ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он запнулся и не договорил сочиненную молитву. Рассмеялся, осознав, что в этот миг надеется смелостью отца или деда прикрыть собственную трусость.

«Нет, мой глупый Марк, это совсем не сон, и никто тебе сейчас не поможет. Потому что в такой ситуации никто из твоих предков еще не оказывался. Ты все сделаешь сам, и надеяться тебе придется только на себя. Все будет зависеть от твоих собственных усилий, сообразительности и смелости. И в отличие от любого, самого страшного видения, подсказанного памятью патриция, наяву жизнь никому не гарантирована. Ты будешь смелым, потому что они были смелы. И еще потому, что твоя личная смелость станет смелостью твоего сына».

Марк снял с убитого куртку. На рукаве светилась зеленым голограмма. Сержант. Ну что ж, из префекта в сержанты – не так уж плохо. Уже привычная метаморфоза. Почти не испытывая отвращения, Корвин натянул куртку покойного, переложил в карманы найденный ключ, парализатор, запасную батарею и резак. Стал искать оружие помощнее.

– Вин, ты? Помоги, ради Бога… Манжету, – забормотал парень, лежавший рядом с убитым. Он даже попытался приподняться. В тусклом свете аварийной лампочки Марк с трудом различил лицо.

Похоже, совсем мальчишка. Форма серая с оранжевым. А там, где у парня должен быть живот, Марк разглядел что-то черное, похожее на яму. Корвин присел на корточки, еще не зная, что должен делать.

– Где манжета?

– Там. – Парень ткнул пальцем куда-то вбок.

Марк оглянулся. Контейнер, помеченный светящимся красным крестом, был рядом – стоял на полу возле неподвижного тела в белом комбинезоне. Похоже, медик то ли ранен, то ли мертв. Корвин перешагнул через два неподвижных тела. Пол мелко вибрировал. Гравигенератор по-прежнему лихорадило. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что контейнер не стоял, а лежал на боку. Крышка была сорвана, содержимое рассыпалось по полу. Поблескивали инъекторы в стерильных упаковках, баллончики с искусственной кожей и регенерационным раствором. Марк запустил руку в контейнер и наугад извлек несколько манжет с голубой кровью. Вернулся к раненому. Попытался снять с того куртку, чтобы оголить руку. Парень зарычал от боли. Тогда добровольный медбрат разрезал молекулярным резаком рукав, надел повыше локтя манжету. В голубой крови наверняка содержится немалая доза анальгетика, так что парню сейчас полегчает. Марк огляделся. Похоже, в этой кровавой мешанине никто не остался невредимым. А что если кто-то снаружи попытается открыть дверь. Что делать? Защищаться? Корвин перевернул ближайшее тело. Опять труп. Оружие. Срочно необходимо оружие! Вот пояс с кобурой. Кобура пуста. Мерд! Где твой бластер, придурок? Потерял? Бросил? Корвин отыскал в кармашке на груди убитого запасную батарею для бластера. Опустил в свой карман. Перешагнул через мертвеца и принялся обыскивать второго. Ага. У этого в кобуре бластер. А гранаты? Лучше лазерные. Термогранаты здесь все превратят в Тартар. Гранаты нашлись у третьего. Пять штук. Марк зарядил подствольник бластера. Итак, если шлюз попытаются открыть, свои, чужие – не важно, он сможет выстрелить. Кто ему свой? Неизвестно. А вдруг на той стороне – лацийцы? Он будет в них стрелять? Как должен стрелять любой, держащий оборону в этом секторе. Впрочем, никто из этих ребят уже не мог держать оружие. Решение за Корвином.

Марк поискал источник света поярче, чем подсветка на молекулярном резаке, нашел на поясе мертвого медика фонарь, осветил голограмму на двери. Эмблема слишком хорошо была знакома. Совершенный человек Леонардо да Винчи. Герб Неронии. Итак, он на астероиде, принадлежащем Неронии. Или на боевой станции?

Последняя догадка показалась более вероятной. Марк уже почти не сомневался, что оказался на одной из военных баз, стерегущих сектор Неронии. Как помнится, их три. “Тразея Пет”, “Сенека” и “Поппея”. Тогда получается, что есть прямая дорожка из Пирамиды на Островах Блаженных прямиком на одну из баз Неронии? Невероятно. Но если это не сон памяти, то версию с чудесной дверкой придется принять. Изощренный ум патриция готов принять любую версию. Даже самую безумную – будто тень Неронии простирается до самых Островов Блаженных.

