ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда тебя несет, Марк! Совсем спятил! Мы бы тебя сейчас распылили!

– У нас нет защиты! Перегрузки!

– Выруливай к приемному шлюзу. И без фокусов. Точно говорят, что ты безумный.

Марк почувствовал, как струйка холодного пота стекает вдоль позвоночника. Он не стал ничего говорить о повреждениях и отказе приборов. Вцепился в рычаг управления правым двигателем и сумел его сдвинуть еще чуть-чуть. Истребитель вздрогнул. Главное, он хотя бы не врежется в линкор… А там… может быть, за ним вышлют спасательный бот. Может быть… А что если, работая одним правым двигателем, дотянуть до шлюзовой камеры?

“Полное безумие”, – уточнил он для себя поставленную задачу.

И рассмеялся.

Слева, сквозь прозрачный “нос” истребителя, он видел точно такую же машину. Она стремительно приближалась.

– Марк, ну тебя и покорежило! – услышал он знакомый голос. – Вот так казус! Аварийка хоть пыркает?

– Аварийка работает, Флакк! – отозвался Марк весело.

– Тогда я заставлю свой искин просчитать для тебя градиент тяги двигателей для подхода к шлюзу. А потом наш “Титан” втащит тебя на палубу в аварийном режиме. Держись за мной.

– У меня фурычит лишь правый двигатель.

– Я буду работать только правым. Делай, как я, и повторяй! Да поторопись! Помни: ты не профессиональный пилот, коррекцию костей не делал, каждый час в этой консервной банке для тебя опасен…

* * *

Марк проснулся.

Человек в шелковой рубашке и белом шелковом жилете сидел в кресле, положив ногу на ногу. Маску гость держал в руках. Лицо с высоким лбом и детским подбородком было хорошо знакомо Марку по голограммам. Но время, эта хищная тварь, оставило на щеках и лбу гостя глубокие отметины.

– Наконец вы перестали делать вид, что вам отшибло память, – сказал Корвин. – Пусть так считают другие. Меня вам не провести, князь Сергей.

Кажется, гость не удивился. А если и удивился, то не подал виду. Лишь спросил:

– Откуда вы знаете?

Корвин поднялся, накинул халат. Маска Калиостро лежала на секретере вместе с тюрбаном. Издалека долетали смех и крики. Окна озаряли вспышки фейерверка. Карнавал еще длился. Как Сергей попал в комнату? Открыл потихоньку? Но как же сигнализация Друза? Не сработала? Или Марк так крепко спал, что не слышал? Тем более что за окном постоянно взрывались петарды.

– Ваша тайна проста. Вы – профессиональный пилот. Всем пилотам проводят коррекцию организма и – прежде всего – костной ткани. Выстрел из парализатора, способный отправить обычного человека на тот свет, лишил вас сознания на несколько часов.

– Несколько суток, – уточнил Сергей. – О коррекции мало кто знает. Подобные операции военные хранят в тайне.

– Но не от следователя по особо важным делам. – Корвин не стал уточнять, что подсказка только что пришла из сна. В конце концов, никого не должно волновать, как Марк добывает информацию. – Почему вы притворяетесь?

– Думаете, я прячусь здесь от спецслужб Неронии, изображая пятилетнего малыша, и боюсь сунуться в космос? Так?

– Вы изрядно насолили нерам этой историей с анималами.

– Да чихать мне на Неронию и всех ее анималов вместе взятых! Если бы я мог вернуться… – прошептал Сергей.

В космос его, выходит, не пускают. И он вынужден сидеть на планете. А на душе – муторно. Как это говорят на Китеже? Ах да, кошки скребут.

Раз нельзя в космос, Сергей теперь внушает всем, что превратился в дебила, играет в детской и обо всем позабыл.

– Вас не охраняют? Что делает контрразведка Китежа?

– Мне пять лет. Лежу в колыбели. Кому я нужен?

– То есть спецслужбы Китежа от вас отказались.

– Или я от них.

– Вы недооцениваете неронейцев, поверьте мне. Самые лучшие убийцы – оттуда, с Неронии. Именуются “браво”.

– Значит, смерть будет мгновенной. Это не так уж плохо.

– О чем вы говорили с мадмуазель Лери в парке?

– Об Эмми…

– Рассказывали о княгине Эмилии? Пытались понравиться моей сестре, вспоминая погибшую супругу?

