A
A
1
2
3
...
65
66
67
...
83

Виктор шагал и ел на ходу консервы, хотя есть не хотелось. Поташнивало. Голова кружилась. Ожог не зажил и не заживет никогда на этих холмах, где время почти остановилось. Васильев трусил следом, нес мешок с боеприпасами и едой плюс автомат. Громко, с натугой дышал, но не отставал, поспевал за привыкшим к долгим переходам Ланьером.

— Скорее! — рядом с Виктором опять возник Бурлаков. — Мары почти уже рядом с белым кругом. Ты должен их опередить.

— Легко сказать — должен! А как я войду в крепость? Не думаю, что охранники Хьюго впустят меня с радостью и не посадят при этом в карцер. Могут и шлёпнуть. Не исключен и такой поворот событий.

— Войдешь через заднюю калитку. Я ее показывал тебе.

— Отлично! Сразу об этом подумал! Но как? Не подскажешь? Я оставил ключ от калитки (впрочем, как и всё остальные) тебе перед уходом из крепости. Или ты забыл об этом после смерти?

— Все помню. Ключи лежат под камнем в сотне метров от калитки. С наружной стороны, — объяснял призрак Бурлакова.

— Не понял. Ты всегда держал ключи под ковриком? И многие об этом знали?

— Нет. Эти ключи для тебя. Я положил накануне своей смерти.

— Что?! — Виктор остановился. — Так ты знал, что я не вернусь? Знал, что меня похитят?

— В чем дело? — спросил Васильев. — С кем ты опять болтаешь?

— Погоди! Тут важный разговор с бывшим боссом. Терпеть не могу общаться с начальством. Но все равно приходится выяснять, как тебя планировали обмануть.

— Я думал — мы торопимся! — пожал плечами майор.

— Ты прав — надо торопиться! — Бестелесная рука напрасно указывала вперед — Виктор не двигался. — Спеши! Дорога каждая минута.

— Ты знал, что меня похитят? Отвечай: знал или нет? Или я и шагу не сделаю!

— Знал, — уступил призрак.

— Еще скажи, что ты подстроил похищение! — выдвинул смелую версию Виктор.

— Подстроил, — не подумал отрицать Бурлаков.

— Как же так... — Портальщик опешил. Онемел на миг. Потом взорвался. — Это же подло! Подло!

— Я знаю, что подло. Я сам ненавижу подлость. Но мне нужно было, чтобы ты очутился в Валгалле.

— Зачем?

— Некогда объяснять. Потом. Ты поймешь, когда встретишься с герцогом. Нетрудно будет догадаться. Обещаю.

Виктору очень хотелось повернуть назад. Хотелось, но он вспомнил о Каланжо и Димаше. Если крепость захватят мары, то наверняка его друзьям придет конец. Хьюго непременно полезет в ловушку. Сам он, может быть, и вырвется. Но людей своих угробит, не дрогнув. Каланжо и Димаш — люди Хьюго? Ну нет, не бывать такому никогда!

— Пошли, майор! — Виктор двинулся дальше. Ненависть душила его. Он шагал и выкрикивал ругательства.

И ускорял шаги. Потом побежал. Майор кинулся догонять.

— Что случилось? Призрак обидел? — спросил Васильев.

— Угу. Смертельно. Никогда не прощу! Ты слышишь — не прощу!

Бурлаков не ответил.

— Тише, нас могут услышать мары, — остерег Васильев.

Виктор увидел крепость. Она возвышалась посреди белого круга, величественная, обнесенная частоколом. Но что-то в ней изменилось. Виктор поначалу не понял — что. Потом сообразил: крепость на миг осветилась алыми лучами заходящего солнца. А потом опять погрузилась в серую мглу.

2

Призрак не обманул. Ключи лежали под большим плоским камнем. Проникнуть в крепость теперь не составляло труда — немногочисленные охранники сбежались к воротам и к западным башням: мары уже приближались. Виктор опередил их минут на пятнадцать — не больше.

Ланьер отпер дверь. Калиткой редко пользовались, и петли предательски заскрипели, но некому было услышать их пронзительный журавлиный крик. Ланьер скользнул внутрь. Васильев за ним. Их никто не видел — как они крались мимо складских помещений к замку, как проскочили внутрь. Здесь они столкнулись с женщинами. Те, вообразив, что в крепость уже ворвались мары, с визгом кинулись врассыпную — кто на кухню, кто по лестнице наверх, на второй этаж. ' Однако не все были достаточно проворны. Виктор успел поймать тоненькую, похожую на эльфа Таю за руку.

— Вы! — крикнула девушка испуганно. — Опять вы! — Девушка втянула голову в плечи и заслонилась руками, как будто ожидала, что Виктор ее ударит.

