одо, промолвил:

– Спасибо тебе, кузен.

– Всегда готовы к услугам, – опередив старшего брата, сказал Хью. – Юный маркиз остался с ней.

– Кили послала нас в Лондон, чтобы мы сняли с тебя подозрение в убийстве, – сообщил Одо. – Но мы решили сначала заехать сюда и убить барона за то, что он осмелился ударить нашу малышку. – Повернувшись к герцогу, Одо продолжал: – Похоже, из Генри вырастет отважный человек, он вел себя как настоящий герой. Рискуя жизнью, он вызволил малышку из дома Смайта.

– Спасибо за то, что рассказали мне об этом, – промолвил герцог и гордо выпятил грудь. – Я всегда считал, что сын пошел в меня.

– Мы могли бы удерживать здесь Дадли в течение нескольких дней, пока вы не съездите за Кили, – сказал дядя Хэл, обращаясь к Ричарду.

Ричард кивнул, принимая его предложение.

– А как же я? – спросил Роджер, бросив тревожный взгляд на отца.

– Мальчик мой, – с улыбкой сказал Ричард, – мы с его сиятельством и не думали оставлять тебя здесь.

– Давайте возьмем их лошадей, – предложил герцог. – Этим мы сэкономим время, ведь наши еще не оседланы.

– Нет, мы отправимся в путь на своих собственных, – возразил Ричард.

– Подождите, милорды, – остановил их Одо. – Рис так просто не отдаст вам Кили и Генри, он рассчитывает взять за них выкуп.

Граф Лестер и граф Иден переглянулись.

– Мой шурин хочет взять с меня выкуп за жену? – возмущенно спросил Ричард, и его лицо вспыхнуло от гнева.

Одо кивнул.

– И сколько же он хочет?

– Речь не о деньгах, – ответил Одо, повернувшись к герцогу. – Барон Ллойд желает взять в жены благородную и прекрасную – так он сам сказал – леди Моргану.

Герцог улыбнулся.

– Я охотно отдам свою дочь за барона Ллойда и назначу неплохое приданое, – сказал он.

Ричард, герцог и Роджер направились к конюшне.

– Роджер, вернись! – закричал вслед сыну граф Иден. – Послушайся отца, или я изобью тебя до полусмерти. Я лишу тебя наследства!

Ричард резко остановился и медленно повернулся к графу.

– В Роджере больше благородства, чем в десяти аристократах, – заявил он, обнимая мальчика за плечи. – Если хотя бы один волос упадет с его головы, я разорю вас.

– Это угроза? – с вызовом спросил граф Иден.

– Считайте, что это обещание.

Граф Бэзилдон, герцог Ладлоу и королевский паж повернулись и продолжили свой путь, направляясь к конюшне.

– А почему мы не взяли их лошадей? – спросил Роджер.

– Мальчик мой, всегда думай о том, каким будет следующий ход твоего противника, – промолвил Ричард. – Если бы мы взяли их лошадей, Дадли постарался бы обвинить нас в воровстве и убедить Елизавету повесить нас.

В двадцати пяти милях к северо-западу от Смайт-Прайори, в закрытой со всех сторон долине среди гор, южнее озера Вернви, располагалось родовое гнездо Ллойдов. В горы Уэльса весна всегда приходит поздно, но утро этого дня было особенно холодным и пасмурным, несмотря на то что несколько часов назад наступило первое мая. Зима, казалось, напоминала людям о том, что еще не побеждена окончательно.

Перед обедом Кили вошла в парадный зал дома Ллойдов, держа одну из старых белтейнских корзинок своей матери. Через руку у нее был перекинут тяжелый шерстяной плащ. Положив плащ и корзинку на стол, она села рядом с братом.

– У тебя такой живот, как будто ты проглотила что-то большое и круглое, – шутливо сказал Рис, подмигнув сестре. – Как твоя рука?

– Намного лучше.

Кили посмотрела на свой живот и покраснела. И тут же ее лицо омрачила тревога.

– Как ты думаешь, Одо и Хью сумеют благополучно добраться до Лондона? – забеспокоилась она.

– Если бы ты была разбойником, ты напала бы на таких гигантов?

Кили покачала головой.

– А сколько времени потребуется на то, чтобы освободить моего мужа? – спросила она.

– Это зависит от королевы Англии, – ответил Рис. – Уэльс – твоя родина, сестренка. Живи в этом доме столько, сколько захочешь. Я был бы счастлив, если бы ты осталась здесь навсегда.

– Спасибо, – с улыбкой поблагодарила его Кили. Теперь, когда Мэдок умер, она чувствовала себя частицей семьи Ллойд. Никто не называл ее здесь незаконнорожденной. Все члены семейства Ллойд и слуги относились к ней очень дружелюбно, во всяком случае, лучше, чем раньше. Возможно, они всегда любили ее, но боялись гнева Мэдока и поэтому скрывали свои чувства.

– Я не могу остаться здесь навсегда, – сказала Кили. – У меня есть муж и скоро родится ребенок, я не хочу разлучать их, они нужны друг другу. Я люблю Ричарда, Рис, хотя он очень испорчен.

Рис искоса взглянул на сестру.

– Испорчен? Что ты подразумеваешь под этим? – спросил он.

– Он англичанин, и это мешает ему заглянуть за горизонт.

Рис закусил губу, сдерживая смех. Его сестра была восхитительно нелогична. В конце концов, из всех знакомых Рису людей только Кили и Меган обладали такой остротой зрения, что могли заглянуть за горизонт. Некоторые считали, что мать Кили обладает сверхъестественными способностями, но сам Рис был прагматиком и не верил в это.

Взглянув на присутствующих в парадном зале слуг и домочадцев, Кили спросила:

– А где Генри?

– Общается со своей новой подружкой, грудастой Элен, – ответил Рис, подмигнув сестре.

Кили закатила глаза. Ей следовало бы лучше следить за младшим братом, но после того, как он спас ей жизнь, Кили не хотела опекать его на каждом шагу и лишать маленьких радостей.

– Я должна собрать хворост для белтейнского костра, – сказала Кили, накидывая свой плащ и беря в руки корзинку. – А потом я хочу сходить на могилу Меган.

– Сегодня холодно, – предупредил ее Рис. – Не гуляй слишком долго, а то простудишь моего племянника.

– Ты хотел сказать – племянницу, – поправила его Кили и вышла из зала.

Во дворе Кили глубоко вдохнула чистый горный воздух. Низкое пасмурное небо было затянуто серыми тучами, но между ними тут и там уже виднелись крошечные просветы, сквозь которые пробивались солнечные лучи. Глядя на небо, Кили думала о том, что зима зря старается сохранить свою власть на землей и людьми. Внутренним зрением, доставшимся ей в наследство от предков-друидов, Кили заглядывала за горизонт и видела, что за нависшими грозными тучами прячется весна.

Поплотнее закутавшись в плащ, Кили направилась в лес, с которым граничило поместье Ллойдов. Повесив корзинку на левую руку, она начала искать веточки девяти видов деревьев, необходимые для того, чтобы разжечь белтейнский священный костер.

82
{"b":"528","o":1}