1
2
3
...
11
12
13
...
75

Недалеко от дороги возвышался блестящий купол, утыканный многочисленными антеннами и консолями с сенсорными блоками. Вокруг него шла полукругом «юбка» из солнечных батарей. В этой зоне немало заводов-автоматов. Интересно, они в самом деле автоматические? Или внутри копошатся, никогда не покидая купола, все те же рабы?

На месте водителя по-прежнему сидел трибун. Впрочем, непосредственно управлять «Тайфуном» ему не было нужды: пока машина мчалась над дорогой, всем заведовал миникомп. Люс дремал рядом с Марком на сиденье, откинувшись на спинку.

– Скоро приедем? – спросил Марк у трибуна.

– Через пару часов. Пить хочешь? – Лациец протянул Марку бутыль.

Юноша сделал глоток. Вода оказалась тепловатой. Перекусить пришлось пищевыми таблетками. Марк разбудил Люса и отдал приятелю половину своего ужина.

– Что мы будем делать? – спросил Марк у трибуна.

– Похоже, сейчас нам придется заняться вон тем летуном.

Рабы обернулись.

Трибун Флакк разглядывал что-то в бинокль. Скорее всего – черную точку в небе, что быстро росла, приближаясь.

– Полицейский флайер, – сказал наконец трибун.

– Это… за нами? – шепнул Люс.

– Спросить не успеем, – усмехнулся Флакк. И приказал компу: – Открой багажник.

Крышка багажника «Тайфуна» поднялась, и оттуда выпрыгнул серебристый бочонок. Тот самый, что трибун ранее хранил в доте. Отделившись от машины, бочонок на мгновение завис над дорогой, потом выпустил струю горячего газа и поднялся метров на десять. Развернулся. Тонкий красный лучик блеснул, коснулся корпуса флайера и тут же исчез. Потом вновь возникла красная светящаяся черта. На корпусе летящего флайера взбухла ослепительно яркая полоса, и машина развалилась надвое, работающие нагнетатели разнесли обе половины корпуса в разные стороны. Вниз посыпались люди, незакрепленные приборы и багаж. Прежде чем рухнуть, одна половинка флайера, повинуясь агонизирующему разуму искина, выпустила ракету. Но едва ее серебристый корпус возник на фоне гаснущего неба, как красный лучик впился в него, следом второй луч разрезал ракету пополам. Она рассыпалась брызгами белых и красных огней, напоминая фейерверки, которые так любят запускать в новогоднюю ночь, чтобы потом из этих огоньков сложились огромные алые буквы, а из них слово – «НАПОЛЕОН». Но сейчас никакого слова не сложилось. На фоне заката причудливо извивались полосы серовато-желтого дыма. Бочонок замыкал круг над останками флайера. Вновь прицельный луч наметил жертву среди рухнувших обломков. Белая вспышка, обломки, брызги пламени…

Расправившись с преследователем, бочонок догнал «Тайфун» и скользнул в багажник.

– Бот это да! Автономный бластер! – ахнул Люс.

– Засада впереди! – сказал Флакк.

Далеко впереди громоздилось что-то бурое, огромное, будто поперек дороги была возведена стена.

– Видимо, нашли Жерара… или Гарве, – решил Марк и добавил обреченно: – Теперь нам не уйти.

– Цель по курсу! – отдал трибун приказ автономному бластеру.

Бочонок устремился вперед. А «Тайфун» свернул с дороги и помчался прямо над высохшей, залитой красными лучами пустыней. Гравитационные разрядники лишились дорожной опоры, и летучая машина начала рыскать.

– Так нас сложнее засечь, – пояснил трибун.

Над дорогой полыхнуло оранжевым. А потом прикатился грохот…

– Жандармы решат, что это мы там взорвались! – воскликнул радостно Люс.

Марк в этом сомневался. Видимо, как и трибун.

– Нет, они будут нас искать, но это не… – Флакк не закончил фразу.

«Тайфун» подбросило в воздух, перевернуло вверх днищем, грохнуло о камни, сминая корпус. Вновь подбросило и вновь перевернуло. Марк не успел испугаться. Амортизаторы стиснули тело с двух сторон, стало трудно дышать и невозможно пошевелиться. Марк лишь смотрел, как кувыркается перед глазами красное небо с оранжевым диском Фаэтона в центре. Краем глаза он заметил искаженное лицо Флакка почему-то прямо перед собой. И еще – брызги красного, летящие во все стороны во время каждого кувырка. Потом Марка ударило в грудь, он задохнулся и потерял сознание.

