ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гришаня, глянь, она брезгует никак? — хихикнула чернявая. Она, кажется, была постарше, да и формы ее казались покруглее, чем у товарок. — Так ты мне отдай. Я съем.

Она уже вылизала миску и преданно смотрела на хозяина.

— Цыц, Фата! — прикрикнул на них мужик. — Вас кормить надо впроголодь, а то вмиг забрюхатите. А мне потом с потомством вашим разбираться.

Дана тихонько всхлипнула.

— Заткнись! — гаркнул Гришаня. — Месяц уже ревешь. Хватит!

— Марточка, — Дана едва слышно шевельнула губами. — Доченька моя...

— Цыц!

Виктор сочувственно взглянул на женщину. На рубахе Даны, на груди, расплывались два влажных пятна.

— Дайте нам по куску кролика, — попросила Ли.

— А вот это видела? — хмыкнул хозяин и протянул Ли блестящий от жира кукиш.

Ли слегка отстранилась.

— У нас есть кое-какие вещи для обмена.

— Табак? — поинтересовался хозяин.

— Сигареты.

— Ага, тоже неплохо. Где сигареты? В мешке? — Хозяин повернулся к Виктору. — Давай сюда весь мешок.

— Нам надо совсем немного. После мортала — по небольшому кусочку, — Виктор не торопился вручать этому типу мешок.

— Ах да, я и забыл совсем, вы ж бедненькие, через мортал топали...

— Осторожно, — шепнул Бурлаков, выдвигаясь откуда-то из стены. И махнул рукой.

Виктор невольно отпрянул. Это его и спасло. Нож, отобранный у Ланьера, поразил пустоту. Второй раз ударить хозяин не успел. Ли метнулась через стол и изо всей силы рубанула ребром ладони хозяина по шее.. Здоровяк медленно сполз со своего господского кресла. Второй удар по руке был уже лишним: пальцы итак разжались. Виктор подхватил выпавший нож. Но тут обстановка резко изменилась. Рыжая Дана завизжала и швырнула в гостью тарелкой. Ли без труда увернулась, но ее тут же обхватила руками черноволосая. Ли саданула локтем, метя в грудь. Брюнетка взвизгнула, но рук не разняла. Пришлось ударить еще раз, только тогда пальцы чернявой разжались. Третья женщина схватила кухонный нож солидных размеров. Ланьер, поначалу обескураженный, вмешался в самом конце потасовки, огрел героическую «амазонку» по спине табуретом, после чего сопротивление наконец прекратилось.

Победа досталась гостям. Ли сняла со стены висящую веревку и вмиг скрутила хозяина, потом связала женщин — не менее крепко.

— Вот суки, — выругалась бывшая обитательница Вальгаллы, поправляя разорванную футболку. — Он ведь над ними издевался, как над скотиной. У всех морды битые, а туда же — заступаться.

— Сама сука! — огрызнулась Фата. — Погоди, Гришка еще доберется до тебя, всю п... тебе, сука, порвет!

— Что с ними будем делать? — спросил Виктор, вертя в руках отобранный у хозяина нож. Не предупреди Бурлаков, вошел бы нож в печень по самую рукоять.

— Ничего. Свяжем покрепче да завалимся спать, я умею узлы вязать — не выпутается, — похвасталась Ли. — Утром уйдем. Пусть они дальше тут жизнью вчетвером наслаждаются.

— От Гришки не уйдешь! Гришка тебя всюду достанет! — с восторгом выкрикнула Фата.

То, что этот хозяин гарема оказался тезкой Григория Ивановича, поразило Ланьера. Он даже подумал, что это подобие Бурлакова, его темное «я», созданное морталом, так странно передразнивает генерала. Но никакого сходства, кроме имени, между Бурлаковым и хозяином избушки не было. Да и не походил на призрака этот кусок мяса, поросший черным густым волосом, пахнущий застарелым потом.

— В пасти им придется кляпы вбить, — решила майор Бернхард.

— Стойте! — взмолилась Дана. — Я с вами... Я не хочу здесь больше. Не могу! Ну, пожалуйста. Ну, будьте людьми!

— Эй, ты куда? Ты что? — изумилась Фата этому внезапному бунту. — Бросить нас хочешь?

— Осточертело все. Куда угодно — только отсюда! — выкрикнула Дана.

— Сука! — Фата попыталась плевком угодить Дане в лицо. — Да тебя надо было утопить вместе с твоим детенышем.

