ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рассмеши дедушку Фрейда
Яд персидской сирени
Игра мудрецов
Вне подозрений
С милым и в хрущевке рай
Uber. Инсайдерская история мирового господства
«Черта оседлости» и русская революция
С мечтой о Риме
Оживший
Содержание  
A
A

Глава XX

Игры Таната

«По неподтвержденным пока данным Нисибис пал. Гай Элий Мессий Цезарь погиб вместе с остальными. Рим погружен в траур».

«Акта диурна. 13-й день до Календ июля [105].
I

Стены Нисибиса появились на фоне бледного выгоревшего неба. Разрушенные зубьцы могучих некогда укреплений напоминали предсмертный оскал. Черные точки неостановимо кружили над разрушенной крепостью, и не сразу Руфин понял, что это падальщики слетелись драть на куски мертвечину. Густой, тягучий знойный воздух дрожал над раскаленной степью. Войска остановились. Кричали птицы. И выли собаки. На все голоса.

– Мне это не нравится, – сказал Гимп, откидывая с лица платок.

– Мне тоже, – отозвался другой всадник, молодой смуглолицый араб.

– Пойдешь туда? – Гимп кивнул в сторону Нисибиса.

– Почему нет?

– Я бы не пошел…

«В этом городе не может быть живых», – подумал Гимп.

Десяток всадников из разведки Четвертого легиона двинулся к городу. Ноги лошадей вязли в тине. Равнина перед городом превратилась в болото. Под жаркими лучами солнца черное месиво парило. Воздух колебался, создавая миражи, один другого отвратительнее. Неожиданно едущий впереди всадник ушел с головой с липкую жижу. Остальные кинулись ему на помощь. Но сначала выудили не легионера, а раздутый труп, потом несколько бревен и наконец облепленного грязью товарища. Лошадь так и не нашли.

– В этой яме мог бы утонуть даже слон, – выплевывая грязь, сообщил данные разведки легионер. – Кто-нибудь знает, где дорога?

Никто не знал. Повсюду валялись трупы людей и животных. На солнце трупы раздулись чудовищными черными бурдюками. Стоявший на возвышенности город казался необитаемым. Нигде не видно было ни одного варвара. Похоже, что римская армия опоздала.

II

Руфин не стал подходить к Нисибису. Не разбивать же лагерь на этом мерзком поле! Даже в своей палатке император не мог укрыться от нестерпимой вони. Опасались нападения с тыла. Конница напрасно рыскала в округе – никаких следов варваров. Несколько обезумевших крестьян, ободранных и грязных, прятались в норах под землею, как крысы. Но ничего толком они рассказать не могли.

Скавр подлетел на черном от пота жеребце к императорской палатке, вздернул руку в приветствии.

– Разведка вернулась. Город разорен и мертв. Никого. Ни единой души. Только трупы. У большинства отрублены головы и сложены в кучи. Мужские, женские и детские отдельно. Римлян не нашли. Ни живых, ни мертвых.

Руфин нахмурился.

– Это невозможно. Они должны быть там. Хотя бы мертвые…

– Может, их захватили в плен? – предположил Скавр. – Рутилий приказал сдаться, и монголы их пощадили, надеясь на богатый выкуп?

– Может и так. Но все не могли остаться в живых. У преторианцев были большие потери. При таком длительном штурме не могло не быть. – Он сам подивился, как легко говорит об этом. Столько времени делал вид, что ничего не знает, а теперь… – Недопустимо оставлять трупы наших граждан на растерзание стервятникам. Вели обыскать развалины. Они там. ВСЕ…

«И Элий там», – уговаривал себя Руфин. Да, Цезарь непременно там, среди руин, с пробитой стрелою шеей, смотрит в небо остекленевшими глазами. Нет, уже не смотрит – стервятники давным-давно выклевали глаза.

Руфин хотел войти в палатку и немного отдохнуть, но будто из-под земли перед ним возник человек в белой перепачканной одежде разведчика Четвертого легиона. Лицо замотано белым платком, видны лишь горящие черные глаза. Странные глаза – как будто молодые, но кажется, что их обладатель знает все тайны на свете.

– Надо отойти от Нисибиса. Здесь плохое место, – сказал человек в грязном балахоне и тревожно оглянулся. – Здесь нельзя оставаться… нельзя…

Он был близок к панике.

– А что думает Скавр по этому поводу? – поинтересовался Руфин.

И понял, что Скавр ничего не думает – префект претория во главе первой когорты направлялся к разоренному Нисибису.

– Я из разведки, – хрипел незнакомец – голос у него был странный, каркающий, будто простуженный. – Здесь нельзя оставаться. Немедленно уходим!