Ланьер не стал уточнять, что значит это «опять». Только спросил:

— Сколько охраны в крепости?

— Десять, или нет, двенадцать, — пролепетала Тая. Она смотрела на Виктора как на призрака.

— Кто теперь главный?

— Хьюго.

— Я не о том. Спрашиваю: кто сейчас, именно сейчас главный. Кто замещает Хьюго?

— Лобов.

— Ты нас не видела. Поняла? — Тая послушно закивала. — От маров отобьемся. Поняла? — Она опять кивнула — чисто механически. — Ничего не бойся.

Виктор отпустил ее руку, и Тая умчалась. Ланьер и его спутник беспрепятственно отперли дверь, ведущую в подвал, и спустились по ступеням.

Первым делом Виктор заглянул в арсенал. Он не очень верил, что сможет справиться с таинственным «Пастухом», о котором твердил призрак. Обычное оружие им тоже не повредит. Лучше всего было бы взять автономный лазер. Эта штука испепелит всех нападавших в момент. Но в крепости она вряд ли будет действовать. Так что берем оружие попроще. Гранатомет? Сгодится. Прихватить с собой побольше гранат.

Виктор вручил Васильев гранатомет и еще один автомат в придачу, сам взял автомат с подствольником.

— Теперь куда? На стену? — спросил Васильев.

— В винный погреб.

— Нам надо укрепить дух?

— Кое-что другое.

В царстве Ганса царили, как прежде, полумрак и прохлада. Самого виночерпия не было видно, Виктор окликнул его, но никто не отозвался. Возле одной из бочек стоял деревянный стул, на полу возле ножки — кувшин вина. Похоже, Ганс здесь занимался дегустацией.

— Ого, какие припасы! — восторженно воскликнул майор, оглядывая ряды бочек. — Может, здесь и останемся? Ну их к черту, этих маров. Прихватим пару девчонок, запрем дверь изнутри, и никто нам не страшен.

Пока Васильев разглагольствовал, Виктор отыскал указанную бочку. Постучал. Странно. По звуку выходило, что бочка заполнена вином. Что же получается — «Пастух» плавает в вине? Забавно. Виктор не знал, что делать. Времени было в обрез. Может, разбить эту чертову бочку? Он оглянулся, прикидывая, чем можно вышибить из бочки дно. Ничего подходящего не увидел. На полу перед ним сидела Несси, собачонка покойного генерала. Она тявкнула и завиляла хвостом. Кажется, она была прежде поменьше? И ножки куда короче. Сейчас — вполне солидная собака. Подросла? Несси гавкнула и, решив, что человек понял ее собачий призыв, нырнула в проход между пузатой тарой. Виктор двинулся за ней. У собачонки за бочкой было устроено местечко: лежала теплая подушка, стояла миска. Пустая. Несси уже сидела здесь. Хвост старательно мел пол из стороны в сторону. Бесшумно.

— Несси! — Виктор протянул руку, чтобы погладить собачонку, как это делал прежде не раз.

Рука прошла насквозь. Кожу стало пощипывать, как от слабого электрического разряда. Виктор присел на корточки, заглянул собачьему призраку в глаза.

— Несси, что ты мне хочешь сказать?

— Га-гавгав, — сообщила собачонка.

Виктору почудились в ее тоненьком тявканье два слова: «За бочкой».

За бочкой? Виктор посветил фонариком. К торцу пятой бочки липкой пленкой была прилеплена тонкая металлическая труба. Вот он, «Пастух»! Видимо, Бурлаков никому не доверял это оружие, потому и хранил здесь под «охраной» Несси.

А собачонка, как ни в чем не бывало, улеглась на подушку. Казалось, она была весьма довольна собой.

— Майор, пошли! — Виктор отодрал трубу от деревянного днища и перекинул на ремне за спину.

— Куда? — Васильев тем временем успел приложиться к кувшину. — По-моему, нам и здесь неплохо. — Он развалился в кресле и похлопывал себя по животу. — Ты поймал псину? Жареная собачатина — не так уж и плохо. Шучу. — Васильев икнул.

— Пора сражаться с марами. А ты пьян.

— Пьян? Не выдумывай. Я только немного взбодрился. — Васильев довольно резво вскочил на ноги. — И тебе советую. Не хочешь? Глупо. Сражаться? Замечательно. Мы сейчас их всех перестреляем. Бах — и нету. Кому подарить второй автомат? Зачем мне столько железа? Решено, вторым автоматом одарю первого встречного, — пообещал Васильев. — Воображаю, как он обрадуется!

66
{"b":"5289","o":1}