ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Паутина миров
Оживший
Пустошь
Сближение
Теория когнитивного диссонанса
Создатели
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Нежданное счастье
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка
A
A

— Неужели ты сделал это ради меня? — Алена попыталась съязвить.

— Ради Вика. Кто-то всегда должен ждать ушедшего на этой стороне.

Лисов наклонился и вытащил из своей сумки тощий рюкзачок Алены, швырнул ей находку.

— Держи. Виндексы затем и существуют, чтобы приходить на помощь.

Теперь Алена была уверена, что Артем каким-то образом сумел подсадить ей жучка в комбраслет тоже, но Поль его не нашел, поскольку Алена браслет сняла. Впрочем, в коммике найти жука практически невозможно.

«Как хорошо, что я спрятала браслет в рюкзаке, а рюкзак потеряла, — думала Алена, шагая по узкой улочке. Синеватая подсветка витрин делала город похожим на призрак. — Моя ночь, самая прекрасная ночь принадлежит только мне и Полю...»

Она уже не сомневалась, что Лисов и виндексы вместе с ним лишь изображают крутых ребят, что Полю как-то удалось спутать им карты. Поль Ланьер, ее герцог, — вот кто настоящий повелитель и победитель.

Она представляла, как на той стороне, в Диком мире, ее герой летит на своем удивительном корабле, который представлялся в мечтах уже совершенно фантастическим, снабженным клювом и орлиными крыльями. Летит в бой с мифической Валгаллой.

Да, она могла представить его на волшебном корабле, ведущем бой в Диком мире, она не в силах была вообразить его на веранде своего дома, в саду с лопатой или в кресле перед телеголографом. Право первой ночи придумали не мужчины, а женщины. Чтобы, выйдя замуж за пахаря, надрываясь от работы, вспоминать своего прекрасного принца. Беда только в том, что настоящие принцы встречаются редко.

МИР В ЗОНЕ ВОЙНЫ

Глава 23

1

Библиотекой называли небольшую боковую пещеру прямоугольной формы. Вдоль длинных стен выстроились стеллажи с бумажными книгами. А у третьей стены был сложен из неотесанных камней камин. Правда, огня в нем никогда не зажигали — в его чрево кидали термопатроны с голограммами. Иллюзорный огонь весело прыгал по ровно сложенным поленьям, термопатрон медленно отдавал свое искусственное тепло.

Около камина стояли два кресла друг напротив друга. В одном из них сейчас сидела герцогиня. Поль не видел ее с лета. Но герцогу показалось, что за неполные полгода она постарела на несколько лет.

— А в замке в камине горит настоящий огонь, — сказала Кори вместо приветствия. — И у Бурлакова в крепости тоже.

Он наклонился, едва коснулся губами ее щеки.

— Поедешь на зиму в крепость? — спросил Поль, усаживаясь напротив жены.

— Конечно. Неужели ты думаешь, что я всю зиму буду сидеть в твоем чертовом вороньем гнезде и слушать вечерами, как воет ветер в скалах? И подвывать от тоски. — Кори посмотрела на него очень внимательно, оценивающе. — Ты сбрил бороду.

— На той стороне это не модно.

— Тебе идет без бороды. Ты выглядишь моложе. — Она помолчала. — Почему ты не приехал сразу же в замок?

— Кори, мы же договорились...

— Мы ни о чем не договорились! — Кори повысила голос.

— Кори, — Поль готов был вспылить, но переборол себя. — Когда я уходил на ту сторону, ты сказала, что между нами все кончено, что ты выходишь замуж за другого. Я ответил: отлично, будь счастлива. Так в чем же дело?

— Ни в чем, — герцогиня отвернулась и принялась смотреть на фальшивый огонь.

— Тот мальчишка вернулся в Вечный мир. Так?

— Тебя это не касается. Но у тебя есть сын, и ты должен об этом помнить! — Ее голос задрожал.

— Не припутывай Рафа!

— Он твой единственный сын! Ты прежде всего должен думать о нём.

Она повысила голос. Он тоже.

— Я оставил замок тебе, — напомнил герцог. — Слуг, охрану, ящики патронов, шкатулку с динариями. Все.

— Думаешь, от прошлого так легко откупиться?

— Кори, меньше всего мне сейчас хотелось бы выяснять отношения.

— Ясно! Все ясно, — немного нараспев проговорила герцогиня. Ее гнев мгновенно остыл. — Ты решился?

Ланьер очень медленно кивнул.

— Где «Немезида »? Здесь? У тебя?

