ЛитМир - Электронная Библиотека

– А княгиня?

Марк нарочно задал вопрос в столь неопределенной форме. Ему было интересно, что ответит Никола.

– Она тоже мучилась из-за того, что должна сидеть на планете. Но не так сильно, как Сергей. Любила рассказывать, как ее отец командовал «Сципионом». Рассказывала так, будто сама летала на линкоре. Я любил слушать. А князь – нет. Его эти рассказы задевали.

«Разумеется, задевали. Ведь Сергей командовал эсминцем», – тут же прокомментировал «голос предков». Как будто Марк сам не понял!

– Но взамен она получила любовь…

– Любовь?! – презрительно фыркнул Никола. – Неужели эта возня в постели может заменить звезды? Они решили не заводить детей, лишь бы иметь возможность вернуться в космос.

– Она сама тебе это сказала? – спросил Марк.

– Да, сама. То есть, нет… – Никола смутился. – Но я понял это.

– Князь Сергей любил детей?

– Не знаю, – отрезал Никола.

– А Влад?

– Что Влад?

– Влад любил детей?

– О, небеса! Влад-то тут при чем?

Орк… Нет, опять не то. Рядом, но не то.

– Можно узнать, как вы попали на службу князю? В доме живут и жили те, кто служил Сергею раньше. Тихон, Влад. Инна. А вы… вы ведь уроженец Психеи.

– Именно поэтому они меня и наняли. Им нужен был кто-то, знающий эту планету вдоль и поперек. Можно, мы больше не будем говорить об этом? Мне очень-очень больно… – лицо Николы сморщилось, как от физической боли. – После смерти княгини я не спал два месяца… И теперь, после вашего прилета, опять не сплю…

– Извините.

– Нет, ничего, я понимаю… это правильно, что вы ищете убийцу… – он запнулся. Хотел что-то добавить еще, но не стал.

«Только не найдешь», – подсказал голос.

«Найду», – сам себе (или не себе?) возразил Марк.

* * *

Марк велел Николе подождать в холле полицейского управления внизу, а сам поднялся в кабинет сержанта.

Тот принял посланца Лация с преувеличенной любезностью. Видимо, получил дополнительные инструкции от начальства, потому что вряд ли особа Марка могла внушить ему такое почтение.

– Данные о нападении живого корабля Неронии три года назад? Помню, помню о вашей просьбе, – закивал сержант Бертран. – Я все проверил. Но дело в том, что ничего по этому делу в нашем архиве нет. Я уже сказал, этот вопрос в компетенции военной полиции. А у нас если и были какие-то данные, то их стерли за ненадобностью.

– Тогда мне надо запросить военную полицию. Кто у них вел это дело? Вы знаете?

– Лейтенант Стирм.

– Я могу его видеть?

– К сожалению, нет. Год назад его застрелили во время разборки двух банд. Неронейцы сцепились с китежанами… Тут такое было!

– Кто работал со Стирмом?

– По-моему, он расследовал дело один.

– Неужели все пропало?

– Спросите у военных. Но вряд ли они вам помогут. Позвольте узнать, зачем вам это?

Однако Марк не торопился открывать свои карты:

– Есть одна догадка. Но всего лишь догадка. Пока.

Сержант Бертран кашлянул:

– Мне очень жаль, что на вас напал вчера автоматический страж. Пограничники разбираются с этим делом и держат меня в курсе.

– Благодарю. Откуда им управляли, вы можете уточнить?

– Управляли? Искины «стражей» действуют в автономном режиме. Хотя, конечно, любой из них может получить задание из штаба пограничной охраны или от управляющей базы нуль-портала. Мы проверяем, не было ли оттуда приказов, но пока ничего не нашли.

– Что ж, буду ждать вашего сообщения.

Марк не стал ничего говорить о своих подозрениях. Ему было интересно, что накопает Бертран самостоятельно.

* * *

Ночью ему приснилось, будто префект Корвин сидит на террасе и разговаривает со своим помощником Друзом.

Дело происходило на Лации. Вечер. Звезда Фидес катилась за горизонт. Воздух казался сиреневым, а горы – синими. Чистый ультрамарин, разлитый над золотыми увядающими виноградниками. Полосы сиреневого тумана висели над рекой. Отец держал в руке бокал вина. Пил маленькими глотками. Марк ощущал вкус вина.

