ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Полиция не осматривала сейф? – удивился Корвин.

– Сейф был закрыт дополнительным замком с временным кодом до нынешнего утра. Таковы правила карнавала. Жандармы лишь проверили наличие замка…

– Андрея Константиновича никто не подозревает! – веско сказал кабинет-министр.

– Кто-то имел доступ к сейфу? Ваш сын? – спросил Марк.

– Сергей… Вы смеетесь… – старый князь осуждающе покачал головой. – Нет, не мог… никто…

– Но оружие исчезло!

Князь опустился в кресло.

– Да, исчезло… – проговорил он убитым голосом.

Кажется, пропажа лучемета поразила его куда больше, чем гибель племянника.

* * *

Марк забрал багаж из флайера (охрана проверила каждую вещицу и буквально обнюхала, но позволила пронести с собой анализатор, вечный фонарь, таблетки стимуляторов и набор инфокапсул). После чего юный следователь прошел в свою бывшую комнату. Здесь все было прибрано, вычищено, почти что вылизано, окно плотно закрыто. На подоконнике помаргивал синим огоньком прибор охраны: он тут же сообщит, если гость захочет открыть окно в сад. Еще одна камера – на двери: фиксирует, кто входит и выходит. Ну что ж, будем знать, что мы под колпаком. Впрочем, подобное открытие ничего не меняет. Пусть следят!

В эту ночь Корвин не собирался ложиться. Времени было в обрез. Каждая минута, проведенная в сладких объятиях Морфея, могла стоить Друзу жизни.

Марк положил сразу две таблетки под язык.

“Парень, ты слишком налегаешь на стимуляторы”, – предупредил голос предков.

– Только сегодня… – ответил Марк вслух.

Ему казалось, звук голоса придает вес пустому обещанию.

Прежде всего, надо еще раз проанализировать все данные и просмотреть инфокапсулу с допросом Друза. Там, в словах арестованного, было несколько зацепок, которые Корвин лишь отметил про себя. Реперные точки заговора. Кончики нитей, которыми гостей с Лация буквально оплели с первой минуты их появления на планете.

Корвин не успел включить запись, как в дверь постучали.

– Открыто! – крикнул Марк.

“Что ты делаешь! – возмутился голос предков. – Убийца, возможно, еще здесь. Тот, кто застрелил Стаса, может прикончить и тебя, чтобы ты ему не мешал”.

– И тем самым подтвердить, что Друз невиновен! – тут же парировал Марк.

Да и какой дурак на глазах у сотни камер станет кого-то убивать? Разве что Стас. Но он больше не опасен.

Дверь распахнулась.

На пороге стояла княжна Ксения. На ней было темно-лиловое платье до полу. Очень эффектное. Но не сравнить с тем жемчужным нарядом… Впрочем, Ксении наверняка теперь не до нарядов – глаза у нее покраснели от слез, и девушка даже не потрудилась прибегнуть к каплям, чтобы скрыть красноту.

– Я узнала, что вы вернулись, и подумала, что вам необходимо перекусить с дороги… Кофе… пирожки… Холодное мясо…

– Натуральное мясо?

– Натуральное… – кажется, она смутилась. – Или вы употребляете только синтезированный белок?

– Благодарю, княжна. Я употребляю в пищу все. Даже ле карро.

– Простите?

– Морковку. Сырую морковь. Любите?

– Не очень, – Ксения наморщила носик. Видимо, пыталась так кокетничать. Чего не умела – того не умела. Лучше бы и не пробовала.

– По-моему, очень даже вкусно. Сырая морковь, тертая, с яблоками. Очень полезно. Или жареная маисоль…

“Э, парень, твои вкусы могли бы измениться за столько времени!” – хмыкнул голос.

– Простите, – Марк кашлянул. – Я все шучу. А у вас в доме траур.

– Бедный Стас! – Княжна судорожно вздохнула. – Многие были к нему несправедливы.

– Дорогая княжна, вы бы слышали, что ваш кузен говорил о моей сестре! Любой другой придушил бы его на месте. А я всего лишь хотел дать ему по зубам. Но не дал. И после этого вы утверждаете, что я был к нему несправедлив?

– Князь Станислав, разумеется, был ужасно циничен, – вздохнула Ксения. – До невозможности порой. На него время от времени находило. И он начинал говорить о сексе… непрерывно. Сальные шуточки, мерзкие намеки. Только отец умел его одернуть. Надеюсь, вам удастся обнаружить настоящего убийцу.

