A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
78

– Я уже отослал записи эксперту, – сказал Главк. – Чтобы он сравнил изображения убитого браво и записи из аквапарка.

– Смотрю, ты не теряешь времени даром! – одобрительно усмехнулся Марк.

То, что убитый принадлежал к касте браво, осложняло дело. Какого-нибудь законопослушного гражданина Неронии можно было бы проверить без труда: где он сейчас находится, не исчезал ли из поля зрения. Достаточно лацийскому агенту на Неронии порыться в файлах гражданского состояния, чтобы определить – не пропадал ли при таинственных обстоятельствах человек около тридцати лет с таким-то генетическим кодом. Ответ можно получить за пару часов. Но другое дело – браво. О них сведений нет, их коды не фиксируются, идентификаторы личности они меняют чаще, чем одежду.

Есть хоть какая-то зацепка… намек… связь… с чем?

Размышления Корвина прервал вызов комустройства. В этот раз поболтать желал эксперт из лаборатории.

– Все сошлось, совершенный муж! – радостно сообщил человек в зеленом балахоне. – Мы точно установили, что контейнер, в котором утром обнаружили тело, состыковывался с флайером Грации Фабии. Дело в том, что у новых контейнеров есть определитель номеров флайеров и своя капсула памяти. Грация про это не знала, скорее всего. Чип она вывела из строя, а эту инфашку – нет.

– Отлично! – воскликнул Корвин. – Теперь займись сравнением изображения из аквапарка и голограммы трупа.

– Я уже сравнил, – похвастался эксперт. – С вероятностью девяносто девять процентов можно сказать, что это одно и то же лицо. К тому же отлично виден знак на руке.

– В самом деле, отлично! – подтвердил префект Корвин и отключил связь. – Пока что дело движется! – он радостно потер руки. – Но придется раскопать на Грацию Фабию побольше фактов. Просто так патрицианку не заставить говорить.

– Пару слов, совершенный муж, – обратился к молодому следователю Главк.

– Я тебя слушаю, совершенный муж, – весело ответил Корвин.

– Так, как ты ведешь расследование, никто не действует.

– Разумеется. Я же патриций!

– Я не о том, Марк! Хотя интуиция подсказывает тебе удачные ходы и решения, действуешь ты как дилетант, совершаешь ошибки, которые не сделал бы ни один начинающий сыщик, – строго заметил Главк.

– Например?

– Например, никто не подойдет к телу, пока происходит биосканирование. Это азы.

– И что ты предлагаешь? – Юноша продолжал говорить весело, почти легкомысленно.

– Не знаю. Тебе нужен дельный помощник. Такой, который мог бы указать на подобные просчеты.

– Я не обращаю внимания на мелочи.

– А зря.

– Ладно, оставь наставления на потом. А сейчас необходимо посмотреть, что связывало Грацию и род Фабиев вообще с Неронией. Мне нужны все сведения. Любая информация, которая касается хоть каким-то боком. Иди! Это срочное поручение! – Марк научился мгновенно менять дружеский тон на повелительный.

Главк нахмурился, хотел возразить.

– Иди! – повторил Корвин уже не просто повелительно – надменно. И с сомнением покачал головой, глядя вслед Главку: вряд ли помощник, несмотря на весь свой опыт, сумеет потянуть за нужную ниточку.

“Кстати, а кто этот Гостилий, о котором говорила Фабия?”

Марк потянулся включить комустройство, чтобы найти ответ на заданный самому себе вопрос. Но выполнить задуманное не успел.

* * *

В приемной послышался возмущенный мужской голос.

– Мне плевать, что он занят! – кричал мужчина. – Плевать, что не принимает. Я – Гай Гостилий! Слышите! Гай Гостилий!

Дверь распахнулась, и в кабинет префекта по особо важным делам ворвался незнакомец.

– Так вот, совершенный муж, хочу вам заявить, что я не позволю преследовать Грацию! – выкрикнул незваный гость и захлопнул дверь ногой.

Корвин поднялся. Перед ним был крепко сбитый брюнет в просторной блузе и светлых брюках. Выше Марка на целую голову и в два раза шире субтильного префекта в плечах. Гость выглядел воплощением ярости – черные глаза его так и горели, густые брови сошлись на переносице, лицо красное – не понять, то ли загорел он так, то ли побагровел от гнева.

