ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ложь во спасение
НеФормат с Михаилом Задорновым
Не дыши!
Бородатая банда
На Туманном Альбионе
Эффект чужого лица
Яд персидской сирени
Хочу женщину в Ницце
Русская зима
A
A
3

Очутившись в кресле аэробуса, Алена тут же включила экран невидимости, потом откинулась на спинку закрыла глаза. Она знала, что отыщет Поля. Что вскоре — через два или три дня, не больше, — она окажется в объятиях пришельца из-за врат. Это было неизбежно. Так заколдованная скала манит плывущий к нему корабль — не уклониться.

«Это измена... я изменю Витьке...» — подумала Алена.

Но мысль эта не вызвала и намека на протест.

ВОЙНА

Глава 9

1

Войцех примчался, когда Бурлаков уже умер. Медик склонился над телом, задрал рубаху. И тогда все увидели — убийца разрядил в грудь генералу игломет. Стрелял в упор. Странно, что Бурлаков не умер мгновенно, как Светлана, а сумел протянуть еще несколько минут. Теперь Каланжо заметил и сам игломет — пузатый пистолетик валялся в двух шагах от тела.

— Судя по всему, Светлана пыталась его заслонить. Больше половины игл попали в нее, остальные — в генерала, — Войцех выпрямился. — Пошлите кого-нибудь в госпиталь за носилками! — приказал хирург.

— Он выживет? — спросил Димаш.

— Он умер. Я помещу их тела в холодильник. Весной захороним.

— Я же обыскал Ланьера. У него не было оружия! Откуда этот мерзавец взял игломет?! — Хьюго смотрел на свои красные от крови руки и не двигался с места. — С иглометом я бы ни за что не пустил его к генералу.

— Он мог взять игломет где-то в крепости, — сказал Войцех.

— У нас нет иглометов. Бурлаков запретил. Все знают, что иглометы — оружие Валгаллы! — повысил голос Хьюго.

— Где эти чертовы носилки! — закричал Войцех. — А?! Кто-нибудь пошел за ними? Что за идиоты?! Почему никто не может пойти за носилками?

— Зачем они нам? — спросил Каланжо. — Можно и на одеяле вынести тело.

Каланжо, не дожидаясь, что скажут Войцех или Хьюго, принес из соседствующей с кабинетом спальни одеяло. Бурлакова положили на импровизированные носилки и понесли вчетвером: Каланжо, сержант Топ, Димаш и Войцех.

— Вы тут мне о дружбе говорили, может быть, теперь объясните, зачем портальщик его грохнул? — спросил сержант Топ.

— А если генерала в мортал отправить? — не унимался Димаш. — Он оживет? Вдруг встанет? Давайте попробуем. Здесь же случаются чудеса...

— Заткнись! — рявкнул Каланжо.

Похоже, страшная весть мгновенно облетела крепость. На первом этаже толпились бессмертники и новички. Крик и вой неслись отовсюду. Люди сбегались, кидались в ноги, пытались дотронуться до тела. Какой-то бессмертник попытался вырвать угол одеяла у Димаша, чтобы самому нести генерала, но его оттащили.

— Как же так... как же так?! — слышалось отовсюду. — Кто это сделал?

Терри уже ждала с каталкой в коридоре у дверей госпиталя. Убитого переложили на каталку. Тая вдруг завизжала и вцепилась в каталку мертвой хваткой, не давая завезти тело в двери.

— Он живой! Он еще живой! — причитала она. — Он не мог умереть. Не мог. Он обещал нас спасти! Спасти...

Войцех насилу оторвал ее от каталки.

— Не понимаю, почему так вышло!? — всхлипнул Том. — На генерала покушались — и не раз. Но он всегда ускользал. Всегда. В него никто не мог попасть.

— И что теперь нам делать? — спросил сержант Топ.

Каланжо на миг задумался:

— Я бы удрал из крепости.

— Куда?

— Не знаю. Хотя бы к картофельникам. А там посмотрим. Может, и дальше бы поехал. Том, где подаренный джип?

— Зачем нам куда-то ехать? — не понял сержант Топ.

— Это был приказ генерала! — соврал Каланжо и толкнул Димаша к выходу во двор. — Мы уезжаем. Приказ исполнять! Том! Где Том?! Раф! Живо! Одна нога здесь — другая во дворе! — закричал Каланжо, выходя во двор. — Мы едем за припасами.

Но перед ними возникли Хьюго и его подчиненные — • три охранника.

— Капитан Каланжо! Вы арестованы! — сказал Хьюго. Он еще даже не смыл с рук кровь генерала. Зато в каждой руке держал по пистолету.

— На каком основании? — спросил ледяным тоном Каланжо, чувствуя, что ярость начинает подступать к горлу. — Кто вам дал право распоряжаться?

