ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Темный маг ворвался в комнату, засунул деньги в нагрудный карман Аркадию и рявкнул:

– А теперь начинайте, сукины дети!

* * *

Освободившись от заклинания недвижимости, Сафронов первым делом отыскал подходящую одежду. Как ни странно, среди выброшенных из шкафа вещей нашлись мужской физкультурный костюм и кроссовки сорок четвертого размера, хотя мужчина, судя по всему, в этом доме не проживал, а мальчишке подобная одежда явно была велика. И костюм, и кроссовки были довольно новыми и, судя по всему, их давно никто не надевал. Разумеется, Антону Николаевичу было невдомек, что эти вещи принадлежали убитому отцу Юла, он переодевался в этот костьм и кроссовки, когда по воскресеньям отправлялся сыном в ближайщий парк побегать по дорожкам, а потом поиграть на школьной площадке в футбол.

Переодевшись, Сафронов на миг задумался, прикидывая, что делать. Размышлять было особенно не о чем: нужно было отправляться к мэру Гукину и просить помощи, – все-таки Антон Николаевич два камина реставрировал в резиденции мэра недавно, да и взнос на реконструкцию самого особняка был немаленьким… С мэром Сафронов встречался несколько раз, так что можно сказать, мэр знал его лично. Антона Николаевича нельзя было назвать человеком наивным, вдруг вообразившим, что мэр Гукин станет ему помогать из альтруистских соображений. С Гукиным на равных мог разговаривать лишь сильный человек, неуязвимый. Просить у Гукина было ничего нельзя. Если этот тип увидит, что ты слаб, или что ранен… он засунет в рану руку по локоть и вырвет кусок живого мяса побольше. С Гукиным можно только баш на баш, ты мне – я тебе. Иначе – все ему, а тебе – ничего.

«Власть у нас, как и бунт, бессмысленная и беспощадная», – любил повторять Сафронов.

Но принцип Сафронова был такой: твою проблему может решить только сильный, слабый возьмет деньги и ничего не сделает, а ты потеряешь деньги и время. Сейчас время решало все. Но все равно нельзя являться к Гукину в спортивном костюме.

Сафронов вынул из пиджака бумажник и вышел из квартиры. В ближайшем магазинчике купил два подходящих по размеру костюма – для себя и для Глеба. С его прежним костюмом, что влажной грудой остался лежать в квартире, этот ширпотреб не шел ни в какое сравнение, но искать что-то приличное было некогда. Сафронов вернулся в квартиру, стащил с водителя мокрую одежду, растер полотенцем и переодел в сухое. После чего буквально на себе вытащил парня на улицу. Здесь Глебу малость полегчало. Но все равно машину вести он не мог.

За руль «BMW» пришлось усесться самому Сафронову.

* * *

– Ты знаешь, где Роман? – спросил Юл у старшего брата.

Стен сидел за рулем. Мальчишки поместились на заднем сиденье вместе с… Иринкой Сафроновой. Она была в больничном халате и тапочках, голые коленки прикрывала пледом. Но выглядела она здоровй. Или почти здоровой. Разве что щеки бледнее обычного.

– Ты? – выдохнул Юл. – Как…

– У твоего брата классная тачка.

– Его похитили, – сказал Алексей.

– Что? – не понял Юл, успевший позабыть свой вопрос.

– Говорю: Романа и Тину похитили.

– И ты не помешал?

– Я отбил Иринку. К Роману не успел. Если честно, я не предвидел это похищение.

– А убийство Романа предвидел? – зло спросил Юл.

– Убийство предвидел. Если бы ты не носился по улице, как сумасшедший, и Роман доехал бы до своего дома, я бы успел. Покушение должно было произойти как раз напротив дома Романа. Я бы успел. А так примчался, когда первый выстрел был сделан…

– Так это вы… – ахнул Мишка.

– Да, я застрелил киллера, – не стал отпираться Стен.

– Убью! – Мишка вдруг рванулся вперед и Юл в ужасе увидел, что в руках у «телохранителя» кусок стальной струны, на каких вешают шторы.

Стен успел подставить ладонь защищая горло, но удержать свободной рукой руль при этом не сумел.

– Не надо! – заорал «граф» телохранителю.

Но было поздно.

Машина вильнула. Перед лобовым стеклом возникло крепостной стеной рыло КамАЗа. Юл закричал и выставил руку в запретном жесте, выкрикнул заклинания. Все силы бросил, чтобы защитить!..