– Рад познакомиться с вами, Гостилий! – префект Корвин постарался улыбнуться как можно любезнее. Любезность – вот спасение, когда нечего сказать.

Гость посмотрел на префекта по особо важным делам без тени приязни и рявкнул:

– Оставьте мою невесту в покое!

– Позвольте узнать, а кто ваша невеста? – поинтересовался префект.

– А то не знаете! Я помолвлен с Грацией Фабией. Через месяц наша свадьба.

Ого! Дело, похоже, запутывается. Почему Грация отрицала помолвку? Может быть, еще ничего не решено? Помолвка в данном случае – вещь очень важная. Поскольку в роду Фабиев не осталось мужчин, перед свадьбой будущий тесть усыновит жениха, и Гостилий перейдет в род Фабиев, унаследовав звание патриция (лишь формально), но вполне официально – все состояние своей жены. Их дети получат генетическую память и ношу патрициев Фабиев.

Гостилий… Кто такой Гостилий? Среди известных плебейских родов это имя не значится.

“Ну что ж, главное – вовремя оказаться рядом с одинокой молодой и несчастной женщиной”, – шепнул голос предков. Память многих поколений – тяжкий груз; накопленный за много лет цинизм порой бывает едким как кислота.

– Мне бы хотелось, чтобы вы были со мной откровенны… – начал Корвин, но гость его перебил.

– Почему вы обвиняете Грацию в убийстве!? – Голос Гостилия вибрировал от возмущения. Префект был уверен – напускного.

– Ну что вы, доминус, я ни словом не заикнулся про обвинение. Я лишь спрашивал Грацию Фабию про убитого. Про обвинение в убийстве заговорили вы.

– Послушайте, Корвин, я хочу вас предупредить: это дело вас не касается. И не лезьте туда, куда вас не просят.

– Дорогой мой будущий Фабий, – Марк улыбнулся. – На одной из колоний Лация нашли тело убитого гражданина Неронии, который – официально – на эту планету не приезжал. Как он сюда попал, с какой целью приехал и почему был убит, – только это я и хочу выяснить. Помогите мне ответить на эти вопросы, и я – уверяю вас – оставлю вашу невесту в покое.

Гостилий заколебался. Вернее, он сделал вид, что колеблется. Корвин был уверен, что будущий Фабий уже явился в префектуру с намерением сделать заявление. А его напускной гнев и выкрики – только желание произвести впечатление.

– Нам кто-то подбросил этого трупака, – брякнул Гостилий. – Прямо в постель бедняжки Грации.

– Почему вы сразу не вызвали копов?

– Чужой мужчина в кровати незамужней патрицианки! Вообразите, какой поднимется гам! Фабиев сотрут в порошок. Опозорят. Учитывая, что нам заново придется поднимать авторитет рода. Не мне же вам объяснять, что такое авторитет патриция, Корвин! Грация слишком молода, для нее это тяжелое испытание. Мы решили оставить тело на складе рынка. Откуда нам было знать, что убитый незаконно проник на планету?

– Кто его нашел? – Марк сделал вид, что верит басне Гостилия.

– Мы с Грацией явились вчера вечером в номер и увидели на кровати мертвое тело. Вы удовлетворены моими объяснениями? – спросил Гостилий с надеждой.

– Не совсем. Но я подумаю над вашими словами.

Похоже, этот человек неплохо сыграл задуманную роль. В то, что Гостилий любит Грацию, следователь Корвин поверить мог. Но во все остальное – нет.

Однако теперь хотя бы Грация не отрицает, что нашла труп браво. Труп человека, который незадолго до своей смерти пытался убить самого Корвина.

Однако не исключено, что этот наемный убийца был изгоем, беглецом со своей планеты. Фабия могла нанять его убить Марка и спустя год отомстить за своего старшего брата. После неудачного покушения Гостилий убрал браво, а Фабия выбросила труп.

Версия была очень правдоподобной, но она не понравилась префекту Корвину.

* * *

Итак, что мы имеем на Гостилия? Данные запоздали, но все же стоит посмотреть.

После ухода непрошеного гостя Корвин принялся просматриваться найденные в галанете материалы.

19
{"b":"5298","o":1}