ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Мерд! Я все время буду опасаться, что они захотят меня поймать!” – подумал Корвин.

Он вернулся в холл. Раненых здесь, казалось, нисколько не стало меньше. Даже напротив. Марк протиснулся между носилками. Ага! Вот то, что ему нужно: в закутке согнулся над пультом компьютера какой-то парень в черном свитере и измазанной кровью белой накидке с красным крестом. Парень в свитере вставлял в приемное гнездо жетоны, тыкал в световую клавиатуру пальцем и регистрировал раненого или мертвого. Достаточно было отстоять пару минут у него за спиной, чтобы запомнить все манипуляции. Теперь надо было выманить парня из-за пульта. Ну, подобное сделать совсем не сложно. Марк огляделся, заметил в углу холла пищевой автомат. Выбор нехитрый: сок, сухари, диетическая паста. Что подразумевалось под диетической пастой, неясно – скорее всего, что-то малосъедобное. Корвин выбрал сок, нажал кнопку, поймал выпавший из щели пакет и вернулся регистратору.

– Тебя совсем затрахали, приятель, – сочувственно сказал он, протягивая человеку за компьютером сок.

– Ты ранен? – спросил тот, поворачиваясь к Марку. Глаза у парня были красные, лицо сведено болезненной гримасой.

– Легко, едва зацепило, – соврал на всякий случай Корвин.

– Все равно надо отметить, тогда тебя отправят с транспортом на Неронию. Всех раненых – на Неронию. Таков приказ. А здоровые полетят гасить пиратов.

“Отлично! Это то, что нам нужно! – обрадовался голос предков. – На Неронии рванешь в посольство…”

Парень выпил сок залпом.

– Ты первый, кто этим треклятым утром вспомнил, что я тоже человек, – вздохнул он. – Послушай, сделай еще одно доброе дело.

– Гальюн?

– Он самый. Посиди вместо меня минут десять. Просто вставляй в отверстия жетоны и жми на клавиши. Раненый – вот сюда. Трупак – вот сюда. А то мне отлить надо. Или можешь вообще ни на что не нажимать. Просто сиди и никого не пускай за комп. Есть тут чудики – увидят кресло пустое, начинают веселиться, все путать, мертвых воскрешают, живых гасят. Понял? Трупы – сюда, раненые – сюда.

Похоже, у сортировщика от его работы понемногу ехала крыша.

– Беги, парень. Я постою на стреме, – пообещал Корвин.

Как только сортировщик ушел, Марк уселся за комп, оглянулся: нет ли рядом той медички с пятнистым лицом. Нет, все нормально. То есть вокруг полный бардак – суета, крики, стоны, ругань. И комп старенький. Лациец полагал, что на базе Неронии оборудование должно быть просто суперское. А этой машине лет десять, не меньше, – Корвин уже разбирался в марках новых машин, а не только в тех моделях, на которых работали его отец и дед. Марк вставил в приемную щель украденный жетон. Фамилия парня тут же высветилась. Роберт Лонг, сержант, двадцать семь лет, гражданин Неронии, уроженец планеты Венеция. Убит. Биография Лонга не соответствует легенде про рождение на Вер-ри-а, но вряд ли Ви-псих будет сверять данные.

Корвин убрал крестик против фамилии Лонга, поставил W. Ну вот, теперь Роберт Лонг всего лишь ранен. И может спокойно отправляться вместе с другими на Неронию. Комп не будет блокировать его ключ, если Марк захочет прогуляться по станции или забраться в транспортный челнок. И на третий уровень его тоже пропустит. Туда, где осталась загадочная щель в гиперпространство.

– Эй, Харон, принимай подарки. – Какой-то тип в оранжевом скафандре выложил перед Марком кучу жетонов. Парень даже не снял гермошлем, только поднял стекло.

– Раненые? Убитые? – спросил Корвин.

– Ты чо, кретин? Конечно, трупаки.

– Где тела? Уже в морге?

– Совсем тупой. Мясо в космос кинули. Хоронить на планеты возят гвардейцев, а для кнехтов и космос хорош.

– Что, наемников всех выбрасывают? – догадался, наконец, Корвин.

– Только кретинов оставляют. Ха, не понял? Сам-то ты откуда такой тормоз? В морг тащат тех, кто не пожалел отслюнявить из аванса тысячу кредов на гробик. Идиотов отвезут на планету и закопают. Ладно, ты давай, грузи жетоны, а я пойду собирать новый урожай.

– Среди этих не было ни одного достойного? – спросил Марк, тупо разглядывая лежащие перед ним квадратики пластика.

– Не знаю, как насчет достойных, а тормозов точно не было. По мне, болтаться в космосе даже лучше: холод – абсолют, вечность, ни червей, ни разложения. Бессмертие то бишь.