Что-то в его тоне убедило Руфина. А может и не тон незнакомца, а вонь, исходящая от покрытой тиной и трупами равнины, подействовала убеждающе. Неведомо, какая зараза таилась в этом новоявленном болоте. Император подозвал префекта лагеря и отдал приказ отойти от Нисибиса и разбить лагерь в другом месте. Человек в белом уже вскочил на коня и бил его пятками и рвал повод. Он как будто обезумел от страха. Солдаты, только что начавшие обустраивать лагерь, ругаясь, разбирали палатки и вновь строились в центурии. Нет ничего хуже, чем менять только что отданный приказ. Но Руфин верил странному разведчику. А тот вновь очутился рядом и ухватил за повод императорского жеребца.

– Беги, Руфин. Вместе с остальными ты не успеешь. Беги. Спасись один. У тебя есть шанс. Гони коня! Скорее.

– Я не убегу, бросив войска.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Незнакомец прорычал что-то нечленораздельное. В его хриплом голосе было нестерпимое отчаяние.

– Кто ты? – спросил Руфин.

– Я – гений Империи. Бывший гений. Теперь я – Гимп. Я бессмертен и смертен одновременно.

– Чего ты боишься?

Гимп в отчаянии замотал головой:

– Не знаю, Август, клянусь водами Стикса – не знаю. Но нас ждет что-то страшное. Беги!

Красно-желто-стальная колонна, колеблясь, начала медленно отползать от Нисибиса. Восьмой легион шел в авангарде. Руфин хлестнул жеребца и помчался вперед, нагоняя отступающих римлян. Гимп скакал рядом, поминутно оглядываясь. Они были близко, слишком близко от города.

Неожиданно с криком Гимп слетел на землю, увлекая за собой Руфина. Они грохнулись в какую-то земляную нору. Все вокруг озарилось ослепительным светом, в сотни раз ярче полуденного солнца. Свет этот осветил отроги лежащих за Нисибисом гор с невозможной ясностью, обвел их пурпурными, синими, золотыми контурами. Люди вспыхивали мгновенными факелами. Кони ржали, люди вопили, пытаясь заслониться руками. Кожа на ладонях и лицах обгорала мгновенно. А следом за вспышкой по земле катилась волна. Она сметала все на своем пути и гнала клочья огня, как листву неведомых деревьев. Раздался рев – чудовищный зверь рычал, вырвавшись на свободу.

Над уничтоженным Нисибисом поднимался в небо огромный гриб. Он рос, уходя в яркую синеву, грозя прорасти сквозь небеса, огромный и жуткий, как непобедимый бог войны. Люди внизу были жалкими и беспомощными и такими уязвимыми с их мягкой распадающейся плотью.

Там, где прежде тек Джаг-Джаг, в воздух поднималось облако пара – вода испарилась. Ниже по течению она кипела.

Когда Руфин наконец поднялся и глянул на своего спасителя, то увидел, что у того больше не было глаз. В провалах глазниц сочились красным черные набухшие кляксы. Руфин закричал от ужаса. Вернее – ему казалось, что он кричит – он лишь беспомощно открывал и закрывал рот.

Центурион с обожженным до мяса лицом подбежал к Руфину и накинул на него полотнище палатки. Может быть, таким странным способом он хотел защитить императора, а, может быть, просто не хотел, чтобы император видел, что сталось с его армией. Последнее, что заметил Руфин – это бегущую мимо лошадь с обгоревшим черно-красным боком, с вытекшими глазами. Ослепшее животное бросалось то в одну, то в другую сторону, и совершенно человеческий, непереносимый вопль рвался из самого ее нутра. Этот крик невозможно было слышать. И Руфин, кутаясь в полотнище палатки, тоже закричал.

ЭПИЛОГ

«Вчера в Эсквилинской больнице вдова Гая Элия Мессия Деция Цезаря Летиция родила мальчика. Несмотря на то, что ребенок родился до срока, по заявлению медиков он здоров и чувствует себя хорошо. Однако ребенка пришлось поместить в инкубатор».

«Нисибис практически стерт с лица земли взрывом чудовищной силы. Потери римлян исчисляются тысячами. К месту дислокации армии срочно направлены специальные грузы медикаментов и сотни медиков».

«На помощь армии Руфина отправлен Шестой легион. Производится срочный набор в Четвертый и Девятый легионы».

«Акта диурна», 3-й день до Нон июля [106].
вернуться

105

19 июня.

вернуться

106

5 июля.

89
{"b":"5296","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Убийца из прошлого
Апельсинки. Честная история одного взросления
Создавая инновации. Креативные методы от Netflix, Amazon и Google
Рыцарь ордена НКВД
Хаос: отступление?
Станция Одиннадцать
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
За час до рассвета. Время сорвать маски