ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но было поздно. Синее пламя, еще полыхавшее на месте искажения пространства, дернулось в сторону, и Вина разрезало наискось. Причем даже не разрезало, а завернуло спиралью. Чудовищная сила сделала это почти с детской капризностью. Было слышно, как трещат кости, как лопается кожа, видно, как человека рвет в лохмотья; пластиковым стаканчиком лопается сверхпрочная кираса, крошится гермошлем, и струи крови брызжут под каким-то невероятным углом.

Точно так же должно было крутить и рвать отца Корвина, когда тот застрял в сбесившемся портале. От этой мысли Марка замутило. Ему хотелось кинуться к Вину и вытащить лейтенанта из чудовищной мясорубки. Но он знал, что помочь наемнику уже никто не сможет.

Вин еще жил. Он что-то силился выкрикнуть, еще пытался размахивать сломанными руками. Не сразу Корвин понял, что лейтенант хочет выстрелить, пытается прицелиться и…

Портал захлопнулся. Пламя угасло, изуродованное тело с мокрым шлепком упало на металлический пол коридора.

Колесничий, что выпал из кабины, остался в живых, и теперь силился подняться. Марк смотрел на него несколько секунд. Колесничий! А Корвин, якобы, шпион колесничих. Акцент! Акцент ему поможет.

Корвин кинулся к парню, ухватил за плечи и поднял рывком.

– Почему ты опоздал? Что случилось? – зарычал в ярости. Пришел Корвин в ярость, к слову сказать, вполне искренне.

– Кто ты? – выдохнул выпавший из портала человек.

– Ма фуа! Я жду тебя уже пять дней! Пять дней! Ты опоздал, придурок!

Колесничий дернулся, изо рта хлынула рвота. Марк непроизвольно разжал руки. Пришелец согнулся пополам. Еще один спазм. Теперь на пол текла какая-то мерзкая зелень.

– Мерд! Перед тем как входить в нуль-портал, лучше ничего не есть, – заметил не без ехидства лациец. – Неужели тебя не предупредили?

– Сколько времени? – запинаясь, спросил колесничий.

– Два сорок пять по стандартному времени экспресса. Семнадцатое июня земного цикла.

– Сем… над… цатое… Нет, не может быть.

Колесничий отер ладонью губы. Его трясло.

– Я должен был быть здесь шестнадцатого, а ты – меня встретить, – пробормотал он. – Что случилось?

– Не знаю. Ты мне должен ответить.

– Я – не агент. Всего лишь настройщик нуль-канала. Должен окольцевать вход. А потом, после успешной атаки… Атака уже была?

– Была. Провалилась. – Корвин старался говорить бесстрастно.

– Как так?

– Слишком мало сил.

– Нет, не может быть, – парень беспомощно огляделся. – Что же делать? На базе гвардейцы?

– Еще хуже. Петрийские наемники.

– Ты сказал… семнадцатое? – переспросил колесничий. – Два сорок пять?

– Уже два сорок шесть, – уточнил Марк.

– Значит, скоро будет еще одна атака, – пообещал специалист по нуль-порталам. – Вторая волна. Через два часа. Точнее, через два часа двадцать минут. Да, так… Что же делать? Это почти Ватерлоо.

– Скорее, Маренго.

– Т-с-с! – зашипел колесничий.

– Что? – не понял Корвин и огляделся, не понимая, что так испугало гостя с Колесницы.

– Лишний раз не произноси пароль.

– Хорошо, понял. – Корвин посмотрел на изуродованное тело лейтенанта Вина. Может, это и кощунственно звучит, но парень погиб весьма кстати.

Во всяком случае, у пришельца с Лация на какое-то время оказались развязаны руки.

Корвин на всякий случай осмотрел изуродованное тело. И ключ, и жетон были изломаны так, что воспользоваться ими уже не смог бы никто. Оставалось одно: отыскать каюту сержанта Лонга и там спрятать на время гостя. Марк отдал похищенный жетон Игнатьева колесничему.

– Это твой пропуск! Времени слишком мало, – сказал он. – Хотя кое-что я успел сделать.

Надо по максимуму выцедить из парня информацию. Что, как, почему. Портал нестабилен – это ясно как день. Во время прыжка Корвина могло точь-в-точь так же изжевать, как лейтенанта Вина. Марку просто повезло.

