ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может быть, Аглая Ильинична, это ты Романа заказала?

– Да ты что, Медонос? Спятил, что ли? – искренне изумилась прорицательница. – Зачем мне его заказывать? С мертвого я с него уже денег не получу за сожженный дом.

– Да ты же с Синклита все давно получила, умненькая моя, разве не так?

– Перестань ерунду молоть, а?.. – попросила Аглая, но тон немного сбавила.

– А кто из водных колдунов его в Синклите заменить может? – спросил Медонос.

– Некому, – отозвалась Аглая.

– И что же вы делать будете? Стихии надобно уравновешивать, иначе Синклиту в Темногорске не быть.

– Это вопрос не ко мне. К Гавриилу.

– И все же? Кто из водных колдунов может в случае чего место Романа занять?

Аглая пожала плечами:

– Ну… Может быть, ассистентка его? Как ее… Алевтина Пузырькина, – Всевидящая презрительно хмыкнула. – Нет, Алевтина – слабачка. Не ей в Совете Синклита заседать. А вот мальчишка, ученик романов, тот, сказывают, колдун уникальный.

– Юл Стеновский, что ли? – спросил Медонос таким тоном, будто не знал юного чародея и прежде с ним никогда не сталкивался.

– Ну да, он самый. А тебе-то зачем это знать? – удивилась Аглая. – Тебя ж из Синклита поперли.

– Как поперли, так и обратно примут. Официального исключения еще не было, так ведь?

– Кажется, нет, – не слишком уверенно сказала Аглая и тут же притворилась несведущей дурочкой. – Мне-то откуда знать? Ты по этому вопросу Гавриила пробивай.

– Премного благодарен, Аглая Ильинична, – улыбнулся Медонос, целуя ей руку. – Ты даже не представляешь, какую услугу мне оказала только что!

* * *

– Роман Васильевич, я тут доклад подготовил! – невысокий темноволосый парнишка в очках поднялся, смял в руке отпечатанные на компе листочки. – Можно зачитать?

Мальчишку звали Олегом. Ему было четырнадцать. В Темногорск он приехал один, без родителей. Удрал из дома. Впрочем, там, откуда он сбежал, до него никому дела не было. Отец пил беспробудно, мать пока еще работала, но тоже потихоньку спивалась. В Темногорске у Олега проживался бездетная тетка. Вот к этой тетке мальчишка заявился и сказал: «Я тут у вас поживу пару месяцев, выучусь на колдуна». Тетка гнала его – он не уходил. Она попрекала племянника куском хлеба, он ее – тем, что колет дрова и носит воду. Так и жили. Олег еще в двенадцать лет понял, что он – великий колдун. Надо только чуток подучиться. Пришел к Роману и брякнул с порога…

Ему было стыдно вспоминать, что он тогда сказал.

– Зачитывай, – кивнул водный колдун.

Ученики (всего их было трое, Юл обучался отдельно от прочих) сидели в кабинете учителя вокруг стола.

Горели высокие свечи белого воска в серебряных шандалах. Золотые огоньки походили на вертикальные зрачки неведомого зверя. В полированной столешнице отражалось что-то нездешнее, мутно-зеленое. Бархатные шторы на окнах не пропускали света с улицы. Длинный диван, старый, немодный, был покрыт белым пушистым пледом. Паркет елочкой, отлично отциклеванный и натертый, блестел, отражая пламя свечей.

Роман расположился на диване в своей любимой позе. Нога на ногу, пальцы рук сплетены в замок, обхватили колено. Колдуну нравилось вот так незатейливо проводить свое воскресное утро («Не последнее ли?» – царапнула неприятная мысль).

Олег откашлялся.

– Ну… – сказал он для начала.

– Это новое заклинание? – поинтересовался Роман.

Все засмеялись.

– Ладно, тишина. Прошу тишины. Я читаю! – Олег решительным жестом поправил очки на переносице и начал:

«Поскольку мозг человека на восемьдесят пять процентов состоит из воды, то именно водные колдуны больше всего наделены даром управлять людьми. Нам известно, что, облив человека водой и произнеся нужные заклинания, можно совершенно подчинить его волю своей. Им нетрудно управлять при этом, как управляют зомби. Но нам это не нужно. Гораздо важнее не полностью подчинить человека, а направить его. Чтобы он всегда и всюду вел себя, как надо руководителю. Мы можем контролировать чужие поступки, поощрять хорошие и пресекать плохие. Все разговоры о свободе выбора ни к чему, пока вокруг царят хаос, злоба, ненависть. Мы запретим ненавидеть. Разумеется, подобное управление требует большого искусства. Особенно, если речь о тысячах или даже миллионах. Я предлагаю простое решение: начать с небольшого числа людей. С пяти или десяти. Например, с наркоманов. Подчинив их волю и отучив от наркотиков, мы проверим, как осуществить управление не одной личностью, а небольшой группой, не превращая при этом отдельных людей в слепых исполнителей чужой воли».