— Всех свяжем до утра, всех без исключения — не хочу, чтобы мне во сне перерезали горло. — Ли была неумолима. Второй веревкой еще раз связала хозяина и трех его жен, заткнула всем рты тряпками. — Дана, так и быть, можешь с нами утром идти, если хочешь. — Ли уселась в кресло хозяина, разломила тушку кролика пополам. — Держи, Вик. Похоже, одна из этих сук неплохо готовит. Интересно, какая? Я пристрелю ее последней.

— Ли, перестань! — одернул ее Ланьер. — Девчонки и так натерпелись.

— Если терпели, значит — нравилось. Я бы на их месте прирезала этого Гришаню во сне.

— Он что, действительно утопил твоего ребенка? — спросил Виктор у рыженькой.

Дана неохотно кивнула.

3

В эту ночь Виктор и его спутница спали на кровати хозяина. А сам хозяин и его гарем лежали связанными на полу.

Ли сразу заснула, а Ланьер долго ворочался с боку на бок — едва закрывал глаза, как тут же ему начинало сниться, будто хозяин выпутался из веревок и теперь с ножом крадется к кровати. Ланьер тут же просыпался.

— Кто он, этот Гришаня? — Виктор растолкал Ли.

— Ну что тебе надо? — возмутилась она. — Мне снился номер в «Хилтоне».

— Почему Гришаня здесь живет?

— Ну, до чего ж ты дотошный! Чего тут непонятного? Работает на Валгаллу, — пробормотала девушка сквозь сон. — Таких, как мы, отлавливает. КП поставить — его обойдут. А в избушку к селянину беглецы непременно заглянут после мортала. Тут он их тепленькими и повяжет.

— Почему он нас спрашивал, кто мы и куда идем? Не проще ли было притвориться, что он нам верит?

— Так потому что не мог решить, кто мы на самом деле: посланцы Валгаллы или беглецы.

— Что же нас выдало?

— А ты не понял? Нет? Ладно, подскажу. Взгляд тебя выдал. То, с какой жалостью ты на Дану смотрел когда понял, что у нее младенчик недавно умер.

— Ты мне жизнь спасла, Ли...

— Ну, наконец-то догадался сказать гранд мерси.

Он хотел ее обнять.

— Э, нет! — Она оттолкнула его без всякого кокетства. — Мне вполне хватит словесной благодарности.

— Ты хорошо связала этого типа?

— До страшного суда не развяжется. Давай, спи! — Она повернулась на бок и заснула сном младенца.

4

Утром незваные гости ослабили веревки на руках пленников, освободили Дану, подперли дверь в теплую комнату дрыном и ушли. Двигались на снегоступах, найденных в кладовке Гришани, в снег больше не проваливались. Ли прокладывала дорогу, то и дело сверяясь с бумажной картой. Виктору она сейчас напоминала рысь, вышедшую на охоту. Поблескивал отливавший сталью валгалльский комбез. За поясом — игломет Гришани, за плечами — охотничье ружье. Отыскали два ружья, двенадцатый калибр оставили Гришке — а то пропадет со своими бабами зимой, шестнадцатый взяли с собой. Ружье для Гришани спрятали в сенях; саму двустволку в одном месте, патроны — в другом, чтоб не сразу нашел и не кидался в погоню. Снегоступы (ещё оставались у Гришани три пары) изломали. Ничего, сварганит новые к вечеру.

Виктор шагал вторым. Он нес вещмешок, сверху были приторочены палатка, связка термопатронов и спальники. Замыкала их маленькую группу Дана. Выяснилось, что она неплохо ходит по снегу, а своим спасителям старается всячески угодить. От ее приторной услужливости Виктору то и дело становилось неловко.

Перед выходом перекусили холодной крольчатиной (небольшой кусок прихватили с собой вместе с шестью пакетами сухарей). Нашлись самогон, сушеная клюква, вяленая рыба — и этого набрали впрок.

— Мы действуем как мары, — заметил Ланьер.

— Это компенсация за неучтивое поведение, — отвечала майор Бернхард. — Был бы примерным хозяином, расплатились бы сигаретами.

День выдался с небольшим морозцем, солнечный и безветренный. Путешествовать — одно удовольствие. Теперь шагали весело, Ли даже что-то мурлыкала себе под нос. Неожиданно она рванула ружье и выстрелила, не целясь, от бедра. Виктор помчался к ней. Ли стояла неподвижно. Весь ее роскошный комбинезон был заляпан ошметками белого меха, крови, клочками мяса и кишок.

43
{"b":"5289","o":1}