ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну что ж, тогда и я пойду — поищу себе какую-нибудь девчонку! — заявил рен Сироткин. — Здесь их полно.

Он спустился с платформы и направился к рядам палаток.

Женька тут же забралась на колени герцогу, обняла его за шею.

— Нам хорошо с тобой, правда? — Она погладила его по щеке.

— Правда, my angel! Хочешь уйти со мной за врата?

— В Дикий мир?

— Ты знаешь дорогу в другие места?

— Ладно, пошли к тебе в гости — к медведям. Только вдвоем?

— Пожалуй, мы возьмем с собой рена и полковника Скотта. В путешествие надо отправляться в хорошей компании.

— Я тебя лавлю, Поль. Только я не андестендю: почему ты меня так и не трахнул в тубзике в аэропорту? Или ты меня не лавлишь?

— Предпочитаю более изысканную обстановку.

Женька захихикала.

— Правда? А мне показалось, что ты — робкий...

— Что?!

— Ну, не робкий. А... теряешься. Смущаешься. Боишься. Разве нет? — Она отстранилась и посмотрела на него с лукавой усмешкой.

— Я боюсь?

— Конечно! А разве нет? Ты же краснеешь!

— Я краснею? Как ты можешь это видеть! Здесь же темно!

— Ну и что? Я вижу, как кошка. Ты краснеешь. Ты уже как вареный рак! Точно!

— Не дразни меня, my angel! Дикаря опасно дразнить.

— Мне не страшно!

— А зря! — Он притворно вздохнул. — Особенно сильно ты пожалеешь, когда я вырву зубами твою печень и съем.

Он вдруг одним движением развернул ее, как игрушку, положил на колени плашмя и с притворной яростно тронул зубами ее обнаженный бок — маечка у Женьки была коротенькой.

— Ой-ой! — захлебываясь смехом, заголосила Женька. — На помощь!

Но тут в их забавы вмешался третий. Полковник Скотт вылетел из палатки в одних трусах. Не долго думая, полковник кинулся с кулаками на защиту девушки. В следующий миг Скотт оказался распростертым на платформе. В этой краткой потасовке никто не пострадал — только кресло превратилось в груду щепок.

2

Рен Сироткин почти не спал в эту ночь. Он пил вино и целовался с какими-то девицами, которые находили старичка забавным и веселым, вернулся на платформу на рассвете и потому первым, или одним из первых заметил на рассвете темные точки в небе. Тут же, стараясь никого не разбудить, он достал из кучи вещей, сваленных возле палатки, свой тощий рюкзачок, извлек бинокль и навел на темную точку. Многократное увеличение превратило ее в десятиместный глайдер. Рен даже сумел разглядеть голограмму виндексов.

— Невероятно! — изумился рен. — Неужели они уже знают о ночном разговоре?

Впрочем, если он и удивился, то на несколько секунд. Почти автоматически палец отыскал на комбраслете нужную кнопку. Почти все участники марша сняли коммики, но рен Сироткин никогда не поступал, как большинство.

— Это рен Сироткин, — представился старик, как только ему ответили. — Мне нужен председатель Мирового совета... Спит? Разбудите. Скажите: речь идет о незаконной операции виндексов на дороге в Веракрус, Речь идет о безопасности врат.

После этого рен разбудил Ланьера.

— Вот дьявол! — выругался Поль, едва увидел в небе стаю глайдеров. — Похоже, кто-то хочет лишить меня свободы выбора.

На соседних платформах уже суетились молодые люди в майках с портретами Тутмоса. Они разломали похожую на пузырь фигуру Кристиани, извлекли черно-серое металлическое чудовище. К рену и Полю подбежал Вязьков — в одних трусах, босиком, с растрепанными волосами.

— Вы ими командуете? — спросил Сироткин.

— Я бы не хотел первым открывать огонь, — отвечал страж ворот. — Все-таки мы еще не на той стороне...

— О, да! Вам же придется давать отчет за свои действия! — съязвил Ланьер.

— И не торопитесь, — поддержал стража рен. — Я сейчас с ними поговорю.

Рен нажал вызов виндексов на комбраслете.

— Дорогие виндексы, защитники наши и шпионы, я знаю, вы меня слышите! — заговорил Сироткин.

