ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что вы хотите нам сообщить, господин Корвин? – поинтересовался Влад. – Неужели вам удалось отыскать убийцу княгини? Неужто сдюжили? И можно будет наказать негодяя? Ведь этот придурок Бертран, который фактически убил князя, вышел сухим из воды.

Марк усмехнулся:

– Этот «придурок» Бертран приглашен мной сюда. Как только он придет, я расскажу все, что мне удалось выяснить.

– Вы ведете себя здесь как хозяин! Но вы не имели права звать сюда посторонних без моего позволения… – Влад вскочил. Глянул на Константина. – Или без позволения князя.

– Хочу вам напомнить, что Психея – колония Лация. У меня – полномочия сената, – проговорил Марк сухо. – Не вам мне указывать, мсье Вахрин!

– Он прав, сударь мой, – улыбнулся Константин и положил руку на плечо Влада. – Я, разумеется, не слишком хочу видеть сержанта. Но… если так угодно господину Корвину, пусть приходит.

– Именно так мне угодно, – кивнул Марк.

В эту минуту вошел Бертран. Он обвел собравшихся взглядом, заметил Константина, потом Вахрина и нахмурился. Видимо, с этими господами ему совсем не хотелось встречаться.

– Присаживайтесь, – Марк указал Бертрану на стул подле Флакка. – Начнем. Теперь я могу рассказать вам все, как было, – сказал следователь. – Итак, я нашел в этом деле чрезвычайно много нестыковок. Прежде всего то, что такая блестящая пара, как князь Сергей и Эмми, поселились на Психее. Судя по словам Николы, они не были привязаны к этой планете. Да, они не могли жить на Лации. В этом случае их дети получали генетическую память, не являясь не то что патрициями, а даже гражданами Лация. Но никто не мешал им поселиться на Китеже. Князь Константин подтвердил, что этот союз был желателен для его планеты.

Князь покачал головой:

– Я лишь говорил, что я и мой отец были сторонниками этого брака. Но что мы звали молодых на Китеж, – нет, я подобного никогда не утверждал.

– Да, вы не хотели по какой-то причине, чтобы князь Сергей вернулся на Китеж. Я помню визит отца на эту планету… И еще я помню… очень хорошо помню, – Марк улыбнулся, – что поместье князя Сергея было весьма скромным, куда скромнее этого дворца на Психее. Эмилия, разумеется, была богата, но она получила в приданое только сто тысяч кредитов. Этого не хватит, чтобы оплатить отделку этой гостиной, поверьте мне на слово, господа. Князь Константин поведал мне, как Сергей очень удачно получил наследство. Но я почему-то не поверил. Уж извините, князь, не поверил, и все тут. Итак, большие деньги, заплаченные неизвестно кем и неизвестно за что. Это первая загадка. Загадка вторая: князь Сергей был помешан на космосе, но оставил карьеру звездолетчика. Почему? Из-за своей женитьбы? В ней не было ничего криминального. Лаций и Китеж всегда были союзниками. В крайнем случае Сергей мог бы стать гражданским пилотом… Мог бы… но почему-то не стал, хотя Никола подтвердил, что князь Сергей тосковал по космосу. Итак, супруги вынуждены жить на Психее, причем выбирают для своего поместья зону полупустынь, тогда как на севере климат куда приятнее. Что они забыли в этой раскаленной пустыне? Что, спрашиваю я себя? Что – кроме плоских пространств. Кроме… песчаных дюн, среди которых в любой момент можно незаметно посадить звездолет. Ничего… Вот первая зацепка. Тут мне попалась копия письма князя Сергея. Письмо было направлено вам, князь Константин.

– Там было что-то криминальное? – улыбнулся тот.

– Ничего… пока. Это рассказ о первой встрече Сергея с будущей женой. И в письме ничего, что бы намекало на горячие чувства. Ирония, дерзость, снисходительность. Это меня и поразило. Возможно, Эмми ему понравилась. Но не настолько, чтобы жертвовать космофлотом и карьерой, чтобы отказаться от Китежа. Конец записи был стерт. Но я запустил программу реставрации инфокапсулы, и вот что мне удалось услышать.

Корвин вставил «инфашку» в гнездо. В комнате возникла расплывчатая и мигающая голограмма. Князь Сергей, одетый в летний костюм, сидящий в кресле…

– Я увел Эмми с палубы… к себе… в каю… дал выпить еще брусничной настойки… Она немного успокоилась… зала, что ее отец захватил однажды в плен живой корабль Неронии и извлек один из зародышей корабля. Зародыш жил несколько дней. «Это было так отвратительно, – повторяла она. – Я пыталась забыть, но не могла. А теперь увидела эти куски растерзанного анимала… Ужас… Ужас…» Она была так потрясена, что совершенно не владела собой. Мне надо было дать ей успокоительное и уложить спать. Но любопытство мной овладело. Я был, как одержимый… ибо у меня возникла догадка… Послушай, что мне удалось из нее вытянуть: ее отец разработал специальную программу поддержания жизни зародыша. Он пытался разгадать тайну анимала. То, над чем мы бьемся столько лет… Подумай над этим, братец!»

