ЛитМир - Электронная Библиотека

Мои тоскливые думы прервал звонок в дверь. На пороге стоял... Андрей. С букетом сиреневых астр.

— Я вычислил номер вашей квартиры! — радостно возвестил он, топая прямо в прихожую. — Извините, что без приглашения, но я подумал, что вам может понадобиться это. — И он протянул мне оплакиваемые потерянные листочки для моего перевода! — Их отнесло потоком ветра к моей платформе, — пояснил он. — Теперь порядок?

Я кивнула.

— Может... прогуляемся? — несмело спросил Андрюша. Я кивнула еще энергичнее:

— С удовольствием!

В понедельник, услышав, что я пришла, Лемке выскочил из своего кабинета, как охотник из засады.

— Ну? — впился он в меня глазами. — Как перевод?

— Порядок! — Моя улыбка была блаженной и искренней.

— Ну а как свадьба? — смягчившись, поинтересовался он.

— Чья, моя? — пошутила я. — Вполне вероятно, что скоро...

Лицо Лемке изменилось, и он тяжело опустился на стул:

— Когда прекратится это безобразие, а?

«ХАЙЛИГЕ НАХТ»

Кажется, что совсем недавно мы лежали на жарком солнышке на берегу теплого Черного моря, попивали ледяное белое вино, вдыхали ароматы разогретых кипарисов и роз... Но, как говорится, «оглянуться не успели, как зима катит в глаза». За окном снег, холод, люди в меху и пуху. В душе бродит приподнятое настроение по случаю долгих рождественских каникул, в памяти мелькают ностальгические воспоминания далекого детства — елка, игрушки, мандарины, маскарад в школе, звенящий каток... Но есть одна проблема, отравляющая предвкушение праздников, от нее хочется отмахнуться, уйти в подполье, забыться и уснуть и проснуться ровно в двенадцать ночи тридцать первого декабря.

В преддверии всенародных гуляний по случаю Нового года и Рождества население всей нашей страны озабочено проблемой праздничных подарков родным, близким, друзьям и сотрудникам. Граждане заполняют все магазины и рынки, носясь с безумными глазами и открытыми ртами, блуждая взглядами по прилавкам и витринам в надежде найти что-то особенное и оригинальное, чтобы порадовать дорогих для себя людей. Все свободное время и лишние деньги тратятся именно на выбор подарка. Причем сложнее всего не приобрести подарок, а путем длительных рассуждений и размышлений все-таки решить, что именно совершенно необходимо преподнести в дар. Любой подтвердит, что эта проблема нешуточная, отнимающая массу моральных и физических сил и уменьшающая количество нервных клеток. Но есть, есть люди, способные принять неординарное решение в отношении новогодних и рождественских подарков. Раньше я считала, что умею выбирать подарок. С выбором подарков для родных я еще справляюсь, но как напрягает обдумывание новогодних подарков для коллег по работе пятый год подряд! Офис у нас не очень большой, но пятнадцать аккуратных свертков приготовить надо. А по-моему, лучше делать так, как на фирме у друзей. Они заранее договариваются, сбрасываются и идут отмечать Новый год в какое-нибудь интересное место. У нас же все очень примитивно. С утра мы вручаем подарки друг другу, потом в три часа дня наше руководство в лице господина Лемке с бокалом шампанского поздравляет коллектив и сообщает, что оно ценит труд и заслуги каждого. (Надо заметить, что это единственный случай в году, когда нам сообщают, что нас ценят.) Рассорившись со всей своей родней, Лемке празднует католическое Рождество и Новый год в Москве, вместо того чтобы стоять над жареным гусем в каком-нибудь захудалом городишке Австрии в окружении малознакомых людей и голосить всем хором: «О, хай-лиге нахт!»

Но не буду удаляться от темы подарков. Каждый год главбух Анна Леонардовна дарит свечку в виде снеговика или Деда Мороза, администратор локальной сети Вовик — мягкую игрушку, а секретарша Тамара преподносит всем женщинам и мужчинам что-нибудь по домашнему хозяйству фартук, прихватку или вышитую салфетку. Процедура получения подарка отработана не хуже, чем во МХАТе: сначала делаешь лукаво-озабоченный вид, когда снимаешь подарочную бумагу, изумленно-дебильный — когда разглядываешь, что за кошмар тебе преподнесли, а потом желательно разразиться визгливым похрюкиванием, демонстрируя, что лучшего подарка ты в жизни не видела и что дальнейшая жизнь была бы немыслима, если бы ты не получила эту свечку кошмарно-зеленого цвета.

