1
2
3
...
51
52
53
...
75

Ого! Откуда этот уверенный, даже чуточку снисходительный тон? «Опыт ему подсказывает»! Отлично, проверим, что на этот раз подскажет опыт.

– Кстати, кто сейчас владеет поместьем? – спросил Марк.

– По-прежнему князь Сергей.

– Он живет на Психее?

– Нет… Его отправили на Китеж восстанавливать личность. Но формально «Утеха» принадлежит ему. – В голосе Флакка послышалась неприязнь.

Князь Сергей остался жив, а Эмми погибла. Что ж, вряд ли трибун испытывает к зятю добрые чувства. Впрочем, корректно ли говорить «остался в живых» о человеке, который начисто забыл тридцать три года своей жизни?

– Кстати, ты все время говоришь «князь Сергей», – вмешался Друз. – У этих ребят с Китежа есть какие-то родовые имена?

– Есть. Они все родственники. Все Рюриковичи.

– Надо полагать, очень дружная семейка, – решил Друз.

* * *

Флот Лация, охраняющий сектор Психеи, состоял из крейсера «Улыбка Фортуны», трех вспомогательных звездолетов, малой истребительной базы с неполным комплектом кораблей и сотни кораблей-разведчиков, большинство которых работало в автоматическом режиме. Не слишком много, учитывая интерес Неронии к этому сектору. Крохи, если учесть, что Нерония имела вблизи планеты свой нуль-портал. Однако военные пребывали в благостном расположении духа, даже нападение анимала на управляющую станцию их не слишком встревожило.

Ну, появился анимал, ну, удрал…

«Никто не погиб?.. Отлично. Следуйте дальше своим курсом. Куда вы следуете?»… «На Психею? Ваш идентификационный номер»… «Отлично. Путь свободен. Ваш сектор на космодроме двадцать второй»… «Нет, садиться в пустыне запрещено. Только на космодромах. Десятый пункт колониального устава. Мягкой посадки!»

Посадка в самом деле оказалась мягкая. «Клелия» будто нырнула в густой раствор и зависла. Гравигенераторы космодрома отлично справлялись со своей задачей. Яхту тут же отбуксировали в ангар. Служитель космопорта, загорелый до черноты парень в драном комбинезоне, потребовал три сотни кредитов за аренду ангара.

– Три сотни! – возмутился Друз. – За какой-то сарай, в котором нет режима наружного контроля.

Парень лишь пожал плечами в ответ и повторил:

– Три сотни.

– Похоже, отсутствие реконструированного прошлого делает людей бессовестными, – тут же сделал свои выводы Друз.

В усадьбу они полетели на флайере – в грузовом отсеке «Клелии» находились три летучие машины разной вместимости. Друз выбрал для полета четырехместный, самый современный из трех.

* * *

Флайер домчал их до места за два часа. Летели сначала через пустыню, потом начались освоенные земли, аккуратные ряды посаженных деревьев, зеленые поля, усадьбы среди тенистых садов. Мелькнула голограмма: «Князь Сергей с Китежа. Частное владение». Отдельно стоящий поселок, всего несколько домов, но фундаменты уже готовы для двух кварталов. Начатое и незаконченное строительство. Похоже, стройка прекратилась здесь давно. Затем парк… Правильный синий овал – искусственный пруд, обсаженный сиреневыми ивами с Китежа.

Наконец возникло само поместье.

Посадка для флайеров была отмечена желтым светящимся кругом.

– Отличный домик! – воскликнул Друз, едва узрел особняк князя Сергея. – Я бы не прочь поселиться в таком. Но моих денег не хватит даже на фундамент.

Марк рассматривал трехэтажное здание, построенное покоем, с любопытством следователя, для которого важен каждый факт. Да, здание роскошное. Более чем. Особый проект. Работа ручная, на заказ.

Портик главного входа украшен четырьмя колоннами из местного зеленого камня, так называемого сентиментального малахита. Дело в том, что камень постоянно менял цвет. Капители колонн густо сверкали золотом. Поднимаясь по ступеням к главному входу, невольно робеешь, даже если ты патриций Лация. А если ты к тому же бывший раб… Стоп. Мысль неудачная. Не относится к делу.

