ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Аппий Клавдий Цек был избран консулом после “добровольной” отставки предыдущего консула Домиция. Аппий Клавдий устраивал и патрициев, и плебеев. Высокий, худощавый, с бледным аскетическим лицом, он походил скорее на ученого, чем на политика, хотя политика в роду Клавдиев была главным коньком. Запавшие щеки, высокий, начинающий лысеть лоб, сведенные на переносице брови, – лицо его выражало постоянное, почти мучительное раздумье. В темных глазах светился недюжинный ум, но в них не было ни малейшего намека на хитрость. Аппий Клавдий не умел хитрить – это знали на Лации все. В другое время он бы никогда не получил должность консула. Но бывают моменты, когда хитрость оказывается бесполезной, и требуются совсем иные качества. Лаций сейчас переживал трудные времена. Избрание Клавдия, было, несомненно, большой удачей.

Консул, одетый в пурпурную тогу, вышел встретить посла. Такая тога когда-то полагалась только императору в Древнем Риме. Но реконструкция тем и хороша, что ты можешь вольно обращаться с историей, не следовать ей, а творить заново. Брать то, что тебе приглянулось, и с легкостью отбрасывать все отвратительное.

Вместе с консулом в гостиной появился немолодой человек в белой тоге с широкой пурпурной полосой.

– Это сенатор Фабий Лусцин, – представил пожилого лацийца консул. – Кроме того, что он заседает в сенате, он неплохо разбирается в физике нуль-порталов и сможет вам все объяснить. Во всяком случае, в общих чертах.

– Что вы хотите мне объяснить, господин консул? – спросил неронеец. – Быть может, причину атаки Колесницы на наш сектор?

– Именно так, – подтвердил Аппий Клавдий. – Могу вас заверить, что она была такой же неожиданностью для нас, как и для вас.

Клавдий не стал напоминать, что совсем недавно Нерония, внезапно обретя в лице Китежа нового союзника, вела агрессивную, если не сказать наглую, политику и не исключала возможность военного конфликта с Лацием. Посол и так очень хорошо помнил об этом.

– Посол Валетти, – сказал сенатор Фабий Лусцин, – я должен вам сообщить, что колесничие открыли узко направленный канал нуль-перемещения на вашу боевую станцию.

– Это невозможно, таких каналов нет – все, что сумел вымолвить Велетти.

– Вашу станцию уже много часов атакуют колесничие, – уточнил консул.

– Они заявляют, что произошел сбой в системе, – выговорил стандартную формулу Валетти. Пока обе стороны конфликта трактовали вторжение именно так, оставалась надежда избежать полномасштабной войны.

– Почему тогда они не отведут свои корабли? – поинтересовался консул.

– Заявляют, что не могут. – Валетти и сам понимал, что оправдания колесничих – всего лишь примитивная уловка. Но он не осмеливался обвинить Колесницу в агрессии, пока этого не сделал император Неронии.

В данный момент Нерония меньше всего хотела затевать новую войну. Пока конфликт разгорался вокруг одной-единственной станции, можно было делать вид, что настоящая война еще не началась.

– Скорее всего, они обнаружили каверну, – сказал Фабий. – Обычно кавернами на жаргоне наши физики называют мелкие аномалии пространства. В отличие от туннелей, которые мы используем в Звездном экспрессе, таких каверн очень много, но дело в том, что рассчитать их местоположение до недавнего времени было невозможно. Все равно, что пытаться предсказать погоду на три года вперед. Но их можно засечь в момент проявления. Каким-то образом колесничие научились их “проявлять”. А после этого стабилизировать и создавать направление движения с помощью векторов, разработанных вашим ученым, покойным профессором Лучано.

– Чем все это грозит? – спросил Валетти глухим голосом.

