ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Итак, где то самое мороженое, попробовав которое, я должен проглотить язык? – поинтересовался Марк у своей спутницы.

– Его подают в главной погребальной камере, – ответила Верджи. Похоже, что гид нервничал, но старался это скрыть.

– Черпают ложками из саркофага? – Корвин продолжал шутить.

– Почти угадал.

Они остановились в главном здании Пирамиды. Ничего таинственного или страшного – повсюду яркие огни, чернокожие служители в золотых платках и юбках, многочисленные “Ка”. Угощения разложены в алебастровые сосуды, тарелки блестят, как золотые. Толпа шумит, волнуется. В центре залы – черная пропасть, отгороженная от остального помещения синим столбом силового поля. Там внутри кружатся голограммы египетских богов: они то поднимаются к самому потолку внутренней пирамиды, то устремляются в глубину. Туда, где клубится фиолетовый дым, и время от времени появляются алые всполохи. Марка вдруг охватила нестерпимая скука.

“Я пришел сюда не развлекаться”, – напомнил он себе.

– Анубис! Анубис! – неожиданно закричали вокруг.

Марк обернулся. Показалось, что стена раскололась, и из нее выскользнула окутанная дымом фиолетовая змея с золотым узором. Верхом на змее восседал, сжимая ее голову коленями, бог с шакальей головой в полосатом платке. Змея скользнула к самому полу – черному с золотом – и замерла. Внутрь стали заскакивать люди. Они прыгали и исчезали, как будто страшный змей заглатывал их.

– Нам надо прокатиться на поезде Анубиса! – Верджи схватила юношу за руку и потащила за собой.

Корвин не сопротивлялся. В конце концов, он явился сюда, чтобы узнать, кто стоит за цепью этих убийств или покушений на убийства. Верджи обещала ему подсказку.

Внутри поезда поначалу ничего нельзя было разглядеть. Вился густой туман, мелькали огни. Девушка по-прежнему держала Марка за руку.

– Сенатор Корвин? – спросил вдруг мужской голос с сильным акцентом. Говоривший стоял позади Марка. Голос знакомый. Корвин слышал его где-то. Совсем недавно.

– Формально я ношу этот титул, но в сенате заседает моя сестра.

– Неважно. Вы – патриций. И почти всемогущи. Вы можете нам помочь. Нам – и себе тоже. Прежде всего, знайте: мы рискуем жизнями, встречаясь с вами. А во-вторых, если вы не сделаете то, о чем мы вас просим, прольются реки крови. Речь идет о судьбе нескольких планет.

Префект хотел обернуться, чтобы увидеть собеседника.

– Не оборачивайтесь! – прошипел тот. – Достаточно, что вы знаете в лицо Верджи.

– Не понимаю, о чем речь.

– Нужно предотвратить катастрофу. Вы – единственный, с кем мы можем сейчас говорить. Пускай миры постоянно враждуют, но, вам придется поверить, что мы – искренние союзники Лация. В аквапарке Верджи спасла вам жизнь. – Неизвестный не просто говорил с акцентом, – он коверкал слова, чтобы по его истинному диалекту Корвин не узнал, с какой планеты явился незнакомец. Но Марк уже почти догадался.

– Нерония хочет моей смерти?

– Нет.

В этот миг Корвин увидел перед собой Минуция Руфа. Мини, наследник убитого дезертира, шагнул из синего тумана, держа руку на уровне живота. Даже в полутьме аттракциона Корвин разглядел, что пальцы Минуция сжимают бластер. Марк успел перехватить руку, вывернуть за спину. Но Минуций умудрился нажать на кнопку разрядника. Послышался судорожный вздох, а затем крик.

Кричала Верджи.

Корвин обернулся. Его собеседник медленно валился назад. Лицо этого человека мелькнуло на миг – и Марк узнал психа из кафе. Так вот почему голос показался знакомым! Корвин ударил руку Минуция о колено и выбил бластер из пальцев. Но противник тоже умел драться, его предки были военными, Минуций вывернулся и устоял на ногах. И у него снова было оружие – на этот раз обыкновенный нож с обоюдоострым лезвием. И этот нож был в крови. Чья кровь? Марк ранен? Но Корвин не чувствовал боли. Руф еще раз ударил, метя ему в живот. Марк сумел уйти в сторону. Еще удар. Марк опять увернулся. Рука Минуция прошла мимо, а сам он по инерции проскочил вперед. Корвин, оказавшийся сбоку, скользнул за спину нападавшему и толкнул Минуция вперед, в стену.