— Я — начальник охраны. Сержант Топчий, Том, отойдите! Капитан Каланжо, рядовой Димаш, вы задержаны! Вы обвиняетесь в измене и сговоре с Рафаэлем и герцогом с целью убить генерала.

— О чем ты бормочешь? О какой измене? — Каланжо шагнул к Хьюго.

— Взять их! — крикнул начальник охраны.

И тут же из дверей караульни выскочили сразу четверо и направили винтовки на Каланжо и Димаша.

— Бросить оружие! Руки вверх! — почти с восторгом крикнул Хьюго. — Сержант Топчий, немедленно отойдите. Или я вас тоже арестую. Надеть на арестованных наручники.

Видимо, он точно так же мечтал поступить и с Ланьером, но портальщика, как назло, не было в крепости.

— А где этот малявка Раф? Где он? А? Спрятался? Ничего, найдем. Я его убежища знаю. Итак, обвиняю вас двоих в заговоре с целью убийства генерала!

— Что за бред! — возмутился Димаш. — Да вы сами...

Закончить он не успел. Кулак Хьюго угодил ему в скулу. Димаш рухнул на плиты двора.

— В подвальный карцер обоих! — начальник охраны был в своей стихии. — Стеречь, глаз не спускать, пить не давать. Я скоро ими займусь.

На Димаша и Каланжо надели наручники и повели.

— Хьюго! Я же был с вами во дворе! Вы что, забыли?! — закричал Каланжо.

Но его уже волокли вниз по каменной лестнице. Слышал Хьюго его вопль или нет — осталось неясным. Впрочем, это уже не имело значения, — с холодной ясностью осознал Каланжо.

— Не отчаивайтесь, — шепнул Димаш. — Раф нас спасет. Он где-то пока спрятался. А потом придет и откроет дверь.

2

— Сигарету? — предложил Хьюго, откидываясь на спинку стула и глядя на Каланжо с улыбкой. — Или кофе? Чай, быть может?

— Воды, — попросил капитан.

— С превеликим удовольствием. Но прежде, может все-таки закурите? Не стесняйтесь. В нашем мире это вовсе не порок.

— Дайте воды! — оборвал его Каланжо.

— Неужели вы требуете? Я не ослышался? Вы осмелились что-то требовать? — Хьюго растянул рот в улыбке. — Это забавно. Я люблю, когда забавно.

— Да, черт возьми! Я требую воды. Неужели вы думаете, что вам не придется отвечать за то, что вы здесь творите? — Голос у Каланжо охрип. С каждой минутой пить хотелось все невыносимей.

— Перед кем, можно поинтересоваться, мой дорогой капитан, я должен отвечать за свои действия?

— Перед судом, — Каланжо попытался облизнуть губы.

— Перед судом?! Перед чьим? Или, может быть, вы имеете в виду лживый продажный суд в завратном мире? — Хьюго расхохотался. Смех у него был какой-то неестественный для его большого тела — чем-то смахивающий на кудахтанье. — Честно скажу, давно я так не смеялся.

— Именно так, — сказал Каланжо. — Суд на той стороне.

— На ту сторону я не собираюсь, мой друг. В вашем отвратном мире мне делать нечего. — Он сделал паузу, ожидая, что Каланжо попробует возразить. Но тот промолчал.

Комната, куда привели капитана, была маленькая, узкая, без окон. Посредине комнаты — стол, привинченный к полу, и два таких же намертво вделанных в пол железных стула. Каморка освещалась двумя лампами — одна висела под потолком, другая была привинчена к столу. Ноги и руки капитана цепью приковали к ножкам стула. У двери стоял охранник. К своему удивлению Каланжо узнал в нем Лобова — этого парня, раненного в живот, Виктор и Каланжо сами привезли в крепость. Никто не думал, что он выживет. И вот, надо же — очухался. Мортал его за два сеанса на ноги поставил. Мужик оказался двужильный.

— Итак, прошу вас, капитан, расскажите, — отсмеявшись, сладким голосом заговорил Хьюго, — когда именно Ланьер посвятил вас в свой план захвата власти в крепости?

— Слушай, хватит молоть чепуху, — буркнул Каланжо. — Самому-то не надоело?

— Генерал убит, и это не чепуха, — Хьюго затушил сигарету в глиняной пепельнице. — Я сразу понял, что замышляет герцог. Он сделал вид, что уходит через врага, а на самом деле ушел к «красным», выдал себя за портальщика, якобы за собственного сына, пришедшего в наш мир из-за врат, завербовал нужных людей и явился в крепость к генералу. Самого герцога Бурлаков давно уже не пускал в крепость. Вернее, это я его не пускал: герцог всегда зимовал в замке вместе с преданными ему людьми, а к нам приезжала герцогиня с Рафом. Раф потихоньку шпионил. Герцог готовился, я ожидал, что Ланьер придумает какой-нибудь хитрый ход. И дождался.

24
{"b":"5289","o":1}