ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роман вернулся в дом.

– Выпьешь? – спросил дядя Гриша, набулькивая из бутыли в стакан.

– Чтоб там, рядом с женишком лечь?

– Ну, зачем так? Я тебе обычного налью.

– Не надо. – Роман глотнул из своей фляги для безопасности. Закусил огурчиком. Тот хрустнул, брызнул кислым соком. Хорош.

– Сильно берет, да… – кивнул дядя Гриша. – Уж коли этой моей самогоновки кто глотнет, ни за что не вырвется.

– Перстень Юлу ты сработал?

– Знаешь, так чего спрашиваешь? – Дядя Гриша опрокинул стакан.

– А этот? – Роман повернул сжатую в кулак руку так, что зеленый камень оборотился в сторону дядя Гриши. – Этот тоже твой?

Дядя Гриша долго молчал, глядя на перстень. Вздохнул тяжело и кивнул.

– Чье ожерелье внутри?

– Машенькино. Доченьки моей покойной.

– Значит, Марья Гавриловна Гамаюнова – супруга твоя?

Дядя Гриша фыркнул:

– Тогда она не Гамаюновой звалась – Терентьевой. Мою фамилию носила. Она ведь хулиганка была – поискать. О мировых всяких безумствах задумывалась. А вот деточку нашу не уберегла. Машенька ведь не от болезни умерла какой – не от грудной жабы, как нам в музее этом сказали. Вышло так, что ожерелье ее душить стало. Водой обливали, в речке купали – не помогло. Марьи Гавриловны как назло рядом не было. Звал я ее – не пришла. Не успела. Я тогда ножик ледяной взял, ожерелье срезал и в перстень закатал – да поздно. Все равно не помогло, все равно вижу – дитятко мое умирает. Я ее на руки. А она вздохнула и не выдохнула. Глазки приоткрыты, на мир смотрят, не видят. А сама – не дышит. Я – в комнату ту, обитую пурпурным штофом, где пейзажи по стенам висели. Шагнул – и как в пропасть. Выскочил в Петербурге. Аж в тысяча девятьсот шестидесятом году, как потом выяснилось. Прямо в больнице.

– В дверь ту нельзя без ожерелья входить.

Дядя Гриша запнулся, как будто и сам понял, что ляпнул что-то не то.

– Разве?

– Это точно.

– Так я ведь хулиган. А у Машеньки было ожерелье… Ах, нет, не было. Так она мертвая уже была! – нашелся наконец дядя Гриша. – Но и здесь не воскресили. И я назад возвращаться не стал. Зачем? Тут остался. Если будущее видел, прошлое мгновенно теряет смысл.

– В музее сказали, что ты в реке утонул.

– Смех, да… Нашли кого-нибудь по комплекции подходящего и мной объявили. Надо ж было как-то бумагу о смерти супруга получить, чтобы снова замуж Марье Гавриловне выйти. Она еще при мне на этого красавчика Гамаюнова заглядывалась. Ну а я здесь прижился. Машенька родилась. Моя. Но другая. У нас с Танюшей деток долго не было, я Ваську вроде как за сына считал. Потом думали – усыновить кого. Ну, а после радость случилась. Машенька наша.

Роман чувствовал: не договаривает что-то старый хулиган по свои дела личные, самое важное утаивает. А может, и самым примитивным образом врет. Но сейчас темногорского колдуна интересовал прежде всего Вадим Федорович и все, с ним связанное.

– Дядя Гриша, а ведь ты нарочно тогда к особняку Сазонова свернул. Не было никакого колдовства. Ты туда нас с Базом сам привез.

Григорий Иванович отпираться не стал.

– Я ведь там, в притоне всех гадов запомнил. Прежде чем их водой смыло. А как раз накануне твоего прошлого возвращения, когда ты База в погребе нашел, примчался от Сазонова человек с посылкой: деньги передал и подарочек для Машеньки. Так я посланца признал – охранника этого я там, в притоне видел. Только думал – он сам, гаденыш, с дружками девочку мою украл. А вышло – хозяин приказал. Ну, а дальше ясно. Посчитались мы с ними со всеми. Там, в особняке.

