ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Азимов Анар

Таверна 'Пещера'

Анар Азимов

ТАВЕРНА "ПЕЩЕРА"

Примечание 1: все персонажи, когда они не говорят и кроме особо оговоренных случаев, неподвижны.

Примечание 2: действие происходит в Англии на рубеже XVI-XVII веков.

(Большой зал таверны. Стены зеленого цвета. На притолоке надпись - "The Cavern Tavern". Вечер. Очаг. Стойка. Лестница на второй этаж, галерея. С потолка, задней стороной к зрителям, свисает большое круглое зеркало. Занавешенное окно. Слышен грохот реки. Хозяйки таверны, три сестры: младшая красивая девушка - у стойки, средняя - молодая хорошенькая женщина - у буфета с кушаньями, старшая - уже пожилая и некрасивая - стоит на лестнице переглядываются. Сидят Драматург, Следователь Королевской Полиции, Певец, Барабанщик, Отец трех сестер - он положил голову на стол.)

СТАРШАЯ СЕСТРА (обращаясь к Следователю). Если господин изволит почивать, я приготовлю ему постель.

СЛЕДОВАТЕЛЬ (отхлебнув из кружки). Изволит, изволит.

(Старшая сестра поднимается на галерею и скрывается в одной из комнат на втором этаже.)

СЛЕДОВАТЕЛЬ (музыкантам). А вы что умолкли, почтенные? Сыграли бы что-нибудь на сон грядущий.

ПЕВЕЦ. Колыбельную, сэр?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я что, так похож на ребенка?

ПЕВЕЦ. Что же заменит вам колыбельную, сэр?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. А что может ее заменить?

ПЕВЕЦ. Значит, вам все-таки нужна именно она.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. К черту колыбельные, мне не нужны колыбельные, мне нужно, чтобы не было наводнения, неужели не понятно?

ПЕВЕЦ. Иначе говоря, наводнение вам тоже не нужно, и даже больше, чем все остальное, правда?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты что, умник? Ты хорошо учился в школе, да?

ПЕВЕЦ. Только по английскому языку, сэр.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Нашел что учить - то, что и так все знают!

ПЕВЕЦ. Вы думаете, сэр?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я сейчас не думаю.

ПЕВЕЦ. Вернее, думаете ни о чем, да?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Какая разница... (Обращаясь к младшей сестре). Еще раз повторяю, милочка: я очень спешу, найдете мне лодку - не пожалеете, моя щедрость будет безгранична.

ПЕВЕЦ. Есть разница, сэр.

МЛАДШАЯ СЕСТРА. Безгранича?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Конечно, в разумных пределах.

МЛАДШАЯ СЕСТРА. Так бы сразу и сказали. И я вам скажу еще раз: лодку рекой унесло, потерпите денек-другой, вода и спадет.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Денек-другой! Меня убивают эти представления о времени! Моя жизнь измеряется в часах, милочка!

ПЕВЕЦ (барабанщику). В первый раз вижу человека, который думает по часам.

МЛАДШАЯ СЕСТРА. Часы, конечно, часами, у нас они тоже есть, вон на стене висят, не работают только, а река из года в год одна и та же, и наводнение такое же, как и в прошлом году.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вот и привязали бы лодку получше! (Музыкантам.) Спойте хотя бы об этом проклятом наводнении.

ПЕВЕЦ. Господин полагает, что песня о разбушевавшейся реке способна отвлечь его от мыслей об этой самой реке?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я о ней все равно не забуду, так какой же смысл петь о чем-то еще?

ПЕВЕЦ. Извольте, сэр. (Берет в руки мандолину, о чем-то совещается с Барабанщиком, затем поет, играя на гитаре с аккомпанементом барабана.)

Смотрю я вечером в окно,

Вы можете не верить, но

Всегда спокойная река

Разбушевалась, и тоска

Меня охватывает вмиг,

Щеку мою задергал тик,

И, в пиво обмакнув усы

И откусив от колбасы,

Часы забуду на столе;

И, не попробовав желе,

Трусы попробую я снять,

С тем чтобы сразу лечь в кровать.

Попытка эта не легка,

Коль за окном шумит река.

Понравилась ли вам песня, сэр?

СЛЕДОВАТЕЛЬ (несколько растерянно). Да... Только я не понял одного...

ПЕВЕЦ. Чего же, сэр?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Почему вы не спели о наводнении, и что такое трусы?

ПЕВЕЦ. Вы спрашиваете о двух вещах, а не об одной, но ответ один - рифма, сэр.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. При чем здесь рифма, если я не ношу трусов и даже не знаю, что это такое.