— В нижней пещере. Завтра ей начнут набивать брюхо порошком. На это уйдет немало времени.

— Ты на всякий случай уйди куда-нибудь подальше. Сам видел, что стало с парнем, который только вдохнул немного хрона. Для тех, кто слишком много времени провел в нашем мире, этот порошок — смертельный яд. Я волнуюсь за тебя. Всегда волнуюсь...

Поль скривился, как будто услышал неприятный звук или почувствовал мерзкий запах: как виндекс он отчетливо чувствовал любую едва заметную фальшь. Сейчас участие Кори было явно притворным.

— Мне надо самому контролировать процесс. Хотя бы издалека. В таких делах доверять даже самым близким людям опасно. Я надену защитный костюм, так что не волнуйся.

— Послушай, Поль! — Кори явно не желала заканчивать разговор. — Бурлаков против твоей затеи. Он скорее умрет, чем согласится.

— Он не умрет. И мне ни к чему его согласие. Мне только нужно обезопасить крепость на то время, пока будет работать «Немезида». Я привез с собой два стабилизатора для «Немы». Один из них надо отвезти к Бурлакову. Спрячешь его среди своих вещей, потом попросишь поставить сундуки в подвал.

— Зачем? Ты хочешь уничтожить крепость заодно с Валгаллой?

— Милочка, я, конечно, дикарь, но не садист, так ведь? Я поставлю таймер. Он включит стабилизатор в режиме реверса в нужный момент. Когда «Немезида» погонит на Валгаллу морталы, этот стабилизатор не позволит кольцу морталов сжаться вокруг крепости. Если они и «поплывут», то опасность пройдет стороной. Валгалла исчезнет, крепость останется. Гениальный план, правда?

— Ты хоть представляешь, сколько людей погибнет?

— Надеюсь, вне Валгаллы — никого. Я два месяца делал расчеты на той стороне. Никто не должен погибнуть. Мой план идеален.

— Ни один план никогда не выполняется полностью. Думаешь, я что-то стану делать тайком от генерала? — спросила Кори с вызовом. — Ошибаешься, милый. Я расскажу о стабилизаторе Бурлакову.

— Он и так знает о моих замыслах. В принципе, стабилизатор гарантирует безопасность крепости — только и всего. Я могу уничтожить Валгаллу независимо от того, переправишь ты его в крепость, как я прошу, или нет.

— Я тебе не верю.

— Твое дело.

— Отлично! Я поеду в крепость, а ты останешься здесь с этой девчонкой! Я же видела ее. Приволок из-за врат очередную соплячку, а мне даешь какое-то надуманное поручение? Считаешь меня за дуру?

— Ты и прежде уезжала на всю зиму и ни о чем не беспокоилась. Что же теперь так тебя волнуют мои гости?

— Потому что только сумасшедший может сидеть зимой на голой скале и слушать, как завывает ветер на перевале. И так из года в год. Я схожу с ума! — выкрикнула она в ярости и вскочила. — Одни и те же лица твоих преданных слуг. Лица, на которые невозможно смотреть без дрожи. Ты как будто издеваешься надо мной!

— Эти люди не виноваты.

— Замолчи! Ты не представляешь, как я ненавижу все это! Ненавижу замок, одиночество, тишину... Ненавижу! Здесь моя жизнь ушла в никуда, ее впитали эти чертовы камни! Хорошо, я поеду к Бурлакову. Завтра же. И возьму этот... как ты говоришь... стабилизатор, или что там еще. Но только вместе с Рафом. Это будет гарантией того, что ты не наделаешь нам гадостей.

— Послушай, я никогда не посмею...

— А ты оставайся здесь с этой девчонкой! Пожалуйста! Только учти: в замок я тебя больше не пущу. Замок принадлежит Рафу. И крепость будет принадлежать Рафу.

— Кори! — Поль покачал головой. — Ты даже не представляешь, какую глупость сейчас сказала. Бурлаков может жить в крепости очень-очень долго.

— Крепость будет принадлежать Рафу.

— О Господи, это какой-то разговор по кругу. Мы же все решили!

— Это ты все решил. А я ничего не решала! Ты обидел меня, унизил, загнал в эту дыру на перевале.

— Уезжай в крепость. Ты и Раф, — Ланьер отвернулся и уставился на фальшивый огонь.

— Поль, ты же отец! Почему ты не понимаешь, что Раф уже почти взрослый! И я все сделаю, чтобы он стал таким, как все... Как все...

62
{"b":"5289","o":1}