ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Письма моей сестры
Нежность
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Подземный город Содома
Мир уже не будет прежним
Мне снова 15…
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Мастер дверей
A
A

– Какая радость! – воскликнул бестиарий. – Еще двое могут передвигаться на своих двоих. Кстати, если кто захочет лишнюю порцию воды, просто дерните за рычаг – система контроля не работает.

– Спасибо за совет, – отвечал Корвин весело. – Просто удивительно, что душ уцелел.

– Как-то странно ты говоришь, приятель, – подивился наемник и потер лоб, усиленно соображая, что ему не нравится в выговоре незнакомца. – Будто язык прикусил.

– Так и есть. Когда палил в колесничих, едва не откусил себе этот незаменимый орган.

– Сочувствую. Язык – это больно. Хотя другой орган откусить – больнее, – заржал бестиарий.

Он взял свой мешок с барахлом и удалился из душевой, посвистывая. Корвин принялся сдирать с себя обгоревший скафандр.

Напарник первым сбросил с себя всю одежду. Тонкая талия, округлые бедра, и… груди. Ви-псих оказался женщиной.

– Как тебя зовут? – промямлил Марк, спешно поворачиваясь к напарнику (или, вернее, напарнице) спиной.

– Я же сказала: Ви-псих. А, хочешь называть меня по-бабски? Вообще-то в детстве мама кликала меня Виолой. Только я это имя терпеть не могу. Какая-то дразнилка, а не имя. Так что называй меня Ви-псих. А тебя как звать, сержант?

– Роберт, – самозванец неловко выговорил чужое имя.

– Боб, значит. Ну что ж, пойдем мыться, Боб!

И Ви побежала в душ. Оттуда сразу же донеслись ее восторженные возгласы:

– Боже мой, как хорошо! Вода! Теплая! Скорее! Что ты там копаешься? Я вылью всю воду.

Марк спешно сложил в мешок вещи сержанта Лонга, только жетон оставил на шее. Зашвырнул одежду и остатки скафандра в утилизатор (кираса и ранец, надо сказать, пролезли с трудом). С двумя флаконами дезсостава под мышкой Корвин направился в душевую.

– Держи! – он протянул напарнице флакон.

– Фи! Неужели ты взял для себя только одну бутылку? После нескольких часов в скафандре тебе понадобится штук пять.

– Точно! – согласился Марк, – а пока я буду бегать туда и обратно, ты выльешь всю воду.

– Не волнуйся, я тебе кое-что оставлю. – Она, отфыркиваясь, поворачиваясь под горячими струями. В парном мареве душевой ее порозовевшее тело просто сверкало. Особенно груди. Два розовых конуса восхитительной формы.

“Банальные сравнения – самые точные”, – подумал Марк.

Лациец шагнул к ней.

– Как минимум пять бутылок! – предостерегающе подняла руку Ви. – Я не намерена трахаться с парнем, от которого воняет.

– Сейчас принесу десять бутылок, не меньше. Сама будешь меня поливать.

– Давай, выльем первую бутылку! – Ви принялась щедро поливать его из флакона. – Ты – везучий. Ни одной отметины. Неужели тебе ни разу не задело? Сколько ты служишь?

– Как же ни разу! – хмыкнул самозваный сержант Лонг. – Ты бы видела мою спину год назад.

– Ты что, потратился на регенерацию? – поразилась Виола. – Точняк, теперь вижу. Кожа вся регенерированная.

– Пришлось. Спина у меня была – один сплошной пережаренный кусок мяса.

– Наемника красят шрамы. А ты выбросил креды в черные дыру. Сделал новую кожу. Вот дурак! Никому не говори об этом, – посоветовала Ви.

– Не всем женщинам нравятся шрамы.

– Значит, это дуры. Или изнеженные цыпочки, которым не нужны парни вроде тебя. – Ви не говорила, а вещала. Уверенность ее была незыблемой. Спорить с подобными людьми невозможно. – Сколько тебе лет?

– Много. Двадцать семь. – Это был возраст сержанта Лонга.

– Выглядишь ты моложе.

– Это из-за роста. Астероид никогда не станет планетой, сколько его не терраформируй.

Тот парень их не обманул – стоило дернуть за рычаг, и на голову обрушивался новый поток воды. Вот оно, блаженство! Несколько часов назад Корвин мог погибнуть: сначала замерзнуть, потом сгореть. И не один раз. А теперь Марк нежится под горячим душем вместе с красивой женщиной.

– Сегодня несколько сотен ребят отправились в космос на вечное хранение, – хмыкнула Ви. – Они не обидятся, если мы выльем на свои измученные тела их воду. Постой! Все же твоя дорогущая спина малость пострадала.

– Неужели?