Она сделала книксен и торопливо вышла.

Марк взял с подноса чашку кофе, поднес к губам. И замер. Ну конечно! Лучемет в сейфе… Ну да! До начала карнавала Друз должен был сдать оружие. Но если кто-то (пока неизвестно кто) подменил оружие, то Друз поместил бы в сейф старого князя лучемет хозяина. В то время как бластер центуриона валялся бы в траве недалеко от трупа. Великолепный ход! Друз мог бы в этом случае до хрипоты клясться, что сдал оружие на хранение. Ему бы не поверил, даже Марк! Ловкий ход…

Но кто тогда подменил оружие? Тот, кто имел доступ к сейфу. Старый князь…

“Отпадает!” – вмешался голос.

Тогда… остаются двое. Командир Изборска или его сестра. И тот и другой наверняка могли получить доступ к сейфу. Или кто-то из доверенных слуг. Кто-то близкий к старому князю.

Вряд ли предательство слуги могло так поразить старика. Тогда – это его дети. Сергей… или Ксения. Молодой князь не глуп. И он знал о том, что Сергий Малугинский стал кабинет-министром. Что из этого следует? Ничего. Пускай у Сергея не все в порядке с Капитолием. Все равно он бы не стал действовать так топорно. Драка произошла уже во время карнавала… У Друза в этот момент не должно было быть оружия. Похоже, убийца вообще не знал о ночной драке. Увидел утром пустую кобуру на поясе Друза и решил, что все идет как надо: лучемет вернулся к старому князю, Друзу не отвертеться.

Этот инцидент с Сергеем явно не входил в планы убийц.

Тогда остается … Ксения? Ну конечно! Княжна вязла бластер из сейфа отца. Она могла узнать код… подглядеть. Или отец сам ей сказал… Именно – сам! Вот почему князь Андрей выглядел таким удрученным! Почему Марк сразу не догадался? Теперь будто вынули предохранитель, и цепь закоротило. Причастность княжны очевидна! Она все время была рядом. Всегда и всюду. Но зачем? Зачем Ксении убивать несчастного кузена? Ответа нет… Мотива нет… Найдем потом. Ответим на другой вопрос.

Когда княжна успела подменить оружие? Когда?! Что за глупый вопрос, следователь Корвин? Буквально накануне дуэли. Ну, конечно же! Ксения как секундант явилась в комнату Друза. Ослепительное платье. Жемчужный каскад… Отнюдь не каприз… отличная задумка. Сногсшибательное платье отвлекало внимание. Была минута, когда и Марк, и Друз вышли из комнаты. А Ксения там еще оставалась. Вот оно! Вот когда на месте бластера Друза оказалось оружие князя Андрея.

“Я зря подозревал сестричку!” – с торжеством сообщил Корвин тому, кто так цинично советовал обвинить Лери.

“Не одна, так другая…” – тут же отозвался голос предков.

М-да… циника не переспоришь.

Марк посмотрел на принесенный княжной поднос.

“Бойтесь данайцев, дары приносящих”, – шепнул голос.

“Поздновато ты спохватился”, – огрызнулся Корвин.

Марк взял анализатор, проверил кофе и пирожки. Потом мясо… Не так страшно, как могло бы быть: дары княжны содержали всего лишь сильное снотворное… Хотя, если бы Марк съел все угощение, то мог бы не проснуться… Она проделала все это под глазком двух камер, наблюдавших за ней от окна и от двери. Или ей позволено травить гостей лишь потому, что ее отец состоит в дружбе с кабинет-министром? Марк спрятал анализаор в карман, а кофе вместо того чтобы выпить, вылил на диван, и сверху положил подушку. Когда он заснет, княжна наверняка явится забрать поднос с остатками ужина, чтобы скрыть улики. Ну ничего! В этот раз мы будем хитрее!

Итак, теперь главный вопрос: зачем Ксении убивать несчастного кузена? Месть? Ревность?

“Не похоже”, – шепнул голос.

Скорее всего, княжна – лишь сообщница. Стрелял кто-то другой. Но кто? Да кто угодно. Явился на карнавал и остался до утра… Карнавал… вот ключ… карнавал… Маски… Маска Дантеса… ответ был где-то рядом. Но Марк никак не мог нащупать ниточку… Почему Друз описал синего человечка и не сказал, кого он видел в момент убийства в саду? Несколько секунд у него было! Не сообразил? Ладно, обойдемся без упреков. Все мы были одинаково тупы, надо признать.

27
{"b":"5291","o":1}