– Урожай пятьсот четвертого года от основания Нового Рима. Год, когда я родился… – сказал отец.

– Я так и не понял, как вам удалось раскрыть дело об убийстве этого юноши? Ведь никаких данных не осталось, – вернулся Друз к прерванному разговору.

– Все нашлось в галанете. Ты зря относишься с таким презрением к галанету, – улыбнулся отец. – Не стоит сравнивать архивы с помойкой. Надо всего лишь уметь разрывать эти кучи. И отыскивать то, что тебе нужно.

– Разве там можно найти что-то стоящее? – пожал плечами Друз.

– Порой замечательные вещи. То, чего нет в полицейских архивах. Вернее, что уничтожили полицейские в своих архивах. Но галанет так устроен, что попавшую туда информацию уже невозможно уничтожить. Галанет бессмертен, и память его вечна. То, о чем всегда мечтали люди. Некоторые патриции называют его своим братом и питают к нему особую нежность. Как к живому существу.

– Может, он и вправду живой. Ты слышал наверняка эти легенды, будто галанет выдает информацию лишь тем, кто ему нравится, а от неугодных утаивает факты.

– Так постарайся понравиться ему, Друз.

– А ты ему нравишься? – ехидно спросил помощник префекта.

– Пока он меня не подводил.

Марк проснулся. Вскочил. Вот же лопух! Он ничего не знает! Абсолютно ничего! Даже такие очевидные вещи к нему приходят в сновидениях прошлого. Он тратит на ожидание подсказок драгоценное время, тогда как…

Корвин бросился к компу, запустил поиск всех файлов местных и галактических информсетей. Время от времени в комнату вываливались голограммы автономной рекламы. Снабженные мини-программками, они разбегались по комнате, и истребить их было не так-то просто.

«Если вам не нужен зародыш, его дорастят в клинике Василида всего за двадцать тысяч кредитов! Ваш ребенок обретет жизнь в самой лучшей колонии Лация! Если вы не хотите платить, то все равно приходите к нам! Мы найдем для вас подходящее решение!»

Марк загнал рекламы в угол комнаты, где они непрерывно лопотали, перекрывая голоса друг друга.

В галанете непременно должно сохраниться сообщение о том анимале, что был сбит три года назад. Это же местная сенсация! Корабль Неронии после заключения мира атакует планету, принадлежащую Лацию! Ага, вот… Три года назад, начало весны. Корабль уничтожен в атмосфере… Сбит фотонной ракетой, упал в пустыне. Голограммы полета… вот ракета взрывается. Белый гриб растет, потом плющится, расплывается, становясь лиловым. Класс! Перед глазами Марка мелькали новые картинки, бежали строки сообщений. Стоп! Не может быть! Ну да, да… Марк оторопел.

– Этого не может быть… – прошептал он, глядя на снимок.

«Может», – шепнул знакомый голос.

– Ма фуа! – только и мог воскликнуть Марк.

* * *

Утром он последовал совету Влада Вахрина и полетел на место преступления. На этот раз флайер с «Клелии» вел Флакк. За отлучку в город в обществе Николы трибун сделал юному Корвину строгий выговор. Марк отмалчивался. Еще несколько недостающих осколков, и…

Сначала они облетели все поместье. Похоже, что после трагедии двухгодичной давности жизнь здесь замерла. Сад рос, но без новых посадок. Так же замерла жизнь в поселке: десяток домов, рядом несколько фундаментов, занесенных песком. Место, где произошло убийство, удалось отыскать не сразу: строительная площадка, по-прежнему оставаясь строительной площадкой, изрядно переменилась. Склад, где нашли тела убитых, исчез. Зато появился бетонированный параллелепипед. Видимо, на том месте, где два года назад обнаружили нефтяную лужу. Для чего предназначался этот фундамент, было трудно определить. Похоже на фундамент небольшой пирамиды. Сгодится лишь для того, чтобы скрыть все следы. Окончательно.

– Что ты скажешь об этом? – спросил Марк у Флакка, оглядывая бетонную глыбу.

– Кто-то заметал следы преступления.

– Не слишком ли грубо? Или следы были великоваты?

67
{"b":"5295","o":1}