– Вот здесь! – она коснулась пальцем кожи под лопаткой.

Корвин вспомнил, что, в самом деле, там немного щипало, когда он обливался дезсоставом. Но он не придал этому значения.

– Небольшой порез. Или здоровенный укол – как посмотреть. Залить тебе это место герметиком? – предложила Виола.

– Будь добра.

Девушка выскочила из душевой.

Значит, тот удар в Пирамиде Марку вовсе не пригрезился. Кто-то пырнул его в спину. Вот только чем? И кто? На второй вопрос было ответить проще: Корвин уверен, что удар нанесла Верджи в поезде Анубиса. Но чем она это сделала и главное, для чего, – оставалось загадкой. Неужели для того, чтобы перенести сюда, на станцию? Еще раз “посадила на вектор”? Его спасительница? Или злой гений?

“Никто не подскажет, Марк! Только ты можешь найти ответы на все вопросы”, – шепнул голос.

Виола вернулась, щедро полила ранку составом из желтой бутылки.

– Ну вот, теперь, думаю, шрама на твоей гладенькой спинке не останется. Ты хорошо помылся?

– Думаю, – да, – ответил Корвин, обрушивая на себя новую порцию воды.

Она прижалась к нему.

– Давай прямо здесь, а? Боюсь, нам могут помешать потом. Отправят штопать дыры на станции. Или еще куда-нибудь. – Она обхватила его шею руками. – Завтрашнего дня может и не быть.

– Ты спишь со всеми наемниками, крошка?

– Если бы у меня была такая привычка, я бы выбрала другую профессию, малыш! Кстати, куда более прибыльную. Но когда мне парень нравится, я сама предлагаю ему заняться сексом. Кстати, на Венеции, как и на Неронии, в ходу брачный контракт на шесть лет. Что ты об этом думаешь?

– Я предпочитаю более короткий срок, например, три года, – сказал Марк между поцелуями. – Или конкубинат.[5]

– А ты у нас сердцеед! – засмеялась Виола.

* * *

Штопать станцию их не послали.

Когда Ви-псих и Марк выбрались из раздевалки, обрядившись в новенькую форму космических кнехтов, сжимая в руках вместо оружия пластиковые прозрачные мешки с нехитрыми пожитками, им навстречу попался лейтенант Вин, все еще в грязном обгоревшем скафандре и с заклеенной герметиком щекой.

– Ну как, вас уже починили? – спросил он весело.

– Форма новенькая, а содержание старое! – ответила Ви.

– Теперь отдыхать, бойцы! Каюты экипажа не пострадали. Чуть что – подъем по тревоге. У нас есть данные, что колесничие скоро вновь врежут по станции. Зачем-то им захотелось забраться внутрь. Никак хотят захватить документацию по анималу. Не получат, гады. Ремонтники сейчас пашут вовсю – к нам прислали две дополнительные бригады. Но если что, вызову вас на первый уровень в мастерские. Так что не ворчите, если придется ставить пломбы и заваривать обшивку.

Впрочем, подобные приказы наемников не должны были удивлять. Удивляло другое.

– Мы что, воюем с Колесницей Фаэтона? – спросила Ви. – Давно пора. А то надоело выпускать кишки из пиратов.

– В том-то и дело, что нет! – сообщил лейтенант. – Война не объявлена. Обычная локашка.

– Как это понимать? – удивилась Ви. – Локашка – это один спятивший катер. Колесничие прислали целую армию.

Марк благоразумно промолчал, подробности военных подвигов петрийских наемников ему были совершенно не знакомы.

– Колесница Фаэтона клянется, что находится с нами в мире, но при этом ее эскадры атакуют станцию, – пояснил лейтенант. – Формально это локашка. Якобы сбой в системе военных компьютеров. Бывает. Технические системы выходят из строя и передают приказы о нападении. Не так уж и редко случается подобная фигня. Но чаще это обычная проба сил. Они нас прощупывают. Дрогнем – объявят войну. Устоим – предложат мир и откупятся. Выплатят компенсацию и все спишут на свои несовершенные компы. Нерония уже потребовала отвести войска. Если через двадцать четыре часа они не уберутся, то начнется самая настоящая бойня. Пока это обычная заварушка, устроенная машинами. Якобы. Будем надеяться, что так оно и есть. Наша задача – продержаться эти двадцать четыре часа и не уступить. Потом мы все отправимся на Неронию. Получим премиальные и повеселимся. Кстати, а где ваше оружие? – спохватился лейтенант.

вернуться

5

Bardyaei – так называли рабов-палачей Мария. «Бердиарии» – искаженное название одного из иберийских племен.

33
{"b":"5298","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Детский мир
Целуй меня в ответ
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Корабль приговоренных
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Первые заморозки
Смерть тоже ошибается…