ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марк включил комбраслет:

– Тревога! Префект Корвин требует немедленно подмогу.

Флакк тем временем, приподнявшись на локте, водил из стороны в сторону стволом бластера. Но больше на них никто не нападал. Потрескивая, горели ветви пиний. Из пожарного флайера-автомата на деревья лились струи густой белой пены. Ее хлопья падали на пол ресторана, на опрокинутые столики и людей. Один комок угодил Марку в лицо.

– Похоже, больше никого, – решил Флакк. – Атака отбита.

Корвин помчался вниз, надеясь, что свалившийся с баллюстрады парень не успел удрать: падать было невысоко, но все же он мог сломать или вывихнуть ногу… Расчет оказался неверным. То есть удрать он в самом деле не успел. Но толку от нападавшего теперь не было никакого. Когда Флакк и Корвин очутились внизу, парень был уже мертв: голова его лопнула, мозгом и кровью заляпало мостовую. Попало и на псевдостекло первого этажа.

– Вживленный деструктор, – предположил Флакк. – Взять живым его было невозможно.

– Надеюсь, хотя бы личность сможем установить… – Корвин оглянулся.

Как ни в чем ни бывало, на первом этаже Лукулл продолжал дегустировать новые блюда. В то время, как двоих плебеев-дегустаторов рвало в розовые кюветы.

Какой-то репортер с голограммой галанета на тунике фиксировал происходящее в ресторане и вокруг него на камеру.

– Теперь вы верите, что я нащупал след? – Луций Сулла сбежал по лестнице. Губы его расплывались в торжествующей улыбке.

Корвин повернулся к нему. Выдохнул патрицию в лицо:

– Имя покупателя!

– Домиций…

– Сам консул?

– Нет. Его сын…

– Мало лучше, – заметил Флакк. – К счастью, главнокомандующим сейчас является второй консул, Гораций.

– Гораций в секторе Психеи, – напомнил Сулла. – А на Лации три легиона.

– Мой отец свяжется немедленно со всеми тремя легатами, – предложил трибун Флакк.

Да, бывший командир “Сципиона” мог сейчас оказать патрициям неоценимую услугу.

– Честно говоря, не могу понять, я расследую очередное преступление или залезаю по уши в политические интриги… – пробормотал Корвин.

– Как любой патриций, ты делаешь три дела сразу, – хмыкнул Сулла.

– Тогда надо связаться с консулом Горацием и отдать приказ вигилам. Минут пятнадцать на все хватит?

– Полчаса, – уточнил Флакк. – Но лучше час.

– Тогда через час мы можем арестовать Домиция.

Флакк отрицательно покачал головой.

– Я что-то забыл? – наморщил лоб Корвин.

– Предупредить сенат, – подсказал Сулла.

* * *

Они вернулись в дом консула. Мчались, нарушая все правила. Сигналили всем встречным: “Префект по особо важным делам! Пропустите!” И все же два раза чуть не попали в аварию.

“Ты слишком торопишься, – шептал голос, – и делаешь слишком много ошибок”.

Марк его почти не слышал. Он был как в лихорадке. Ухватил за нитку и разворачивал клубок. Но, оказалось, не нить это вовсе – ядовитая, скользкая, длиннющая змея.

Охранники консула беспрепятственно пропустили всех троих – Суллу, Корвина и Флакка – в малый атрий. Здесь их встретил секретарь, молодой, подтянутый, с застывшей полуулыбкой на устах.

– Извиняюсь, но консул Домиций занят и не может вас принять, – заявил секретарь. – Поскольку префект Корвин уже получил все необходимые полномочия…

Договорить он не успел: Флакк как-то незаметно отстранил его, да так, что тот оказался прижатым к стене и ни рукой, ни ногой пошевелить не мог.

Корвин снял с руки секретаря комбраслет, включил связь:

– Домиций! Тю а мерде! Если хочешь сохранить свою ослиную шкуру, немедленно нас выслушай! Немедленно! Мы знаем, во что ты вляпался!

Флакк ухватил секретаря за ворот рубашки и подтолкнул к дверям кабинета.

– Мы идем! – выкрикнул Марк, зная, что консул его слышит. – И без фокусов. Мы все вооружены. Вигилы уже окружили резиденцию.

Дверь отворилась.

– Предупреждаю: мой комбраслет на связи с десятью сенаторами. – Корвин говорил намеренно громко. – Если что-то со мной или моими друзьями случится, вам несдобровать.