Кабина КамАЗа, уже таранящая нос их машины, вдруг рассыпалась ржою. Водитель грузовика, лишенный своей металлической брони, перекатился по крыше их «Форда». Юл выкрикивал заклинания, пока вокруг скрежетало, ревело, хрипело, ржавое облако окутывало иномарку, падали какие-то ящики, сыпались детали… Юный чародей повернулся, изо всей силы ударил ногами в дверцу, вылетел из машины.

Когда вскочил на ноги, то увидел, что изуродованный синий «Форд» стоит на обочине. Подле него сидит на корточках Иринка. Юл уловил ее запоздалый страх, но боли не почувствовал. Значит, не пострадала. От кабины грузовика ничего не осталось, кроме изуродованного сиденья. Фура стояла поперек дороги, и все вокруг было засыпано ящиками с каким-то ржавым хламом.

На земле подле машины лицом вниз лежал Стен. Юл подбежал, принялся трясти брата за плечо. Мишка сам выбрался из машины, подошел.

– Идиот! Ты нас всех чуть не угробил! – заорал Юл и влепил «телохранителю» пощечину.

– Он убил Генку, – ответил Мишка, но даже не поднял руки, чтобы защититься.

– А я тебя прикончу! – заорал Юл и выбросил вперед руку с оберегом.

Еще миг, он бы применил формулу изгнания воды.

Мишка не сопротивлялся. Даже не отступил. Изумленно спросил:

– За что?

– Это мой брат!

В этот миг Стен застонал. Жив, придурок. Юл ощутил его боль – и даже смог назвать точки, где эта боль вспыхнула: скула, колено, локоть. Опустил руку.

– Я не знал… – сказал Мишка. Но в тоне его не было раскаяния.

Брат за брата. Кровная месть.

Стен сел, оглядел «поле боя», сморщился, провел пальцами по лицу, поглядел на кровь. Потом перевел взгляд на Мишку:

– Ты что, чокнутый?

– Я потом все объясню, – пообещал Юл таким тоном, будто говорил: «Тебе лучше не знать».

Стен поднялся и посмотрел мимо чародея на дорогу.

Там затормозила «шестерка». Парень лет тридцати, высунувшись из машины, крикнул:

– «Скорую» вызвать?

– Нам без надобности. – Стен пошатнулся, но устоял на ногах. – Будь добр, посмотри, что с шофером КамАЗа.

Фраза прозвучала как приказ. Водитель «шестерки» потрусил к лежащему на обочине человеку.

– Идем, братец, – процедил сквозь зубы Стен и направился к «шестерке».

– Мы что, угоняем тачку? – шепотом спросил Юл.

– Наша еще на что-то способна? Как ты думаешь?

– Вряд ли.

– Тогда поедем на этой. Сегодня менты не будут искать «Жигуленка», не до этого им! – заявил Стен. И небрежным жестом отстранил Мишку. – Он с нами не едет. Мне новые сюрпризы не нужны.

Мишка замер с полуоткрытым, плаксиво скривленным ртом.

– Его нельзя оставлять! – закричал Юл и впихнул «телохранителя» в машину. – А то он к концу дня кого-нибудь грохнет.

Стен помог сесть Иринке, сам забрался на место водителя. Хозяин «шестерки» наконец понял, что лоханулся.

– Стойте! – завопил он. – Стойте! Гады!

Юл обернулся, махнул рукой, ботинки парня тут же предательски заскользили по обочине, и он шлепнулся лицом в грязь. Чародей нырнул на заднее сиденье, «шестерка» рванулась с места.

Иринка дрожала. Юл подумал, что девчонке надо бы дать глотнуть заговоренной воды, но у юного чародея не было ни капли.

– Проверь, нет ли у твоего приятеля при себе какого-нибудь сюрприза вроде струны, – велел Стен.

– Нету, – хмуро сказал Мишка. – А струну я у Генки вытащил из вещей.

– Может, ты у него и ствол видел? – спросил Юл.

– Ствол не видел… – огрызнулся Мишка.

«О, Вода-царица, зачем он при себе струну таскал? Против кого? Неужто против Генки?» – Юл не додумал мысль, быстро провел руками поверх Мишкиной куртки и заявил:

– Он чист!

– Хотелось бы надеяться, – отозвался Стен.

– Что ты задумал? Объясни наконец! – потребовал Юл у старшего брата.

– Меняю будущее.

– Может быть, уродуешь? – хмыкнул мальчишка.

60
{"b":"5297","o":1}