ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прощение без границ
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Рыцарь страха и упрека
Ответ перед высшим судом
Частная жизнь знаменитости
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Земное притяжение
Его женщина
Молёное дитятко (сборник)
A
A

– Отлично. Там и повеселимся, – решил трибун.

Том Риджи вытащил из коробочки на столе кусок сероватого картона и торопливо всучил командиру.

– А это адрес гостиницы в Черной дыре. Самая лучшая. “Приют Меркурия”. Красная транспортная дорога до указателя “Черная дыра – 23”, потом поворот. Вам понравится. Что-нибудь еще? Возьмите путеводитель по Сердцу Петры.

Том протянул трибуну сложенный вдвое листок синей бумаги.

– Ты отличный парень, Том Риджи! – теперь трибун хлопнул таможенника по плечу.

– О, что вы, господин полковник! Я делаю только то, что обязан. Стараюсь по мере слабых сил.

– Вперед, господа! – повернулся к своим подопечным трибун Лация, оглядывая одинаковые серые двери без всяких табличек. – Какая тут дверка в этот ваш девятый сектор?

– Их, нет, извините, господа. Еще одна маленькая формальность, – спохватился Том Риджи. – Майор Вульсон хочет с вами поговорить.

– Майор Вульсон? Кто он? – Трибун явно не стремился разговаривать с каким-то там майором Вульсоном.

– Служба безопасности, господа.

– Да пошел он вместе со своей безопасностью! – хмыкнул сержант.

– Мы сами себе безопасность, – заявил невысокий парнишка с изуродованным лицом.

– Господа! Это всего лишь формальность! Вы должны зарегистрировать свои новые номера. Они будут занесены в каталог. Вон та серая дверка, господа! – Том Риджи указал дрожащей рукой на крайнюю дверь.

– Давай, Том Риджи, мы тебя самого куда-нибудь занесем, – предложил белобрысый.

– Генерал Моргенштерн нас регистрирует, когда пинком под зад отправляет в космос на вечное хранение в прозрачных мешках, – хмыкнул коротышка.

– Ладно, ребята, давайте сюда ваши жетоны, я всех проштампую оптом! – заявил трибун.

В снятый гермошлем ему ссыпали личные жетоны. И трибун, неся эту дань секретной службе на вытянутой руке, отправился к указанной двери.

– Трибун, мы тут слегка пощекочем бока господину Риджи! – звонким голосом крикнул коротышка.

– Господа, господа, я так рад, что вы прибыли на Петру, – Том Риджи побледнел.

– А сейчас ты обрадуешься еще больше, – пообещал сержант. – Эй, у кого моя фляга? – крикнул он. – Дайте-ка сюда! – Сергей протянул таможеннику флягу. – Пей, Том Риджи, пей! Не бойся!

– За что пить? – спросил Том.

– За то, чтобы мы с тобой встретились вновь, – предложил Сергей.

Он сдернул таможенника со стула и облапил, не давая вздохнуть. Пока Том Риджи безуспешно пытался вырваться из лап наемника, коротышка-наемник подключил к его компьютеру свой наладонный комп.

– Кто-нибудь еще хочет обнять Тома Риджи? – спросил Сергей.

– Я! Я хочу! – неслось со всех сторон.

– Держите! – Сергей вручил беспомощного таможенника следующему громиле, как будто передавал ребенка – сила притяжения Петры позволяла выросшим в других условиях людям демонстрировать чудеса силы. – Он просто душка, этот наш Том Риджи!

Коротышка тем временем отсоединил наладонник и подмигнул сержанту.

* * *

– Не люблю кредиторов и особистов, – пробормотал трибун Флакк, открывая дверь в кабинет майора Вульсона.

В маленькой комнатке с узким окном, за которым, впрочем, ничего разглядеть было невозможно, кроме матового экрана с блеклыми зелеными разводами, не оказалось ничего устрашающего: ни сложных приборов, ни медицинской аппаратуры, ни сканирующих устройств, направленных на гостя – ничего, напоминающего кабинет для допросов “ с пристрастием”, как обычно именовали подобные помещения работники правоохранительных органов и секретных служб.

Стены были гладко выкрашены в бледно-желтый цвет, ближе к окну стоял журнальный столик, на нем – лист бумаги, бутылка минеральной воды и два пластиковых стаканчика. Два низеньких кресла, на вид не слишком удобных, расположились напротив друг друга. Из матового плафона под потолком лился искусственный, пожалуй, слишком яркий свет. В комнате никого не было. Зато имелась еще одна дверь с блестящей ручкой. Трибун попытался ее открыть, но безуспешно.