– Это будет замена одного наркотика другим! – объявила Томка. Не то что бы ей не понравилась речь Олега. Но она обожала всем и всегда противоречить. По любому поводу. Даже Роману порой возражала.

– Классная идея! – хмыкнул Арк (так называл себя полноватый смуглолицый парнишка, сокращая до минимума свое имя Аркадий). – Но мне что-то в этой идейке не нравится. От нее попахивает. А если точнее – смердит.

Роман не торопился высказаться, смотрел на учеников.

Его ученики! Надо же! Кто бы мог подумать, что у него будет целая школа… Нет, он их не искал. Они пришли сами. Просто пришли. И колдун почему-то не указал им на дверь.

«Что со мной случилось? – думал Роман Вернон, переводя взгляд с одного юного лица на другое. – Решил учительствовать. Думаю не только о своей силе, а о том, как будут колдовать эти мальчишки и девчонки. Будут ли они достаточно сильны и на что употребят свой дар».

Он вдруг подумал о Тине, о том, что не выучил ее как следует, был равнодушен к ее дару. Так, немного натаскал, открыл с десяток заклинаний. Она была способна на большее, чем просто прислуживать и готовить борщ. Все мы способны на большее, если уж на то пошло. Лишь единицы достигают предела, вершины. Счастливы ли они при этом? Или, наоборот, чувствуют полную опустошенность…

На старости лет многие начинают поучать. Но кто слушает стариков? Их терпят – и только. Но речь не идет о старости – Роману тридцать лет исполнится будущей осенью. По меркам Синклита он молод и пика своего могущества не достиг. Тогда почему же его потянуло в учителя? Пример Алексея Стеновского (Роман то и дело сравнивал себя со своим странным другом) заразителен? Или водный колдун решил исполнить то, что не удалось Гамаюнову? Попробовать свои силы там, где создатель Беловодья потерпел поражение? Да, да, у Гамаюнова был великий дар, но сам учитель – ничтожен. Однако вообразил, что может карликовую душу свою скрыть и талантом волшебным прикрыться, как фиговым листком. На крест не пойти, – учеников послать. А сам – воскреснуть. И вот теперь, Роман Васильевич, ты хочешь сделать учеников лучше себя. Или стать лучше вместе с ними?

Очень может быть. Ведь пока мы живем, истинная цель жизни от нас всегда скрыта. Даже если мы воображаем, что нам известно все наверняка. Вот когда камень могильный покроет бренное тело, тогда и становится ясно (не тебе – другим,(и то далеко не всегда), для чего жил ушедший, и сумел ли цели своей достичь.

– Вам бы хотелось управлять другими, Олег? – спросил, наконец, Роман.

– Что в этом плохого? – недруменно спросил докладчик. – Вон, на Сафронова сколько людей пашет!

– Собственное дело собираешься открыть? Заколдуешь с десяток чуваков, они будут на тебя спину гнуть с утра до вечера? – вновь поддел приятеля Арк. – Клево.

– Людей надо направлять! – убежденно заявил Олег.

– Заставлять? – уточнил Роман.

– Иногда и заставлять! – ничуть не смутившись, кивнул Олег.

– Тебе лично нравится, когда тебя заставляют? – изобразил непонимание учитель.

– Нет, конечно. Но если с помощью колдовства, то никто не поймет, что заставляют. Всем будет казаться, что они сами этого хотят. – Похоже, Олег разработал весьма стройную теорию.

– Значит, ты сам был бы не против, чтобы тобой вот так управляли?

– В этом что-то есть! – прикалывался Арк. – Представьте, Роман Васильевич произносит заклинание, и у меня появляется желание с утра до вечера учить инглиш. В нормальном состоянии я этот инглиш терпеть не могу. А тут я начну спикать? с утра до вечера, книжки на английском стану читать. Отлично!

18
{"b":"5297","o":1}