– Так ведь это ловушка примитивная. Ник Веселков намеренно вас в ловушку заманивал, когда посланца с подарком прислал. Неужели не поняли?

– Как не понять! Но мне приятно в ту ловушку лезть было. А еще занятно было поглядеть, как ты испугался, когда вообразил, что заклинания твои не действуют.

– Злая шутка, – буркнул Роман.

– Не спорю. Но решил: Advienne ce que pourra.[3]

– Что ж ты женишка-то не раскусил?

– А чего его кусать-то? Он как кусок металла. Без сердцевины. Нет в нем ничего. Потому и наружу не видать. Да и не всемогущий я ведь. Хулиган обычный, на хулиганке был когда-то женат. И все мое уменье – кольца делать.

– Значит, там, на дороге, мы случайно встретились. То есть, не случайно конечно, но не по твоей воле.

– Правильно говоришь, воля была не моя. Я в Темногорск ехал. Вы – в Беловодье. Дороги скрестились там, где женишок-хулиган угадал. А может, и не женишок, может, кто-то другой. Разве нам ведомо, по чьей воле наши дороги друг друга перечеркивают?

– Теперь я понимаю, почему ты там, в усадьбе, себя так странно вел.

– Ни хрена ты не понимаешь. – Григорий Иванович вытащил из шкафчика черную бутылку. Совершенно черную. Не разглядеть, что же там, внутри. Сургучом прежде была запечатана. Сейчас сургуч оказался сбит. – Не хочешь глотнуть? – спросил хозяин, хитро щурясь. – И правильно делаешь, что не хочешь. Сильная это штука. – Дядя Гриша спрятал бутылку обратно в шкафчик – Жидкость там прозрачная как слеза. От спиртяшки не отличишь. Но стоит пару капель в стакан капнуть – и ты уже никакой. Пока ты в усадьбе Марьи Гавриловны ее портрет в кабинете рассматривал, я в подвальчик слазал, да потайной погребок наш отыскал, и забрал оттуда инструментик мой, для колец потребный, да бутылочку эту. Последнюю. – Дядя Гриша вновь наполнил свой стакан.

Хлопнул, запрокинув голову. На красной шее дернулся вверх и вниз кадык. На шее старого хулигана больше не было ожерелья. Роман даже не удивился. Почти.

– Где оно?

– Что?

– Да ожерелье.

– А… Да не держатся на мне ошейники, племяш. Растворяются. Хулиганство мое на них как кислота действует. Ядовито.

– Значит, у тебя уже было ожерелье? Ну, да. Иначе ты бы через дверь волшебную не прошел. И… растворилось… Так?

– Ну, вроде того.

– Но ты же вновь ожерелье принял! Такого не бывает! Второй раз ожерелье не подаришь.

– Почему? – искренне изумился дядя Гриша.

– Мой дед говорил, что второе ожерелье человека задушит. А ты и глазом не моргнул, когда ожерелье потребовал.

– А чего мне моргать-то? От страха, что ли? Так какой я после этого хулиган?

– Погоди… А может, ожерелье растворяется после того, как ты кольцо изготовляешь?

– Может, и так. Но не сразу. Дня два-три еще держится. А потом – впитывается в мою шкуру. Бесследно.

– Дядя Гриша, так ты назад пройти не мог в том, в шестидесятом…

– Э, хватит! – Григорий Иванович повел перед носом Романа пальцем из стороны в сторону. – Хватит свой длинный нос куда не надо совать. Мог – не мог, значения не имеет. Теперь здесь хулиганю, и точка. Выпьем. Ты из своей фляги, я – из стакана, за то, чтоб нам еще долго на этой земле хулиганить.

– С женишком что сделаем?

Григорий Иванович посуровел:

– Ты в это дело не суйся. Не твое. Я сам ему такое хулиганство устрою, что он про свои хулиганства забудет. Но тут я хулиганю. И точка.

И дядя Гриша наполнил вновь стакан. Бутылка опустела.

вернуться

3

Будь что будет. (фр.). 

91
{"b":"5293","o":1}