ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Берите из озера.

– Это ваша вода, а не моя, – усомнился колдун из Темногорска. – Здесь нужно особое заклинание, чтобы подчинить воду.

– Никакого особого заклинания нет.

Роману показалось, что Гамаюнов вроде как говорит правду и одновременно лжет. То есть выходило, что он продлил действие заклинания и одновременно не продлил, что Надю можно оживить и одновременно нельзя. Как хозяину Беловодья удается проскальзывать между «да» и «нет», Роман не ведал. Он вдруг подумал, что Надя своего мужа одновременно и любит всей душой и ненавидит так же сильно. Но разгадывать загадки господина Гамаюнова было некогда.

Иван Кириллович поднял из воды два кувшина – в каждый можно набрать не меньше десяти литров. Как и все в Беловодье – или почти все – кувшины были созданы из воды, но на вид казались стеклянными. Озерная влага была особенная – это господин Вернон почувствовал сразу. Пусть и не схожая с пустосвятовской, любезной его сердцу, пусть в чем-то чуждая, жесткая, – но все равно, на многое способная стихия. Да, способная на многое. Но она явно не собиралась повиноваться хозяину Пустосвятовки. Работать с такой водой господин Вернон не мог. Разве что получится только хуже. Оставалось одно: воду перенастроить.

– Мне понадобится много времени, – предупредил Роман и вернулся в «свой» дом.

Зашел на кухню, поставил кувшины с водой на пол, плюхнулся на диван. Он так и не мог решить: сказал ему Гамаюнов правду или солгал? Ощущение было, что сказал правду лишь наполовину. И главное… да, в этом Роман был уверен – времени оставалось мало. Очень мало, хотя Иван Кириллович уверял в обратном.

Ладно, что тут думать! Прежде всего надо восстановить ограду. А потом… потом… Надя. Ее возвращение. О, Вода-царица! Скорее же, скорее! Роман достал из кармана пустую серебряную флягу, ковырнул ножом донышко. Выбрал самую большую тарелку, флягу заклинанием укрепил в воздухе над тарелкой и стал медленно лить воду из кувшина в пробитую флягу. Из отверстия в дне вода сочилась по капле. Каждой капли на лету колдун должен был коснуться и подчинить колдовскую ее силу своему дару. Капли стучали монотонно, тарелка наполнялась медленно. Через час у Романа голова пошла кругом, а он сумел наполнить лишь половину кувшина новой – своей – водой.

Ладно, хватит! Надо попробовать, что получилось. Ведь может статься, что не получилось ничего.

Интересно, что будет, если он выпьет эту переколдованную воду? Роман поднес кувшин к губам. Сделал глоток. Вдруг бросило в жар, следом по телу пробежала дрожь. Новый глоток. На миг колдуну показалось, что его сейчас вырвет. Никогда прежде вода не вызывала такого отторжения. И все же он заставил себя проглотить то, что держал во рту. Рот наполнился горькой слюной, она потекла по подбородку, на рубашку. Еще глоток…

И все прошло. Он просто пил воду. Ни жара, ни холода, ни тошноты – лишь противная слабость, которая медленно проходила. Теперь Роман пил медленно, со вкусом. Ощущал, как прибывает внутри него сила. Сила Беловодья.

Прихватив с собой кувшин, колдун вышел из дома и двинулся по дороге. Шагнул за ограду, ощутил, как дернулось ожерелье. Оглянулся. Картинку повело перед глазами – сместились тени, свет. Контуры расплылись. Мгновение – и он видел перед собой аккуратные коттеджи, лужайки, деревья, озерцо посередине и церковку на воде. Потом ограда утратила прозрачность, видение исчезло.

Роман перевел дыхание. И тут наконец понял, что его смущает в просьбе Гамаюнова: водный колдун не знал природу этой второй, внутренней границы. Первая была создана из воды путем заклинаний, достаточно сложных, но знакомых. Таких границ при известном настрое и сам господин Вернон мог нагромоздить вокруг Беловодья хоть десять рядом друг за другом. А вот эта, внутренняя, была темного происхождения. В прямом смысле этого слова. Когда водный колдун пытался понять ее природу, то видел – будто наяву – что-то непрозрачное, густое, темное. Вода присутствовала. Заклинания тоже. Но явственно ощущалось что-то еще, неведомое. И это неведомое колдуна пугало. Вернее, не так – настораживало. Иван Кириллович сказал, что Стен не мог находиться в Беловодье долго. Наверное, и Роман не сможет. «Дольше трех дней нельзя», – опять вспомнил он слова Алексея, переданные Леной. А что потом?