– Все не так. Речь шла о другом. Мне нужен клон Эмми. Вы же знаете, и я знаю: любой пилот, отправляясь в космос… Каждый солдат всегда оставляет свой генетический материал в банке генов. Таков закон вашего мира. Как и нашего, к слову сказать.

– Генетический материал существует. Не спорю. Но, Сергей, только представьте: новая Эмми, внешнее сходство, а под биомаской совсем другое существо. Дру-го-е!

– Мне все равно… то есть не все равно… но это не важно.

– Эмми вырастет через несколько лет. Если, конечно, вы хотите получить полноценного человека, а не младенца в теле взрослой женщины. И потом… вполне вероятно, что клон Эмми не полюбит вас…

– Пускай… Главное, чтобы она жила. И я ее увижу. Через двадцать лет снова увижу… Такой, какой она была прежде. Ее смех… ее взгляд… все будет таким же. Я только погляжу издали. Вполне достаточно.

– Это нелогично… – Марк не мог взять в толк, зачем Сергею копия Эмми.

Куда проще заказать андроида с внешностью погибшей, если Сергей может видеть в своей постели только ее. Но растить клон… Тут рациональный ум Марка отказывался что-то понимать.

– Китежан вообще никто не понимает, – усмехнулся Сергей, как будто прочитал мысли лацийца. – Мы непредсказуемы.

– Как Стас? – не удержался и съязвил Корвин.

– Теперь мы похожи.

Корвин вспомнил свою версию о личине Стаса, под которой прячется сам Сергей, и мысленно обругал себя идиотом.

– Почему никто до сих пор не свернул этому парню шею?

– Мы его бережем, – усмехнулся Сергей.

– Он всегда был таким?

– Сколько помню – да. С тех пор как его привезли из озерного города. Первое время он непрерывно болтал ерунду, его пугал всякий громкий звук. Он не терпел одиночества. Потом ему провели коррекцию психики, и он стал вроде как нормальный… но только вроде как… Отец надеется, что все еще можно исправить.

“Бедный Стас, его жаль, но жалеть таких людей лучше издалека”, – решил Корвин.

– Не в моей власти создать новую Эмми, – в этот раз тон патриция был не таким уверенным. – Решение о вынашивании клона у нас принимает специальная комиссия.

– Достаньте ее генетический материал. Все остальное сделаю я.

– В этом есть какое-то извращение.

– Я ее создам. Достаньте мне ее. Умоляю.

В словах Сергея звучала скрытая ярость.

“Что-то тот выстрел в нем повредил. И дело не в спецслужбах Неронии, от которых, якобы, Сергей здесь прячется… Что-то в нем сломалось. Навсегда. Окончательно. Прежний Сергей был совсем не таков”.

– Теперь вы просите, умоляете, а два часа назад целились мне в лоб из бластера.

– Я готов действовать решительно.

– Вам не хватало решительности? Серьезно?

– Не хватило… один раз… – прошептал бывший капитан “Изборска”.

– Думаете, вы могли спасти Эмми?

– Да. Если бы не медлил. Одним выстрелом срезал бы этой твари манипуляторы. Но я подумал… Мне показалось, что он лишь берет ее в заложники, и я не стал рисковать.

– Анимал с вами заговорил? – подсказал Корвин. Вернее, его голос предков.

Знакомая ситуация. Слова… Обман. Если с тобой говорят, значит – есть о чем.

– Да. Он сказал: “Не двигаться, или она умрет”. На мне был боевой скафандр. И в кобуре бластер. Я замер. Кретин… А в следующий миг он… – Сергей оскалился: он вновь видел, что произошло тогда на Психее. – Анимал разорвал ее. Я выстрелил. Не промахнулся… – У Сергея прыгали губы. – Но она уже умерла.

– Похоже, князь, нас все время покупают на одну и ту же обманку: мы встречаем разумную тварь и тут же приписываем ей и жалость, и милосердие. К сожалению, это не так…

– Я буду убивать анималов повсюду, – пообещал Сергей. – Прежде всего, уничтожу этого маленького мерзавца, которого спас, вырастил, превратил в человека. Он жил в моем доме, он был мне как сын!..

– Он не просил вас об этом.

– Он был моим пленником!

– Вашим рабом?

– Я должен его простить? – спросил князь с издевкой.

17
{"b":"5291","o":1}