ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Почему именно Лери? – Корвин изобразил удивление. – Эта взбалмошная, дерзкая, самовлюбленная особа еще тебе не надоела?

Друз, как и Корвин, видел краем глаза, что Лери стоит у выхода на террасу и слышит их разговор. Новоявленный патриций понимающе кивнул будущему родственнику:

– Кто спорит, у Лери масса недостатков, но есть кое-какие достоинства. Главное – она меня любит. – Друз едва сдерживался, чтобы не расхохотаться.

– Любая патрицанка согласится выйти за тебя замуж. Уверенная, что память ее рода будет доминировать. К тому же ты – завидный жених. Богатый. Тебе заплатили за все месяцы работы со мной. Это же огромные деньги!

– Конечно, любая согласится. Но мне нужна только Лери, – заявил Друз с жаром.

– Хорошо, не буду больше отговаривать. Но пеняй потом на себя. Кстати, она знает об особенностях твоей памяти?

– Еще нет. Я рассказал ей о своей первой любовнице. И о второй тоже. А про память мы пока не говорили.

– Когда ты ей сообщишь? После свадьбы или до?

– А ты как считаешь?

Корвин задумался.

– Думаю, надо сказать “до”. Лери слишком горда, чтобы простить тебе такую утайку. Как истинная патрицианка она считает, что должна знать все секреты.

– Хорошо, я скажу “до”. Но есть еще одна проблема… Сенатор Корвин еще не вернулся. А нам бы с Лери не хотелось тянуть со свадьбой. Может быть, ты дашь согласие на брак?

– Тянуть не придется. Дед только что прислал письмо. Поздравляет с получением звания префекта и сообщает, что вернется на днях.

Друз недоуменно пожал плечами:

– Он что только теперь узнал, что ты префект? И не слышал про заговор Светония? Где же он был все время?

– Честно отвечу: не знаю.

Корвин обернулся. Лери больше не было в дверях. Ушла бесшумно.

ЭПИЛОГ

Дед вернулся. Без предупреждения. Утром Марк вышел на террасу и увидел, что сенатор Корвин сидит в плетеном кресле и смотрит на раскинувшийся внизу сад. Кто бы мог подумать, что всего лишь несколько месяцев назад здесь чернело отвратительное пожарище. Сейчас все было в золоте увядающих листьев.

“В багрец и золото одетые леса…” – непременно бы процитировал князь Андрей.

– Дед! – Марк кинулся к старику, обнял его, прижался щекой к щеке. – Где ты был столько времени? Ты хоть знаешь, что произошло на Лации? Заговор сектантов… попытка переворота…

Старик не ответил. От него как-то странно пахло – чем-то приторным и одновременно едким. Марк потянул носом воздух. Сомнений не было: запах лекарств.

– Ты был болен? – Марк отпрянул.

Старик повернул голову. Как бы с трудом повернул и глянул на Марка. Глаза у него были погасшие, мертвые.

– Я и сейчас болен, – выдавил он наконец. Добавил: – Позови Лери.

Марк кинулся за сестрой. Та, узнав, что дед вернулся, бегом примчалась вместе с братом на террасу.

– Я отправляюсь на Старую Землю, – заявил старик. – Все уже готово для поездки.

– Что? – одновременно воскликнули Марк и Лери.

– На Старую Землю. Портал скоро откроется. Я уеду и уже не вернусь. Вы остаетесь вдвоем, дорогие мои.

Голос его слегка дрожал. Дрожали губы. И руки, белые, будто восковые, тоже дрожали. У Марка сжалось сердце.

– Нет… как же… – Марк растерялся. – Ты не можешь просто так! Ты – сенатор!

– Когда я покину Лаций, сенатором станешь ты, Марк. А я уже… не могу. – Старик пожевал губами, хотел еще что-то добавить, но лишь повторил. – Не могу.

– Где ты был столько времени, дед? – повторил свой вопрос Марк.

– Не могу, – в третий раз сказал старый Корвин.

– Я нашел убийцу отца, – похвастался Марк. – Видишь… у меня все получается.

– Скоро… портал откроют… – Дед вздохнул. Провел пальцами по глазам. – Скоро.