Беломраморная лестница каскадом поднималась из вестибюля на второй этаж и здесь разветвлялась. Два боковых марша вели в господские покои, а главный – поднимался в стеклянную галерею, украшенную колоннами из светло-серого, с черными прожилками камня.

«Дом роскошный, строился основательно, – отмечал Марк для себя. – Пусть князь Сергей и Эмми богаты, дачку таких размеров они построить себе не могли. Значит, рассчитывали поселиться здесь надолго. За только что разбитым парком начато строительство целого поселка. Значит, рядом должны были жить сторонники, союзники… подчиненные…»

Марк пока не анализировал, но лишь констатировал факты.

«…Они хотели привлечь людей… жить рядом… подле… у них были враги? Они опасались?» – тут же зашептал голос.

Нет, пока не нужно подсказок. Остановись! Слишком мало данных. Ясно одно: Эмми с князем избрали Психею своим домом. И планировали жить если не счастливо, то с размахом.

Навстречу гостям выбежала загорелая светловолосая девушка в легкой светлой блузе и синих шортах.

– Господа! Господа! Я опоздала! Мне сообщили из космопорта, но я замешкалась…

– Ничего страшного! – улыбнулся Флакк.

– Инна Глаголева, секретарь, то есть бывший секретарь Эмилии Валерьевны, – представилась блондинка. – А вы… брат княгини? – Она с беспокойством глянула на трибуна. – Я видела голограмму… в кабинете княгини.

– Да, я Луций Флакк, – кивнул трибун. – А это следователь Марк Корвин, – представил он своего юного друга, – и его помощник Ливий Друз.

Инна мельком глянула на Марка. Зато надолго остановила взгляд на лице Друза. Тот приосанился. Марк пихнул центуриона в бок. Центурион оскалился, изобразив дурашливую улыбку. Инна отвела взгляд.

– Я приготовила для вас комнаты. Все три рядом. Очень удобно. Скоро обед. Вы будете обедать со всеми? – На этот раз она смотрела на Марка. Кажется, ей хотелось, чтобы гости отказались.

– Со всеми, – сказал Марк. – Будет случай познакомиться.

«Девчонка что-то знает, но будет скрывать», – шепнул услужливый голос.

* * *

Комнаты, которые им отвели, находились на втором этаже – так же, как и покои хозяев. У каждого из гостей оказались в распоряжении гостиная-кабинет, спальня и великолепная ванная комната. Стены гостиной были обиты темно-красными штофными обоями, в массивных рамах висели видеопейзажи Китежа. На одной видеокартине – сосновый бор, мрачный и молчаливый, только слышалось, как шумел ветер в вершинах. Впрочем, сами сосны почти не колебались. На второй – радостно залитая светом Ярила березовая роща. Там ветер весело играл никнущими к земле ветвями, птицы заливались на все голоса. Марк приказал картинам выключить звук. Всем видам музыки, любому пению он предпочитал тишину. Тишину, которой так часто был лишен прежде.

Оглядывая свои покои, Марк пытался определить, что еще можно установить… Мелочи, детали, которые так важны. Но нет, ничего. Богатство и пристрастие к реставрированной истории, свойственное главным планетам, но являющееся редкостью для космополитов-колоний, – вот и все, о чем поведала юному следователю обстановка.

Первым делом Марк достал капсулу с компьютером и подключился к галанету. Проглядел строчку избранных новостей. Ничего, что могло бы дать пищу для расследования. Впрочем, убийство княгини Эмилии – новость двухгодичной давности.

«Роскошь… ничем, или почти ничем не ограниченные расходы. Хозяева усадьбы тратили средства, на скупясь, исполняя малейшие свои прихоти», – отмечал Корвин про себя. Или это голос предков шептал на ухо? Нет, никакой зависти, Марк… ты и сам не беден. Теперь… навсегда…

«Надеюсь, за обедом мне удастся узнать чуть-чуть больше», – решил следователь.

Он спешно покинул свои комнаты и вышел в коридор.

«Отгадка должна быть здесь, в усадьбе…» – шептал ставший уже привычным голос.

Марк остановился на парадной лестнице. В простенках между окнами висели два портрета. Голограммам и «живым» видеокартинам в этот раз хозяева усадьбы предпочли старинную масляную живопись.

52
{"b":"5295","o":1}