Мгновение передышки. Корвин сунул левую руку в карман, нащупал резак. Извлекать его не было времени. Марк сбросил предохранитель. Теперь надо только нажать кнопку и вместе с тканью костюма вспороть живот Минуция. Так он и сделал.

И тут в спину ему кто-то нанес удар. Как раз – под левую лопатку.

Все вокруг померкло.

“Я умер?” – Марк рванулся и почувствовал, что проваливается куда-то.

Глава 4

“Тразея Пет”

Холод – это первое, что он ощутил. Не только спиной и ногами (он лежал, и осознание этого пришло чуть позже), но и всем телом. Холод яростный, зимний, почти смертельный. Даже на Колеснице с ее неласковым климатом такие холода бывали редкостью. Потом Корвин понял, что холод внутри него, а снаружи вроде как не очень низкая температура. И, похоже, атмосфера пригодна для жизни.

Марк дернулся и открыл глаза. Ничего не увидел. Тьма. Черная, бархатная, абсолютная. Ни единого лучика, ни блика. Он попробовал привстать, но тут же повалился на спину: слабость не позволяла онемевшему телу двигаться. Как будто кто-то одним глотком выпил из него все силы. С трудом Марк поднес ладонь к лицу, и пальцы сделались влажными: из носа шла кровь. Сколько времени он здесь пролежал в темноте, представить трудно. Судя по тому, как закоченело тело – изрядно.

Где он? По-прежнему в Пирамиде? Где-то в тайных подвалах? Или…

Что-то было совсем не так, как прежде, не тьма, и не холод внутри, – что-то другое. Марк сначала не понял, что именно. В голове все мешалось. Голова кружилась, стоило ее чуть-чуть приподнять от пола. Наконец догадался. Нет, не он сам – голос предков ожил и шепнул: “Притяжение”.

Ну да! Сила тяжести! Она была куда меньше, чем на Островах Блаженных. Минимум вполовину. Марк лишь чуть-чуть дернулся, а его почти уже оторвало от пола. Как такое могло случиться? Где он? В гравитационной ловушке? На Лации их достаточно. В Норике, например. Но на Островах Блаженных не было зоны пониженной тяжести. Может быть, это уже не Острова? Но где тогда очутился Корвин? На Лации? На Петре? Нет, на Петре притяжение все же больше. Спутник Волчицы? Опять нет. Какой-то астероид? Нет, для астероида притяжение слишком велико.

И тут Марк ощутил легкую вибрацию, не снаружи, а как будто внутри. Противная дрожь. Тянуло то вниз, то вверх.

Искусственная гравитация. Ну конечно! Как он сразу не догадался! К тому же генератор то ли выдохся, то ли был плохо отрегулирован: отсюда эта противная ни с чем не сравнимая дрожь.

“Астероид, это наверняка астероид”, – принялся убеждать голос предков.

Голосу, конечно, лучше знать: сам префект Корвин еще ни разу не бывал на астероиде. А вот отец и дед посещали малые планеты.

Ну, хорошо, пусть астероид. Не будем спорить. К чему? Вопрос в другом – как он сюда попал. Что произошло? Последнее, что помнил Корвин – это поезд Анубиса, синий свет, рядом Верджи и голос неизвестного, говорящий с сильным акцентом. Потом стоны, крик. И Минуций Руф, потомок убитого много лет назад дезертира, только что застреливший (или зарезавший?) неизвестного, пытается убить его, Марка.

Потом Корвина кто-то ударил сзади. Он помни события до этого момента очень хорошо. Кто это сделал? Странный вопрос. Ударить Корвина в спину могла только Верджи – она стояла сзади. Чем она нанесла удар? Ножом? Но он почему-то не умер, а провалился во тьму.

Как с планеты вечного веселья, с Островов Блаженных, Корвин мог перенестись на астероид? Из Пирамиды развлечений – в неведомую тьму?

“Может быть, я на том свете?”

Марк попытался рассмеяться. А с чего он решил, что это астероид? Куда проще предположить, что он – по-прежнему в Пирамиде. Его занесло на какой-то опасный аттракцион с искусственной гравитацией – только и всего. Нынешние аттракционы создают полную иллюзию пребывания на иных планетах. Отличить почти невозможно. Но если это аттракцион, то получился он совсем не забавным.

22
{"b":"5298","o":1}