Запись кончилась. Марк повернулся к Флакку:

– Ты знал об этом?

– Ничего. Совершенно ничего. Этот случай произошел после моего рождения. Ведь Эмми на двадцать лет меня младше. А в реальности отец ничего не говорил о зародышах.

– Итак, Эмми неосторожно сообщила Сергею, что знает, как извлечь зародыш из живого корабля. Сергей, вернувшись из полета, сообщает об этом брату. Константин в тот момент находится на родной планете: с Неронией еще не заключен мир. На Китеже тут же созревает план: им нужна Эмми и нужен живой корабль. Тайна Неронии – анималы, ее самая грозная сила, – окажется у них в руках. Разделаться с анималом случалось истребителям Китежа и раньше. Но никому еще не удавалось заполучить корабль живым. «Изборск» срочно был переоборудован, Сергей пытался захватить анимала в бою, но у него ничего не получилось. Он только сжег еще одного анимала, об этом есть информация в галанете, можете поглядеть, – добавил Марк. – Война вскоре была закончена. Но на Китеже знают, что живые корабли – это каперы, не все они прекращают военные действия после подписания мирного договора. Более того, это своеобразное братство. Они защищают друг друга и мстят друг за друга. Сергей уничтожил два корабля из такого братства. Совпадение? Возможно. Но восемь кораблей из десяти жаждут мести. Живые корабли обладают своеобразной психологией. Пока Сергей на Китеже или служит в составе военного флота, анималам его не достать. Но на Психее, под боком у Неронии – вполне. Достаточно лишь организовать небольшую утечку информации, и князь Сергей становится живой приманкой для жаждущих мести кораблей…

– Все это домыслы, – сказал Константин. Улыбка его была по-прежнему любезной.

– Но все логично? Придраться не к чему? Не так ли? Итак, Сергею ничего не стоило влюбить в себя Эмми… Девушка потеряла голову, когда Сергей стал ухаживать за нею. Она верила каждому его слову. Верила, что им необходимо поселиться на Психее. Верила, что не может жить без своего Сережи. Ее семья не имела, кажется, ничего против. Валерии, обе ветви, и Флакки, и Корвины, были сторонниками союза с Китежем. Союз через брак аристократов казался удачной идеей. О том, что месть анималов угрожает Сергею, они не знали. Эмми должна была покинуть Лаций. Я отыскал в галанете несколько записей информагенств, где князь с супругой сняты вместе сразу после свадьбы. Сразу видно, что эта женщина готова для мужа на все.

Марк сделал паузу. Все молчали. На щеках Лери горели яркие пятна.

– Они приехали, стали вести светский образ жизни, сорить деньгами: средствами их снабжал Китеж, – продолжал юный следователь с апломбом. – Я с самого начала подумал, что источник этой роскоши – плата за какое-то опасное дело. Только я не знал – за какое. Итак, им надо было заявить о себе и ждать. Не прошло двух месяцев, как первый живой корабль предпринял атаку на Психею. Ловушка ждала свою жертву. Князь Сергей сам встретил анимала на планетолете, сбил этот корабль фотонной ракетой.

– Откуда вы узнали? – спросила Инна.

– Корпус фотонной ракеты был на голограмме в галанете рядом с изувеченным анималом. Среди покупок князя значились фотонные ракеты. Их покупают здешние фермеры для защиты от пиратов, не спорю. Но князь купил не наземную установку, а снаряды для планетолета. К тому же Павсаний, младший префект нашей управляющей базы, подтвердил, что планетолет, который после смерти князя Сергея перегнали через портал на Китеж, был вооружен до зубов и даже имел генератор силового поля. Что неудивительно: справиться с анималом непросто. Итак, подбитый корабль Неронии оказался в руках князя. Подбитый, но еще живой. Зародыши были срочно извлечены из анимала. Два из них вместе с образцами тканей отправлены на Китеж, князь и княгиня лично отвезли их на линкоре «Великий Новгород». Вот почему понадобился линкор для путешествия на Китеж молодой четы. Чтобы скрыть истинную причину путешествия, все было представлено, как очередное безумство богатого аристократа, которому ничего не стоит использовать линкор как прогулочный катер. Но уцелел еще один, третий, зародыш. По каким-то причинам князь Сергей это скрыл и поместил его в клинику Василида, где из третьего зародыша был выращен ребенок.

71
{"b":"5295","o":1}