– Но погоди! – Марк никак не мог взять в толк, чем вызваны подобные перемены: даже если дед болен, все равно… почему сенатор должен бежать? Марк был уверен, что дед убегает. Причем спешно. – Если я сделаюсь сенатором, то не смогу одновременно и заседать в сенате, и вести дела. Мне просто не потянуть такую нагрузку. Времени не хватит. Потом – сенатор должен всегда пребывать на Лации. Или почти всегда. Выполнять поручения сената. Но я теперь не могу не быть следователем… я слишком нужен. Нужен Лацию. Всем…

– Лери… – только и сказал дед.

– А ведь точно! – Девушка оживилась. – Марк, ты можешь по доверенности передать полномочия мне, я буду заседать в сенате.

– Ты не захочешь, – хмыкнул Марк.

– С чего ты взял! Еще как захочу! Я устрою этим седым комарам настоящие Канны! Я их… – Она стиснула кулаки, и глаза ее засверкали.

– Почему ты не останешься с нами, сиятельный? – Марк затряс головой. – Я только-только вернулся, а ты уезжаешь. Что случилось? Зачем тебе Старая Земля? А я? А Лери? Ты нам нужен.

– Я не могу остаться, Марк. Портал скоро откроется.

– Дед, погоди! – спохватился Марк. – Ты должен дать согласие на брак Друза и Лери. Может быть, ты не знаешь, но комиссия по делам патрицианских родов даровала Друзу патрицианство. Так что теперь никаких препятствий для брака. Наоборот. Теперь Друз может жениться только на патрицианке.

– Я давно уже согласился… – отозвался старик. – Только…Я тороплюсь. Очень тороплюсь. Имение твое, Марк. Дарственную я оформил. И больше, прошу, не будем говорить о моем отъезде. Мне слишком тяжело.

* * *

Марк с Лери выбирали свадебное платье и подарки в галерее рынка. Поджидал их здесь Сулла или встреча произошла случайно – неведомо. Но Марк был склонен считать, что все-таки Сулла здесь его поджидал. Появился неожиданно, когда Лери вышла из примерочной.

– Восхитительное платье, Лери. Но я бы выбрал вон то… – Сулла указал на роскошный наряд из огненного шелка.

Глаза девушки загорелись. И она вновь устремилась в примерочную.

– Слышал, следователю нужны помощники в его славную группу, – с напускным равнодушием проговорил Сулла, делая вид, что его интересуют только свадебные платья. – Раз прелестная Лери теперь станет сенатором, а Друз вряд ли покинет молодую жену в первые месяцы после свадьбы, то, как минимум, две должности вакантны.

– Что ты хочешь?

– Выбрать дело по душе. Кажется, ты мне советовал так поступить при нашей первой встрече. Вот я и решил – почему бы мне ни сделаться следователем по особо важным делам?

– Сулла, я же знаю, что твоя мать была из рода…

– Корвинов, – подсказал Сулла. – Кузина твоего деда. И она сохранила ношу патрициев. Отец надеялся, что преступления его рода уравновесит законопослушание твоего. Мама умерла сразу после моего рождения. Отец отравил ее. Я так думаю. Представь, каково это – помнить, как одни твои предки ловили преступников, а другие – совершали преступления…

– Что-то должно возобладать.

– Любая победа временна. Кстати, знаешь, что мне удалось выяснить, просматривая записи Флавия?

– Нашел эликсир восстановления памяти? – живо спросил Корвин.

– Нет, такого не существует. Но в одном месте удалось обнаружить интересную запись. Сделанную в магазине очков.

– Вот как… – Марк уже почти знал, что сейчас скажет Сулла.

– Ну да. Сын Флавия жил жизнью отца, день и ночь смотрел инфокапсулы ученого. Но сам при этом, выходя из дома, надевал плебейские очки. Внешне он во всем подражал отцу. Одевался, как его отец, и как отец, фиксировал каждый свой чих. Он делал записи того, как просматривает записи. Занятно… В конце концов, он многое напутал —“инфашки” его пустой жизни смешались с капсулами старшего Флавия. Наверное, бездарный сынишка находил это забавным. Возможно даже, он считал это новой реальностью. Извини, отвлекся… Так вот: на одной из его записей есть посещение магазина. И там младший Флавий видел, как будущий заговорщик Светоний покупает очки, пустые инфокапсулы и блоки настройки.

– Когда это было?

– Больше восемнадцати лет назад, если Децим Флавий ничего не напутал.

– Сохрани эту запись, – попросил Марк. – Возможно, она нам еще пригодится.

76
{"b":"5291","o":1}