Нет, не стану грешить: все мои коллеги, за редким исключением, приятные и хорошие люди, но с удивительно бедной фантазией. Я, например, знаю; что юрист Иван Казимирович любит пить чай, заместитель директора Леопольд Дмитриевич — страстный цветовод, менеджер Валя любит все в розочках и т.д. Вот и приобретала я из года в год что-нибудь соответствующее вкусу и склонности одариваемого. Правда, мои подарки принимали точно так же, как я описала выше, — недоумение, изумление, радостное похрюкивание. Меня это немного огорчало — ведь дарила я нужные, практичные вещи, не в пример Толику, который однажды вызвал Деда Мороза со Снегурочкой к Вове Иванову (на самом деле коммерческому директору Владимиру Ивановичу Иванову). А чего стоит его подарок главному бухгалтеру — полугодовая подписка на журнал «Свиноводство в России»? Кстати, он только недавно устроился на новую работу, но об этом как-нибудь потом.

В прошлом году с выбором подарков я запоздала — на свадьбе подруги я встретила Андрюшу и влюбилась... Короче, в последнюю неделю декабря я мучительно ломала голову над тем, кому и что подарить, но так, чтобы не повторяться. «Зря ты так мучаешься, — прокомментировал мои мучения Андрей. — Надо дарить не то, что может понравиться, а то, что может совсем не понравиться!» Несколько минут я обдумывала парадокс моего молодого человека, на которые он вообще большой мастер. Безусловно, в этом высказывании есть свое рациональное зерно. Я перечеркнула почти готовый список, взяла новый лист бумаги и решительно стала набрасывать против каждой фамилии предполагаемый подарок. Работа спорилась, время от времени Андрей подавал совершенно неожиданные идеи, и спустя сорок минут все было кончено.

Тридцатого декабря принаряженный офис нашей фирмы был до краев полон смолистым запахом настоящей ели, усиленными ароматами духов наших офисных дам, пестрел яркими праздничными нарядами и блеском мишуры. Время от времени из разных концов офиса доносилось радостное похрюкивание. С легким биением сердца я стала доставать из сумки свои подарки. Легкие сомнения относительно некоторых идей, особенно подсказанных Андреем, не улетучились. С кого же начать свои поздравления? «Пойду к Вове, — решила я, — он все равно погружен в компьютерные проблемы, может и не запомнить, что я ему подарила».

— С наступающим, Вовик! — игриво протянула я сверток. Вова сделал соответствующее выражение лица, развернул бумагу, помолчал, а через секунду на меня глянули глаза, полные безумного блеска.

— Вот удружила, — произнес он совсем не традиционные слова и тотчас же навел подаренный бинокль на окно соседнего здания. — Класс, — забормотал он, — и как ты угадала? Я всю жизнь мечтал о таком!

Вторая дверь, куда я не без робости постучала, была в кабинет главного бухгалтера. «Андрюша все-таки гений», — подумала я, глядя, как Анна Леонардовна, по жизни строгая корпулентная дама, весело отплясывает с черным кружевным веером, воткнув в голову костяной гребень а-ля Кармен.

Дальше — сплошной праздник, хотя в это трудно поверить. Начальник отдела продаж, карьерист и «яппи», с удовольствием углубился в изучение толстого учебника по магии и оккультизму. Замдиректора Леопольд Дмитриевич многозначительно жал мне руку, крепко вцепившись в лихого морячка — чайную кружку (оказывается, он полжизни прослужил в военном флоте). Секретарша Тамара — пухлое розовое херувимоподобное существо — плакала от восторга, получив наколенники для катания на роликах. Всегда мрачный юрист Иван Казимирович был очарован китайскими колокольчиками ветра. Неразлучные менеджеры по продажам Коля, Валя и Вадим радостно примеривали карнавальные маски Буратино, Мальвины и Артемона соответственно. Кокетливая ассистентка директора по маркетингу сразу же углубилась в рассматривание альбома «Что мы знаем о Южной Африке» и так далее. А Лемке... Я никогда не думала, что в нашем шефе живет такой романтик. Небольшую картину с красногрудыми снегирями, сидящими на заснеженных ветвях, он рассматривал подозрительно долго, и, клянусь, в его глазах блеснула слеза. А может, мне показалось. Но не это важно! Я впервые почувствовала себя настоящим Дедом Морозом, выполняющим заветные пожелания детей! Не скрою, это ощущение было очень приятным и вдохновляющим.

16
{"b":"5283","o":1}