Тогда командир отряда опустился в одно из кресел и положил ногу на ногу.

– Эй, майор Вульсон! Хватит наблюдать! – крикнул он, прекрасно зная, что его слышат. – Если сию секунду ты не появишься, я вернусь к моим ребятам и выйду с ними из космопорта. Но будь уверен, Петру ты после этого не узнаешь. Обещаю!

Желтая рукоять на двери тут же повернулась, дверь приоткрылась, но лишь немного, чтобы пропустить средних лет человека в серой форме с бледным узким лицом.

– Майор Гай Вульсон, – представился хозяин кабинета. – Я задержал вас, трибун Флакк, но мы улаживали некоторые формальности, – гость раздвинул губы в улыбке, обнажая очень белые зубы.

Кого он имел в виду под местоимением “мы”, майор не сказал.

– Вас известили о нашем прибытии, – заявил трибун надменно. – Вы плохо подготовились, как я вижу.

– Это известие меня чрезвычайно удивило.

– Почему же?

– Генерал Моргенштерн сообщил мне, что не ждет в ближайшее время возвращения своих солдат. К тому же я не понял, почему их возглавляет трибун четвертого сдвоенного легиона Республики Лаций Валерий Флакк.

– Вот жетоны моих людей. – Трибун высыпал на стол жетоны из шлема. – Зарегистрируйте их прибытие под новыми номерами. Это все, что от вас требуется.

– Вы можете сказать что-нибудь конкретное? – Вульсон позволил себе еще раз изобразить улыбку.

– Эти наемники на самом деле все мертвы. Все, кроме меня.

– Не понял. – Майор, собиравшийся просканировать взятый наугад жетон, замер.

– Эти двадцать четыре наемника погибли во время атаки колесничих на базу Неронии. Но служба безопасности Лация заблокировала донесение их офицера, изготовила новые жетоны и отправила сюда этот отряд для проведения секретной операции.

– Кто распорядился провести операцию? – спросил майор.

– Постановление сената. Ведь вы сказали, что получили сообщение. Или вы не обратили внимания, кем оно прислано?

Майор смутился:

– Я видел код отправителя. Но решил, что это какая-то путаница.

– Ничего подобного! Сенат Лация послал меня и этих людей на Петру. Но о наших действиях никто не должен знать. Ни Моргенштерн, ни губернатор, ни его охрана, ни таможня.

– Можно узнать о цели вашей операции? – осторожно спросил Вульсон.

– Нет, нельзя, – отрезал Флакк.

– Но что мне сказать начальству?

– Приказ сената.

– И все? – Майор явно не привык к подобным мероприятиям. Петра всегда жила автономной жизнью, Лаций лишь делал вид, что опекает колонию, порой используя ее ресурсы, но практически не вмешиваясь во внутренние дела.

– Да, мандата сената вполне достаточно, – кивнул трибун. – Нынешнее международное положение Лация требует экстренных мер. Надеюсь, вас не нужно информировать о последних событиях?

– Я в курсе, – заверил Вульсон. – Но кто эти люди на самом деле? Они ведь не ожившие трупы. Так?

– В основном – космические легионеры, – заявил Флакк. – Вас удовлетворит такой ответ?

– Среди них есть патриции?

– Я сам патриций.

– Трибун Флакк, – голос майора сделался вкрадчив. – Вы не до конца понимаете ситуацию на Петре. На планете полно людей, которые по крови являются отпрысками аристократов Лация, а по положению они – рабы или вольноотпущенники. Эти люди были лишены всего – нормального детства, семьи, богатства, положения в обществе. Патрициев они ненавидят. Фабий, прибывший сюда в изгнание, в первую же неделю два раза подвергся нападению, и был вынужден покинуть Сердце Петры. Мне лично пришлось выделить ему охрану, пока он жил в столице.

– У меня на лбу не написано, что я патриций, – усмехнулся Флакк. – А вы никому не сообщите, кто мы и откуда.

– Очень скоро вас раскусят, – предрек Вульсон и принялся сканировать лежащие перед ним жетоны. – Лейтенант Вин, сержант Лонг. Надо же! Они погибли?! Неужели?

– Петрийцы понесли большие потери во время атаки колесничих на боевую станцию “Тразея Пет”.

– Ваше счастье, что на Петре в ходу лишь номера. Пусть фальшивые наемники не называют друг друга по имени. Иначе кое-кому придется объясняться с Моргенштерном.

59
{"b":"5298","o":1}