ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Взрослая колыбельная
Метро 2033: Логово
Самый желанный мужчина
Блокчейн для бизнеса
Принц инкогнито
Гоните ваши денежки
Нам здесь жить
Туве Янссон: Работай и люби
Мне снова 15…

Друз вспылил:

– Дело в том, что я плебей, да?

– Дело в том, что Флакк вытащил меня с Колесницы. Если бы ты хоть пару месяцев подергал ле карро на полях Фейра, ты бы сейчас не спорил со мной.

– Ты злишься из-за Лери, – решил Друз. – Из-за нашего маленького спектакля для Фабия. Конечно, это была дерзость… Это Лери придумала, как спровадить ее женишка.

Марк сделал вид, что ничего нового для него в словах Друза нет.

– Конечно, глупость… – начал он неопределенно.

– Глупость? Настоящий идиотизм! Я предложил переломать этому уроду Фабию все кости. Но Лери запретила. И вместо хорошего мордобоя я предавался у него на глазах Венериным забавам с Лери!

У Марка рот сам собой открылся. Но патриций быстро взял себя в руки. Поглощенный собственными эмоциями Друз ничего не заметил.

– Спору нет, тогда мне это казалось отличной выходкой. Но теперь-то я вижу, каким был ослом. «Патриций никогда не согласится передать память о таком детям!» – твердила Лери. Разумеется, не согласится… Он останется бездетным и посчитается с нами за все – вот это не пришло в голову ни мне, ни ей!

– А жаль. Нетрудно было догадаться. Хочу заметить, что мы все очень легко отделались.

– Это точно.

– И потом, Друз, ты, кажется, забыл, что есть еще одно дело, которое мне пришлось отложить. Которое мне хотелось бы расследовать в первую очередь.

– Какое?

– Дело об убийстве моего отца.

– Мне кажется, они связаны… исчезновение моего… и смерть твоего… – пробормотал Друз.

– Возможно, – согласился Марк. – Я расследую дело о гибели префекта Корвина после того, как найду твоего отца. Договорились?

Друз тяжело вздохнул:

– Поклянись…

– В чем?

– Что ты не знаешь, кто убил твоего отца.

– Клянусь памятью рода Валериев Корвинов.

– Ладно, я постараюсь… подождать. – Друз шагнул к двери. – Да, кстати, а зачем ты прятал за спиной парализатор? Можно узнать?

– Мой дед однажды столкнулся в космосе с чужим… Поэтому я всегда осторожен.

– Как интересно! – У Друза загорелись глаза. – А мне ты можешь рассказать?

– Нет! Это моя тайна.

* * *

На этот раз во сне Марк вновь был своим отцом. Не при исполнении служебных обязанностей. В отличие от прежний своих путешествий в прошлое Марк отчетливо сознавал, что видит сон и действует не за себя, а за другого.

Одетый в легкую рубашку и короткие брюки, он шагал по тропинке к дому, утонувшему в зелени. Желтоватые статуи ручной работы выглядывали из зарослей олеандра. Ему навстречу бежала девочка лет пяти или шести в пестром платьице. Каштановые волосы развевались на ветру. Он подхватил ее на руки, прижал. Ощутил кожей тепло ее губ и щеки. (Ощутил во сне… удивительно…)

– Дядя Марк, дядя Марк, – шептала девочка. – Я не могу этого больше видеть, не могу… не могу…

– Что такое?

Она продолжала обнимать его за шею и шептала в самое ухо:

– Эти корабли, они нас атакуют. Они поливают нас огнем. Наш корабль дрожит. Огромный-преогромный корабль дрожит… от страха… и у людей такие ужасные лица. Как будто из камня. Мы тоже поливаем эти маленькие корабли огнем. Они сгорают… Они горят. Черное небо… а они горят.

– Эмми, милая, ты видишь бой «Сципиона». Ты же знаешь, твой отец командует линкором.

– Да, да, я все время вижу бой… и горящие корабли…

Марк проснулся. Сон оставил неприятное впечатление. Он только что видел во сне малышку Эмми, будущую княгиню Эмилию Валерьевну. Он знал, что она погибла. Убита. Он летит расследовать ее убийство. И в то же время во сне она, еще девочка, была как живая.

Марк не удержался, тронул ладонью щеку. Он все еще ощущал прикосновение губ малышки.