Оранжевый тип ушел, хохоча над собственной остротой. Корвин уставился на горсть жетонов. Вот она, судьба. Выбирай. Эти жетоны совершенно безопасные. Бери любой. Никто уже не докажет, что настоящий хозяин мертв. Корвин вставил первый попавшийся жетон в приемное гнездо.

“Витторио Рени, тридцать девять лет, лейтенант, шестое отделение”. Шестому отделению тоже не повезло, похоже. Нет, сеньор Витторио не пойдет. Годы перебрал. Поставим ему крест. Увы, парень, ты умираешь дважды. Новый жетон. “Мария Вергес, девятнадцать лет, шестое отделение”. Бедняжка. Девятнадцать лет. Почему тебя занесло на эту чертову базу, крошка? Но все равно, даже фальшиво ожить тебе не удастся: патриций Марк Валерий Корвин не собирается менять пол. Внешне за девицу патриций точно не сойдет. Марии крест. Покойся с миром.

Третий. Этот может сгодиться. Так сказать, запасной вариант. Если маскарад с Лонгом не получится.

“Грег Игнатьев, двадцать четыре года, шестое отделение”. Этот подходит. Правда, ничего об Игнатьеве не известно, но все же возраст почти совпадает. Китежанин? Возможно. В петрийские наемники попадают ребята со всех планет.

Марк занес его имя в комп с пометкой W и положил жетон в карман. Как раз вовремя. Вернулся регистратор.

– Мертвые наемники? Все трупаки? Ты ничего не напутал? – забормотал хозяин компа, перебирая жетоны.

Он трогал каждый квадратик пластика почти с наслаждением, как будто жетон убитого мог сообщить ему какие-то дополнительные сведения.

Вот глупец! И куда он так торопился? Корвин сумел бы найти более подходящий вариант. Ну что ж, придется использовать то, что есть.

– Обращаться с этой штукой несложно, – сказал вслух новоявленный сержант Лонг.

– Все равно, надо проверить. – Парень попался занудливый.

Марк, не торопясь, встал со стула и высыпал регистратору на ладонь горсть жетонов.

– Действуй.

– Витторио! – крикнул еще один оранжевый тип. – Держи добычу!

Лациец спешно отошел. И нос к носу столкнулся с пятнистой женщиной.

– Почему ты не в душе, обезьяна? Разносишь грязь по медблоку. Что ты тут ищешь?

– Жду напарника. Он скоро выйдет?

– А, напарник! – Медичка как-то странно хмыкнула. – Понимаю. Вон идет. Оба в душ! Немедленно! Держи пакет. – Женщина всучила ему прозрачный мешок, точь-в-точь такие были привязаны к ногам трупов в морге. – Положишь туда ключ и прочее барахло, которое охота сохранить, а тряпье выкинешь в утилизатор. Скафандр твой тоже уже ни на что не годен.

Марк взял пакет, повертел в руках. Совсем ни к чему, оказывается, было грабить труп: хватай один из чистых жетонов мертвеца да говори, что сбросил ключ в утилизатор вместе с тряпками. М-да. Марку в глубине души не нравилось, что истинный Роберт Лонг лежит в морге, и его повезут хоронить на планету. Пожалуй, куда безопаснее было стать Грегом Игнатьевым. Но с другой стороны – Игнатьев рядовой. Новые знакомцы знают Марка как сержанта. Ладно, останемся сержантом Лонгом.

Будем надеяться, что с базы удастся выбраться довольно быстро.

– Ну, Ви-псих, тебя перевязали? – спросил Корвин.

Мог бы и не спрашивать: рукав скафандра был обрезан до самого локтя, кисть заклеена желтоватой пленкой.

– Перевязали! И еще дали бутылку с герметиком, – похвастался напарник. – Классная тетка. Руки у нее ласковые. И все делает совершенно не больно. Это тебе не доктор Менгеле. Руда заштопала – заглядеться можно. Обещала морду ему починить, когда запарка в медблоке кончится. Слава звездам! Теперь можно сполоснуться и надеть чистое. Тебе пакет выдали?

Марк тряхнул прозрачным мешком. Все шло отлично.

* * *

В раздевалке какой-то парень с заклеенной герметиком шеей облачался в просторный серый с синими пятнами комбинезон – в таких одежках обычно щеголяет обслуга анималов. Прислужников живых кораблей именуют бестиариями, они этим прозвищем очень гордятся. Все же хорошо, что, расследуя дело об убийстве княгини Эмми, Марк просмотрел материалы о вооруженных силах Неронии. Иначе сейчас бы ему пришлось туго. Разумеется, кое-что об армии неров в общих чертах знал его отец. Но те данные во многом устарели.

32
{"b":"5298","o":1}