ПЕВЕЦ. Я тоже не знаю, что такое трусы, и даже не ношу их.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Тогда замените их тем, что вы носите!

ПЕВЕЦ. То, чего я не ношу, произносится почти так же как то, что удостоилось такой чести.

СЛЕДОВАТЕЛЬ (передразнивая). Чести... Вы играете словами и не можете описать реку!

ПЕВЕЦ. Моя задача - не описывать, а сплетать, сэр.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ткани или корзины?

ПЕВЕЦ. Плетут не только ткачи или корзинщики, равно как блеют не только козлы.

СЛЕДОВАТЕЛЬ (вскакивает). Ты на что намекаешь, нахал?

ДРАМАТУРГ (встает). Успокойтесь, юноша намекает на меня.

(Певец удивленно смотрит на Драматурга.)

СЛЕДОВАТЕЛЬ (пытаясь выдернуть шпагу из ножен). Выдумайте что-нибудь получше, если хотите спасти его от расправы!

ДРАМАТУРГ. Сэр, некоторое знание древнегреческого объяснит вам слова, столь возмутившие вас, если вы узнаете о моей профессии: я пишу трагедии для театров.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Трагедии? Ну, да, теперь я понял. (Певцу.) Вам повезло. (Драматургу.) Ваших пьес, кажется, давно не играли в Лондоне, да? (Певцу.) Вашу песню тоже вполне можно назвать козлиной, но в английском значении этой фразы.

ПЕВЕЦ (с усмешкой). Неожиданное внимание к языку, сэр.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. А песня ваша мне, на самом деле, не понравилась. Искусство должно вносить ясность, а не смешивать все в одну кучу.

ПЕВЕЦ. Если сударь, вам нравится внимать только собственному голосу...

СЛЕДОВАТЕЛЬ (С угрозой). Вы опять на что-то намекаете?

ПЕВЕЦ. Если вы все еще видите возможность подобных намеков...

СЛЕДОВАТЕЛЬ. И не ждите от меня благодарности.

ПЕВЕЦ. Мы не пьем чай, как и вы, сэр, и у нас ангажемент.

БАРАБАНЩИК (Певцу). Что он сказал?

ДРАМАТУРГ (Певцу). Вы вовлечены в дела таверны, так не дайте вовлечь себя в ссору. (Следователю.) Всецело согласен с вами, сударь, что художнику должно вносить ясность, но ведь надо и краски смешивать.

ГОЛОС СТАРШЕЙ СЕСТРЫ. Вы уж совсем замучили гостя беседой, господин Драматург, и ты туда же; постель ваша уже готова сударь, пожалуйте.

(Внезапно поднявшийся ветер гасит свечи, и становится совсем темно.)

МЛАДШАЯ СЕСТРА (недовольно). Ну что это такое, кто открыл окна?

(В комнате следователя на втором этаже загорается свеча.)

СРЕДНЯЯ СЕСТРА (голосом, полным ужаса). Смотрите туда, смотрите в зеркало!

(Раздается вопль.)

МЛАДШАЯ СЕСТРА. Это наша старшая!

ДРАМАТУРГ. Зажгите свечи, наконец!

(Зажигается свеча.Видно, что ее на длинной палке держит Младшая сестра. От этой свечи она зажигает все остальные. Становится светло, как и прежде. На ограде галереи на втором этаже - корзинка. Средняя сестра бежит наверх и заходит в спальню Следователя. Раздается ее вопль. Следом, помедлив, бежит Младшая сестра. Сверху раздается ее вопль. Следом хочет идти Барабанщик, но Следователь срывается с места и, опередив его, бежит наверх. Гробовое молчание. Длинная пауза. На галерею выходит важный, приосанившийся Следователь.)

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Здесь произошло убийство. Именем королевы запрещаю всем и каждому покидать таверну впредь до моего особого распоряжения.

ПЕВЕЦ. Да пожалуйста, вот если бы вы запретили нам оставаться здесь, была бы потеха с мистером Наводнение!

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Слишком вы спокойны, сударь, даже для виновного! Характер раны на трупе позволяет с уверенностью сказать... (Второй порыв ветра гасит все свечи.) Черт! Закройте же, наконец, окна!

(Вопли Средней и Младшей сестер, топот ног. Барабанщик зажигает свечи. Средняя и Младшая сестры стоят внизу, держась за руки, и, всхлипывая, ощупывают друг друга. Следователь все еще возвышается на галерее.)

ДРАМАТУРГ. Сэр, вы что-то говорили о характере раны.

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я что-то говорил насчет окон. Надеюсь, все живы?

ДРАМАТУРГ. Все остальные живы, а окон никто не открывал.

1
{"b":"52872","o":1}