* * *

Нуль-портал сектора Психеи был открыт двадцать пять стандартных лет назад. Новый портал всегда опасен. Как неприрученный зверь, он готов напасть в самый неожиданный момент, когда никто не подозревает. Работа на управляющей станции портала грозит психическим расстройством всем операторам без исключения и буйным помешательством начальнику станции. Неотлаженный портал засасывает и выплевывает в шлюзовую камеру осколки метеоритов и мертвые корабли, космический мусор и космическую пыль – все, что находится на расстоянии миллиона миль от коридора. Так длится до тех пор, пока канал окончательно не прочистится. Но и после этого еще год-другой возможны любые сюрпризы.

Нуль-портал сектора Психеи буйствовал особенно изощренно. Он умудрился перемолоть несколько астероидов, которые никак не могли, согласно расчетам, оказаться в его коридоре, затем уничтожил грузовик, доставив в сектор Психеи только облака раскаленного газа.

После этого комиссия по техническим вопросам приняла решение закрыть портал на год, рискуя оставить новую колонию в изоляции, но чтобы сохранить остальные нуль-порталы в секторе метрополии. Год ушел на проверку работы всех агрегатов. Никаких изъянов в конструкции не нашли, и портал в секторе Психеи вновь включили. Коридор два стандартных месяца работал в режиме очистки, потом были запущены грузовики. Все шло отлично. Ни одного сбоя. Затем через канал прошли военные катера. И, наконец, явился крейсер «Улыбка Фортуны». Нерония, давний соперник Лация, должна была трепетать, а Колесница Фаэтона, с которой Лаций спорил из-за Вер-ри-а, насторожиться. Сектор Психеи теперь оказывался в безраздельном владении Лация, хотя Нерония и торопилась построить на границе сектора свой портал.

Психея очень быстро сделалась одной из самых привлекательных колоний. Освоение пошло ускоренными темпами. Население росло как на дрожжах. Одно беспокоило метрополию: переселенцев с Лация было куда меньше, чем колонистов с Неронии или выходцев с Китежа. Но колония не следовала реконструкции наполеоновской эпохи или Древнего Рима, не стремилась кому-то подражать, она строила жизнь по своим законам. Ее волновал лишь сегодняшний день.

А после того как здесь обосновались князь Сергей с молодой супругой, на планете образовалось самое настоящее княжество…

* * *

Наконец распределитель в секторе Психеи выплюнул яхту «Клелия» из своего чрева. Открылись щиты иллюминаторов, на черном небе проступили россыпи звезд, желто-синий шарик Психеи и вокруг – гирлянды красных шариков – боевые станции планеты. Тупиковый коридор остался позади.

Корвин заглянул в рубку. Флакк сидел в кресле первого пилота, Друз – в кресле второго. На обзорном экране отчетливо была видна похожая на паука управляющая станция нуль-портала. В углу экрана светился синий диск Психеи.

– Сейчас на Северном полушарии весна. В это время сюда мало летают. Нуль-портал рассчитан на основной грузооборот в осеннее время главного материка. Тогда планета всего в нескольких часах лета от портала, – пояснил Флакк.

– Космическая яхта «Клелия», вас беспокоит управляющая нуль-порталом станция. Говорит префект Гай Назон. Просьба пристыковаться для таможенного контроля.

– Говорит капитан яхты Луций Флакк. У нас нет никакого груза, кроме личных вещей, – отозвался трибун. – У меня на борту находится Марк Корвин с особым поручением сената Лация, а также центурион Ливий Друз.

– Это обычная формальность, – заверил Назон. – Ни один корабль, вышедший из портала, не может миновать таможенного контроля.

– Он прав, – подтвердил Друз, сидевший в кресле второго пилота.

– Разумеется, прав, – отозвался Марк. – Это больше всего и бесит.

* * *

Префект Назон мало походил на военного или космолетчика. Вообще его можно было без труда представить лишь за одним занятием: возлежащим в уютном перистиле с чашей фалерна в одной руке и пентаценовой книжкой – в другой. Округлый, мягкий, как надувная кукла, в скафандре он выглядел, по меньшей мере, нелепо. Особенно странно Назон смотрелся рядом с Флакком – подтянутым, мускулистым, высоким (выше префекта на целую голову). Неужели рубка пересадочной базы с ее огромными обзорными экранами и многочисленными светящимися голограммами систем управления находится в безраздельном ведении этого человека?

47
{"b":"5295","o":1}