Тем временем глайдеры уже зависли над лагерем Тутмоса, вниз по невидимым молекулярным нитям скользили виндексы в полной экипировке и приземлялись среди палаток. Вести по ним огонь и не задеть при этом спящих в палатках людей было уже невозможно.

— Мы опоздали! — в отчаянии воскликнул Вязьков.

— Господа виндексы! — Голос рена по-старчески вибрировал. — Вы совершаете противозаконную акцию, и о ваших действиях уже известно в Мировом совете. С вами говорит рен Сироткин. Если раздастся хоть один выстрел, если погибнет хоть один человек, вы превратитесь в маров Вечного мира, это я вам обещаю. К тому же ваша операция не может завершиться успешно: вам будет оказано сопротивление. Через минуту здесь будет полиция.

— Вы отлично блефуете, — шепнул Вязьков.

— Я не блефую. — Рен протянул ему бинокль. — Посмотрите. Они уже летят.

Вязьков посмотрел в бинокль туда, куда показывал рен. В самом деле — к ним мчались с десяток глайдеров.

— Это копы и стражи врат. Но они не успеют, — сказал Поль.

— Успеют. Это всего лишь игра мускулами. Они не будут стрелять, — рен засмеялся. — Не забывайте: у нас вечный мир. Зато этот инцидент все службы будут расследовать полгода — не меньше.

ВОЙНА

Глава 17

1

На следующий день Ланьер и майор Бернхард добрались до Лысых гор. Снега здесь почти не было, пришлось снять снегоступы. Лысые горы потому так и названы, что обнажены и летом, и зимой. К своему удивлению, Виктор обнаружил здесь самую настоящую дорогу, хотя на картах «красных» и «синих» вояк она не было обозначена. Это он помнил точно, но на всякий случай попросил карту у Ли. Она нехотя показала стандартный листочек, в который ручкой были внесены изменения. В том числе был обозначен и этот путь через горы. Судя по всему, дорогой пользовались: на снегу отпечатались ребристые отметины псевдоколес.

— Куда ведет эта дорожка? Ты знаешь? — спросил Ланьер.

— Знаю. Но нам туда не надо, — решила Ли. — Когда минуем перевал, сразу свернем налево — на метеостанцию.

Уже в сумерках они отыскали уютную пещеру над скальным уступом. Наверх вела неширокая, но удобная тропинка. Справа уступ был отгорожен естественным каменным выступом. Вход в пещеру был узкий — пройти внутрь можно было только по одному. Здесь и до них кто-то ночевал: в свете фонаря они разглядели брошенные обертки и выжженные термопатроны.

— Не хочется здесь оставаться, — призналась Ли. — Похоже на местный отель — сюда слишком часто заглядывают.

— И где же нам ночевать? Под открытым небом? — Ланьер уже распаковывал вещи. — Ты можешь покараулить снаружи, а я лягу спать.

— Поищем место подальше от перевала, — предложила она.

— Нет, я никуда не пойду, — заявил Виктор.

— Надеешься на своих призраков? — хмыкнула Ли.

— Конечно!

2

В этот раз призрак тоже появился — но не Бурлаков, а тот парень-эльф, погибший в мортале. Но он запоздал с предупреждением. То ли призрак поначалу слишком тихо звал своего подопечного, то ли Виктор слишком крепко уснул, но, едва открыв глаза, Виктор понял, что бежать бесполезно — гости уже пожаловали. Лучи вечных фонарей обшаривали стены, в их свете Виктор разглядел три фигуры в хамелеоновых защитных комбезах (сейчас они были белыми с серыми прожилками), лица незваных гостей были скрыты трикотажными масками. У каждого на поясе был пистолет, у двоих автоматы через плечо. Третий держал в руке «Гарина». Виктор и его спутница лежали в одном спальнике. По тому, как ее локоть впился ему в бок, Виктор догадался, что Ли сжимает рукоять трофейного пистолетика. Один выстрел она сделает без труда. Но разом троих ей не положить.

Значит, надо как-то помочь.

— Я сейчас! — изобразил испуг Виктор. — Сейчас, господа, вылезу!

Суетливо, совершая множество ненужных движений, он принялся выпутываться из спальника. Он должен был выглядеть насмерть перепуганным. Этакое жалкое, никому не опасное существо. Будто ненароком он стиснул плечо девушки, давая понять, что все это ненужный спектакль.

46
{"b":"5289","o":1}