Первая проблема – как миновать шлюз. Эти идиоты колесничие не могли обрядить парня в форму нера. Или решили, что форму ему должен принести агент? Вернее, агент колесничих на базе. Данная форма просто служила паролем. Но Корвин не прихватил сменный комплект. Одежду лейтенанта Вина надеть было невозможно. Изуродованное тело покрывали мерзкие окровавленные лохмотья. Но ничего не оставалось, как использовать именно их.

Марк принялся сдирать с погибшего скафандр и белье.

– Раздевайся! – приказал он колесничему.

– Что?

– Я не взял для тебя одежки на смену. Раздевайся до белья, я надену на тебя эту дрянь и выведу из коридора, – пообещал Корвин.

– Ты смеешься?

– Нет. Вполне серьезно.

– Но это же труп. – Парень ткнул пальцем в изувеченные останки.

– Он тебе мешает? Или ты так брезглив?

Колесничий скривился:

– Я же буду в его крови… – у него дрогнул голос.

– Хорошо, что не в своей.

“По-моему, из меня получается неплохой агент”, – заметил Марк, запихивая нагое изуродованное тело лейтенанта Вина во взломанную кабинку в прозрачной стене. Сюда же он бросил тряпки колесничего. Особисты сойдут с ума, решив, что колесничий решил отравить регенерационный раствор в ремонтном доке анимала.

* * *

Когда Марк вывел окровавленного и дрожащего обряженного в лохмотья человека из коридора третьего уровня, охранник, стоявший у шлюзовой двери, уставился на гостя с изумлением.

– А этот откуда? – пробормотал он, разглядывая перемазанную бурым физиономию.

– Дезертир из моего подразделения, прятался в камере контроля уровня реагента в доке. Получил ранение, испугался. Придется отдать рядового под трибунал. Топай, урод! – Марк толкнул колесничего в спину. – Все твои товарищи погибли, пока ты здесь отсиживался.

“Надеюсь, новичок-охранник не знает подробностей недавнего сражения”.

Корвин ждал окрика. Сердце гулко бухало в ушах. Скорее! Невольно хотелось ускорить шаг. Настолько малое притяжение, что так и хочется побежать, помчаться огромными прыжками.

Но, как видно, охранник не анализировал сказанное. Если сержант сказал, что ведет дезертира, значит, так оно и есть. Парень даже не спросил, куда делся лейтенант Вин. Впрочем, лейтенант мог пройти коридором до следующих дверей и выйти к другому лифту. Но вряд ли охранник выдвигал версии, куда и зачем мог отправиться лейтенант Вин.

Глава 7

Гость с Колесницы

Отыскать каюту сержанта Лонга оказалось не так уж и трудно. Номер был выбит на ободе ключа. Но надо было еще разобраться, в какой из спиралей располагается нужный номер. Каюты пятого подразделения были помечены римской цифрой V. Знак Виктории – добрый знак. Петрийские наемники наверняка суеверны. Марк прикинул, что нора сержанта должна быть крайней в секторе. Так и есть. Вот он, нужный номер. Корвин вставил ключ в отверстие, повернул, дверь открылась, и “сержант Лонг” вошел.

Это помещение оказалось куда удобнее клетушки, в которой обитала Ви. Правда, тут была только одна койка, зато имелся объемистый шкаф, складной стол, пара откидных стульев. Компьютер с выходом в галанет (наверняка под контролем), плюс небольшой холодильник на стене, где покойный Лонг хранил бутылки с водой, водкой и пивом.

Марк нашел для колесничего в шкафу защитный комбинезон, на всякий случай приготовил кислородную маску. Сейчас на станции подобный наряд никого смутить не мог. Идентификаторов наемники не имели. Так что никто не сможет обнаружить, что наемник Игнатьев – фигура фальшивая.

“Экономия средств всегда идет на пользу врагу”, – усмехнулся про себя Марк.

Впрочем, у себя на планете многие неры так же не имели идентификаторов – считалось, что это ущемляет права граждан.

“Лучше мы построим пять оборонительных станций, чем превратимся в собачек на поводках”, – заявляли неронейцы. Любое покушение на индивидуальность казалось им тяжким оскорблением.

“Интересно, что они будут делать, когда узнают, что на их боевую станцию под боком метрополии есть выход нуль-канала? Что тогда? По-прежнему будут отказываться от систем слежения? Или очень быстро позабудут прежние высказывания? – размышлял Марк, наблюдая, как колесничий обливает себя дезраствором, и грязная пена, стекая, ложится на пол серыми пятнами. – Что лучше: остаться верным своим принципам и идеалам и умереть, или измениться и выжить?"

36
{"b":"5298","o":1}