Но даже если это не бред, и Марк оказался на боевой станции неров, тогда появляется еще один вопрос: с кем идет сражение? Разве Нерония с кем-то воюет? Кажется, еще утром эта гедонистическая планета со всеми пребывала в мире, если не считать перманентного конфликта с пиратами. Правда, неизвестно, что сейчас на Неронии – утро или день.

“День”, – подсказал голос.

“Спасибо”, – едва не ответил Корвин вслух.

Итак, сейчас день. И днем уже идет война? Самое простое из всех объяснений – на боевую станцию напали пираты. И префект Корвин волей-неволей будет сражаться на стороне неров. С которыми всегда (или почти всегда) Лаций враждовал.

– Кто-нибудь… пить… – простонал раненый на полу.

Марк наклонился над парнишкой лет двадцати, надел на руку манжету с голубой кровью. Отыскал флягу с водой, смочил губы. Он не знал, можно ли этому раненому пить. Стал осматривать остальных. Нашлось еще шестеро живых. Манжет было больше. Корвин одарил каждого “браслеткой жизни” и вернулся к первому раненому, тому парню, у которого был разворочен живот. Когда парнишка попытался приподняться, под боком у него стало подозрительно хлюпать. Как будто парень лежал в луже. Марк принялся обливать рану регенерационным раствором. Не знал, поможет это или нет.

– Кто на нас напал? – Корвин старался коверкать всеобщий язык на манер неров.

Впрочем, за лацийца Марка тоже не примут – будем надеяться. У него вульгарный акцент уроженца колоний. Хотя человеку, у которого кишки вываливаются из брюшной полости, не до лингвистических нюансов.

– Колесничие, – прохрипел раненый нер.

– Да неужели! – патриций выкрикнул это чуть ли не с восторгом. Вот уж из кого он с удовольствием выпустит кишки, так это из колесничих.

– Они, – выдохнул раненый.

И тут шлюзовые двери на противоположной стороне коридора стали разъезжаться. Еще только намечалась щель. Марк отшвырнул аптечку и схватился за рукоять бластера. Он или они? Кто быстрее?! Корвин вскинул руку, но стрелять не стал – различил светящиеся оранжевые полосы. В проеме стояли люди в форме неров. Сейчас они для него свои. Впереди – офицер в блестящем комбинезоне. На голове гермошлем. Вернее, остатки шлема, стекло расколото, осталась одна половинка. Лицо закопченное. Черное… или в самом деле этот парень черный? Не разберешь.

– Нерония! – крикнул офицер.

– Свои, – отозвался Марк, опуская бластер.

– Молодец, сержант! – офицер направился к Марку, лавируя между телами, следом двинулись еще трое. Двое остались у дверей шлюза.

– Гарри, – обратился офицер к одному из своих спутников. – Проверить коридор нижнего дока. Живо! – И указал на дверь, из-за которой недавно пришел Марк.

– Там колесничие взорвали термогранату! – предупредил гость с Лация.

– Скорее, выжигатель плоти, – поправил офицер. – Палит органику, конструкции остаются. Наденьте фильтры.

Один из троицы кивнул, и все напялили маски. После чего скрылись в коридоре, откуда только что пришел Марк.

Корвин пожалел, что не попробовал сразу же нащупать обратный канал. Впрочем, выражение “сразу же” не подходило к данному случаю. Судя по всему, Корвин не так уж мало времени провалялся на металлическом полу коридора после своего чудо-прыжка.

– Лейтенант Вин, – простонал раненный в живот парень. – Вы вернулись… за нами?

– Конечно! Я же обещал! Теперь все уходим. Спускаемся на второй уровень.

– У парня тяжелое ранение, – сказал Марк.

– Вижу! Или ты что думаешь, я слепой? – отозвался лейтенант. – Платформу сюда!

Двое, что пришли с офицером, уже подогнали платформу с компенсаторами и грузили на нее раненых. Марк кинулся помогать. Заметят они или нет, что на нем вовсе не форменные брюки? Впрочем, после ползания по залитому кровью полу его штаны никто бы не смог назвать белоснежными.

Трое, ушедшие проверять коридор, вернулись.

24
{"b":"5298","o":1}