Но Домиций не собирался сопротивляться или звать телохранителей на помощь. Патриции вошли в кабинет беспрепятственно. Консул сидел за столом в просторном пунцовом халате, на голове – тюрбан из махрового полотенца. Лица красное, разморенное – Домиций только что принял ванну. На обвисших щеках явственно поступала рыжая щетина. Ну надо же! Прозвище Домициев Агенобарб, что значит рыжебородый…

– Что все это значит? – Правитель Лация пробовал держаться с достоинством, но видно было, что он бессовестно трусит.

– Ваш сын – участник секты, – заявил Корвин, решив, что ходить вокруг да около не имеет смысла. – Хотите сохранить ему жизнь, исполняйте мои приказания беспрекословно.

Консул помолчал: ни отпираться, ни возмущаться не имело смысла.

– Отключите связь, – сказал спокойно. – Вам никто не грозит.

Марк выключил комбраслет.

– Вы в самом деле посвятили сенаторов в это… дело? – спросил Домиций.

– Сенатор Флакк посвящен, – предупредил трибун. – Остальные имена не стоит называть.

– Итак, вы будете с нами сотрудничать, наконец? Или я должен обратиться к сенату? – продолжал наступать Корвин.

– Отпустите Антония. Он же сейчас в обморок упадет, – сказал вместо ответа консул.

Флакк выпустил секретаря, и тот рухнул на диван в полуобморочном состоянии.

– Чего вы хотите? Чтобы я устроил побег Гаю Флакку? Я согласен. – Консул готов был откупиться.

– Это прежде всего, – заявил Корвин. – Где сейчас ваш сын?

– Отбыл с планеты.

– Когда?

– Неважно. Вы его не найдете. Его никто не найдет. Даже вы, Корвин.

– Это мы еще посмотрим. Когда вы узнали, что ваш сын – участник заговора?

– Я не отвечаю на ваши вопросы. Никто не обязан свидетельствовать против своего ребенка, жены или родителей.

– Да, вы не обязаны свидетельствовать… – согласился Корвин. – Но обязаны сложить с себя полномочия консула. К вам будет немедленно приставлена охрана. С этого часа вы под домашним арестом.

– У меня, как и у вас – чрезвычайные полномочия. – Домиций еще пытался сопротивляться.

– Я уже связался со вторым консулом. Он отдал приказ посадить вас под арест. Что я и сделаю. Но прежде вы дадите приказ организовать побег Гая Флакка.

Домиций размотал полотенце, вытер им лицо – пот с него лил ручьями.

– Корвин, вы сами не понимаете, что творите. Сейчас, в момент кризиса, вы лишаете планету управления.

– Отнюдь. Ваши полномочия, согласно конституции, переходят к первому сенатору. А первый сенатор, то есть принцепс… это…

– Сенатор Флакк… – скривил губы Домиций. – Вы хоть представляете, как обозлятся плебеи? Я успокаивал вражду, я мирил…

– Мирили? – взъярился трибун. – При вас сектанты стали убивать наших детей! Ваш сын – член секты. Вы его покрывали! А может быть – и науськивали. Только не думайте, что это сойдет вам с рук! Вы дорого заплатите за все, клянусь Лацием и звездой Фидес!

– Подождите! Как сын консула мог звонить убитому Фабию, если он покинул планету? – осенило Марка.

Корвин кинулся к комустройству:

– Центурион Регул, это Корвин. Проверьте один звонок комустройства. – Марк жестом подозвал Суллу. Тот вставил в нужное гнездо свой комбраслет. Вернее, комбраслет покойного Флавия. – Последний звонок. Откуда он?

– Подождите… минуту… – попросил Регул.

Марк вдруг почувствовал безумную слабость. Показалось – сейчас свалится на пол и заснет… и никогда не проснется. Если даже консул против них… если консул…

– Звонок с пересадочной станции нуль-портала… – сообщил Регул.

– Слушайте мой приказ, Регул. Задействовать космических вигилов и задержать Луция Домиция Агенобарба младшего. Где бы он ни был.

– Слушаюсь. Если только молодой Домиций еще в нашей юрисдикции, совершенный муж.

– Постарайтесь. И пришлите центурию вигилов, чтобы усилить охрану консула Домиция. С этого часа он под домашним арестом.

65
{"b":"5291","o":1}