«Черт… надо было ввести в бой Старую гвардию…», – сказал кто-то в темноте.

* * *

– Кажется, приехали…

Марк попытался разлепить глаза. Веки запорошил песок. Проклятый песок набился в рот. И нос. Как тогда, в детстве. Во время штурма Вер-ри-а. Но теперь во рту еще было полно крови. Крови, смешанной с песком. Марк стал отплевываться. Получалось плохо. Закашлялся. Боль тут же вспыхнула в затылке и под ребрами.

– Ползи сюда, – сказал все тот же голос.

Марк, наконец, проморгался и открыл глаза.

Пустыня вокруг казалась серебристо-серой, залитая светом двух лун Колесницы. Селена Прима и Селена Секунда старались вовсю. Против первой луны Селена Секунда казалась огромной, она висела как раз над кромкой Диких гор, и вокруг ее белого лика дрожал розоватый ореол. Кроме двух Селен, в небе двигались еще несколько ярких точек – боевые орбитальные станции Колесницы.

– Я жив? – зачем-то спросил Марк, сплевывая песок с кровью.

– Пока. Но, возможно, это продлится недолго.

Юноша с трудом узнал голос трибуна. Метрах в десяти справа вверх днищем лежал «Тайфун». От искореженного корпуса поднималась скудная струйка черного дыма. Неподалеку сидел, прислонившись к камню, Флакк. Он почему-то сжимал двумя руками ногу. Люс лежал тут же рядом ничком и не двигался.

Марк встал на четвереньки. Выпрямился. Его шатало.

– Как… кто… – он и сам не знал даже, о чем хочет спросить. Мысли путались. – Люс… – наконец выдавил он.

– Ничего страшного. Небольшая контузия. А вот со мной – хуже. Помоги перевязать. Там. В машине… Должна быть аптечка. Красный контейнер… Ищи…

Марк пошел к искореженной машине. В ушах шумело. Кроме того, он не мог точно определить расстояние. Протянул руку и схватил пустоту. Присел на корточки. Вгляделся, часто моргая. Потрогал какую-то железяку. Отдернул руку: обломок оказался горячим. Перевернуть «Тайфун» юноша не мог. Машина лежала, опираясь на изуродованную раму. Под раму можно попробовать залезть. Марк лег на спину, оттолкнулся ногами… и очутился под грудой металла и дымящегося пластика. Почти сразу разглядел под вывернутым сиденьем что-то красное. Аптечка. Ему повезло. Дотянулся, хотя и не сразу. Извиваясь червем, выполз обратно. Почему-то только теперь подумал, что залезать под машину было безумием. Может быть, Флакк отдал ему приказ через комбраслет? Марк нахмурился. Разве?.. Нет. Приказа не было. Марк сделал это сам. По своей воле.

Прихватив аптечку, Марк вернулся к раненому.

Трибун по-прежнему пытался зажать кровоточащую рану. Пальцы его в лунном свете казались черными. «Это кровь», – сообразил Марк.

– Молодец, парень. Я бы взял тебя в свою когорту. Теперь достань баллончик с регенератором. И дай сюда. Сам держи здесь. Надави. Сильнее. Надо остановить кровь. Ну же! Сильнее дави!

Марк зажмурился. Он не желал видеть, во что превратилась нога Флакка. Повыше колена какая-то неровная яма, полная густого желе.

«Только бы не потерять сознание», – подумал Марк. Его мутило. То ли после взрыва «Тайфуна», то ли от вида крови.

Слышалось слабое шипение: трибун заливал рану регенерирующим составом.

– Ну, кажется все… Идти я, конечно, пока не смогу… Эй, да открой ты глаза, открой, кому говорят! Ты что, уплыл? – Флакк тряхнул юношу за плечо.

Марк вздрогнул и очнулся.

– Гляди, какая великолепная нога… – хмыкнул раненый.

– Точно… как новенькая.

Нога выглядела, как ненастоящая: вместо кожи гладкая пленка. Трибун надел себе на руку манжету с искусственной голубой кровью. Манжета сжималась на глазах: раствор уходил в вену катастрофически быстро. Сколько таких манжет имеется в запасе, Марк не знал.

– Мы очень быстро приехали, – заметил он с мрачной улыбкой.

– Хозяйский «Тайфун» не был оборудован минными ловушками. Я этого не учел.

– Тю а мерде, – сказал Марк, решив, что трибун его вряд ли поймет.

12
{"b":"5295","o":1}