– Последствия могут быть различными, – отвечал опять же Фабий. – Колесничие могут захватить станцию и угрожать Неронии непосредственной атакой. Могут взорвать станцию и вместе с ней только что созданный канал, не исключено, что в этом случае катастрофа уничтожит даже вашу метрополию. Каково же будет влияние взрыва на окружающие системы, мы пока рассчитать не можем. Наши ученые пытаются моделировать процесс, но данные очень противоречивые. Однако все не так безнадежно, как кажется на первый взгляд. Мы временно взяли открытый колесничими канал под контроль. Он стабилен и направлен на одну из наших колоний. У нас нет серьезных военных сил, которые мы могли бы перекинуть через канал. Но мы можем переправить несколько подразделений и технику, с помощью которой вы удержите станцию и еще… мы можем заблокировать проникновение колесничих на время.

– Что взамен? – спросил Валетти, сознавая, что предложенная помощь не может быть бескорыстной. Вопрос лишь в том – насколько высока будет плата. Что Лаций умеет торговаться – это знали все миры Звездного экспресса.

– Договор о совместном использовании вновь открытого канала и возвращение случайно оказавшегося на станции нашего человека, – отчеканил консул Аппий Клавдий.

– Кто это? – Валетти постарался не подать виду, что удивлен присутствием “нашего человека” лацийцев на боевой станции Неронии.

– Человек, который на вашей станции выдает себя за сержанта Лонга, – уточнил консул.

– Сколько времени у меня есть, чтобы обдумать ваше предложение? – на самом деле Валетти не знал, что ему надо в данный момент обдумывать – уточнить информацию он попросту не мог. Просчитать, насколько выгодно или, напротив, убыточно для Неронии предложение бывшего врага, также казалось делом невозможным.

– Ровно столько, чтобы связаться с вашим императором и получить от него ответ. Раздумывать некогда, – сказал Аппий Клавдий. – Но могу вам дать слово патриция Лация и поклясться собственным гением, или как у вас бы сказали – собственной душой – что мои слова правдивы.

Глава 13

И снова Верджиния Лиск

– Я ее нашел! – сообщил Вацлав и ввел в кабинет Главка (бывшее обиталище местного капитана колониальной полиции) невысокую пухленькую девушку. – Подлинная госпожа Лиск.

Надо сказать, что вид у этой Верджинии был неказистый. Невысокого роста, в синей футболочке и белых шортах, она походила на тех затрапезных особ, что прибирают в дешевых кафе или сидят за компьютером в задней комнате офиса турагентства. Она была загорелой (впрочем, на Островах редко можно встретить белокожего постоянного жителя), с темными, коротко остриженными волосами. Но этим ее сходство с другой Верджинией заканчивалось.

– Я ничего такого не делала, – заявила она, пряча ладошки в карманы и испуганно втягивая голову в плечи, как будто была не взрослой девушкой, а еще девочкой – лет тринадцати, не больше.

– Никто тебя ни в чем не обвиняет, – Главк постарался говорить с ней как можно мягче. – Просто расскажи, как так вышло, что твой идентификатор оказался у другого человека.

– Мне предложили, что эта другая Верджи будет работать вместо меня, а я просто буду получать зарплату. Потом мне вернут место и мой идентификатор. И мой комбраслет.

– Так просто?

– Да.

– И ты поверила? – Главк пожал плечами, давая понять, что подлинная Верджиния Лиск поступила глупо.

– Но ведь эта девушка могла бы просто занять мое место – она такая красивая! – искренне восхитилась настоящая Верджи. – А так она попросту работа вместо меня. Администратор и не знал об этом: вызовы поступали ко мне, я передавала их дублерше, сама потом целыми днями отдыхала. Деньги за два означенных месяца они мне сразу вперед заплатили.

– Что же ты делала все эти дни?

– По утрам сидела в садике на крыше и читала книги.

– Читала книги? – переспросил Главк.

– Ну да. Я накупила много бумажных книг. Потом шла купаться в Океан. Днем обедала в кафе. А потом…

– Тебе известно, – перебил ее Главк, – что в деле Верджинии Лиск фото твоей так называемой дублерши, ее генокод, ее группа крови? Она теперь – подлинная госпожа Лиск, а ты – никто.

– Не может быть! – ахнула доверчивая девчонка.

– Очень даже может быть. – Голос Главка сделался еще более зловещим.

45
{"b":"5298","o":1}