Колдун двинулся вдоль границы, ощупывая стену пальцами и пытаясь определить, нет ли скрытых трещин в ограде. Пока что она была целехонька и напоминала матовое стекло с неясной структурой внутри, что-то вроде размытых ячеек неправильной формы. Разглядеть сквозь ограду, что находилось в центре, было невозможно. Порой возникали видения, но ложные. Истинное не проглядывало.

Наконец колдун дошел до черного разлома и остановился. Трещина оказалась довольно ровной, но природа разрыва была так же не ясна, как и суть ограды. Гамаюнов намекал на Колодина. Но как Колодин мог разрушить ограду, господин Вернон не представлял.

Колдун набрал полные пригоршни воды, произнес заклинание. С его ладоней вода потекла, отвердевая, превращаясь в льдистую пластину. Роман соединил границы трещины узким стеклышком, будто мостком. Тьма исчезла. За прозрачной заплаткой теперь отчетливо можно было разглядеть, что же там происходит, внутри. Роман увидел поверхность озера. Вода искрилась и играла. Вокруг белые дорожки, сосны. Роман плеснул водой вверх, и стекло продлилось ввысь, соединяя две части ограды. Затем вниз – и разрыв был полностью исчез. Троекратное заклинание укрепило заплатку. Но все равно, это только заплатка. Сколько она простоит и как прочно срастется с оградой Беловодья, колдун не ведал. Роман двинулся дальше вдоль границы. Через несколько шагов натолкнулся на второй разлом. Он был точь-в-точь такой же, как и первый. Но залатать его оказалось труднее – волшебные льдинки не желали крепиться к краям и со звоном обрушивались на землю. Приходилось вновь превращать их в воду и вновь создавать хрупкую опору. Лишь с третьей попытки колдуну удалось установить ледяную перепонку. Роман решил сначала наскоро закрыть все разломы, а уж потом заняться серьезным ремонтом. Главное – как можно быстрее вновь превратить ограду в замкнутый круг. Тогда Беловодье обретет полную силу, и Надя оживет. Так скорее же, скорее!

До следующей трещины шагать пришлось изрядно. Надо бы проверить, может ли колдун пройти внутрь в любом месте. Роман шагнул и уперся в стену. Ограда не желала его пропускать, будто у него не было ожерелья вовсе. Невероятно! Получалось, ограда проницаема для него лишь там, где проходит дорога.

Наконец появился новый разрыв – такой же точно, как и предыдущие два. Какая-то догадка шевельнулась в мозгу Романа и тут же пропала. Колдун вновь стал создавать перепонку. В этот раз создать окошко получилось довольно быстро. Окошко. Роман невольно приблизил лицо к прозрачной заплатке и глянул внутрь. Все так же плескалась вода, и мелкая волна билась о края дорожки. Перед ним была старинная усадьба, построенная из воды. Что-то знакомое. Фасад с фронтоном, четыре колонны, лихо закрученные рожки ионического ордера на капителях. Два этажа, два флигеля. Где-то он видел этот дом. Кажется, на картинке или фото… Усадьба слегка подрагивала и как будто перемещалась по поверхности озера. Две скульптуры у входа, белые, будто мраморные. В окнах одинаковые белые занавески. Вдруг почудился за окном силуэт – вернее, не силуэт даже, а тень. Она мелькнула и пропала. Роман приник к стеклу, силясь разглядеть, кто же там внутри. Увидел, как по тропинке к дому идет Гамаюнов. Иван Кириллович о чем-то задумался. Лицо его было мрачным, губы едва заметно шевелились. Роман спешно произнес заклинание односторонней невидимости – теперь стекло изнутри круга казалось матовым, в то время как господин Вернон продолжал видеть все происходящее. Но Гамаюнов не глядел в его сторону, возможно, он полагал, что гость еще возится с первым разломом.

Иван Кириллович подошел к ступеням и остановился. Что-то произнес. Что – Роман не слышал. Но ему показалось, что хозяин Беловодья позвал кого-то по имени. Вновь за окном мелькнула тень. Теперь сомневаться не приходилось – там, в доме, был человек. Он махнул рукой Гамаюнову. Иван Кириллович вдруг крикнул.

41
{"b":"5293","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чего ты по-настоящему хочешь? Как ставить цели и достигать их
Чаша волхва
Страсти по Адели
Почему Беларусь не Прибалтика
Свободная касса!
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Украденная служанка