ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он на Петре? – девушка изменилась в лице.

Связь отключилась. Несколько мгновений Лери смотрела на узор комбраслета. И вдруг сообразила – внезапно, будто током ударило, и ребенок вновь боднулся пяткой, – что она вызвала старый комбраслет брата. Тот, что Корвин утопил в Океане на Островах Блаженных и номер которого он просил стереть. Однако номер сохранился в памяти коммика.

– Лу! – Лери вскочила. – Лу! Где ты?

* * *

К счастью, Друз был по-прежнему дома – выздоравливал после аварии, тогда как в обычные дни пропадал на заводе, где монтировали узлы новой боевой станции. Сейчас у него были другие обязанности: он инспектировал отделку спаленки для их малыша. Раздвижная стена (ее не будет, пока ребенок слишком мал, чтобы спать отдельно) из матового пластика отделяла спальню родителей от комнатки будущего наследника. Из мебели в комнате была лишь кроватка, накрытая пологом. Друз как раз проверял, как работает датчик дыхания ребенка, вмонтированный в изголовье кроватки. Даже у самого здорового младенца может случиться остановка дыхания в первые месяцы жизни. Ребенок умирает во сне. Особенно часто такая беда приключается с детьми патрициев. Как будто с первых дней ощущают они тяжесть своей ноши. Но чувствительный датчик тут же уловит, что дыхание прекратилось, и управляющий чип спальни даст сигнал встряхнуть кроватку – обычно этого вполне достаточно, – а заодно подаст звуковой сигнал родителям.

– Что? Началось? – услышав крик жены, Друз побледнел и выронил компьютер-тестер. Но умный прибор не упал, а уцепился лапками за штанину.

– Нет! Еще нет. Еще рано, – воскликнула Лери, появляясь в дверях.

– Фу, ну тогда зачем так кричать? – Друз провел ладонью по лицу. – Что случилось, дорогая?

– Кто-то ответил по браслету Марка. Это тот самый браслет, что потерялся Островах Блаженных.

– Значит, кто-то его нашел, – пожал плечами Друз, не находя в происшествии ничего особенного.

– Лу! Что ты говоришь! Марк утопил браслет в Океане! Понимаешь? И вдруг по нему отвечает какая-то девчонка. Говорит, что его подружка.

– Ну, так проверь, откуда пришел сигнал. Дай запрос и быстренько получи ответ, на каком архипелаге живет его новая знакомая. Кто знает, дорогая, может быть, ты разговаривала с русалкой?

– На Островах Блаженных нет русалок! Они водятся только на Китеже. – Лери связалась с технической службой. – Сейчас дадут ответ, – пояснила она, глядя на мельканье голограмм вокруг своего запястья. – Похоже, ответ вообще пришел не с Островов. Ну да. Лу, только посмотри! Говорили с Петры. Точно – с Петры. Северное полушарие, сектор 1. Это же Столица, сердце Петры. Я сейчас расскажу все Главку, – решила Лери.

Она вызвала ближайшего помощника Корвина, и префект Главк тут же отозвался:

– Корвин сообщил, что прибыл на Петру, и передал цифровые петрийские коды, полученные при регистрации, – сообщил он. – Но с тех пор с ним не было связи.

– А с трибуном Флакком? – спросила Лери.

– Никто из отряда не отвечает.

– Но можно хотя бы определить, в каком они секторе планеты? – настаивала Лери.

– Пока нет. Служба безопасности сообщила, что работает над этим вопросом.

– Отлично! Ну, конечно! Они работают! Кто же сомневался! – взорвалась Лери. – А что вы намерены делать, Главк?

– Ждать. Петра – не в моей компетенции.

Лери отключила связь и повернулась к мужу:

– Что ты об этом думаешь?

– Что я думаю? – повторил вопрос Друз и глянул куда-то вдаль мимо Лери.

“Слушает голос предков”, – догадалась она.

– Думаю, ничего страшного.

– Точно? Ты забыл, на этой чертовой планете сидит Фабий, который ненавидит меня, а значит и Марка лютой ненавистью.

– Марк не дурак. Он не станет встречаться с Фабием. Или ты думаешь, на Петре всего одна дорога и один-единственный купол, где заклятые враги непременно столкнутся нос к носу?

– Я знаю, с ним что-то случилось! – заявила Лери. – Причастен к этому сосланный Фабий или нет, но Марк попал в беду.

И она вышла из будущей спаленки (сказать “стремительно” было нельзя, учитывая ее положение).

Друз прошелся по пустой комнате, посмотрел на детскую кроватку, качнул ее. Потом активировал свой комбраслет.

– Центральный банк, – отозвался механический голос. – Код доступа идентифицирован.

– Говорит Луций Ливий Друз. Мне нужно в жетонах полмиллиона кредитов. Срочно. Подготовьте. Я прибуду к вам через час.

Глава 5

Когда мечта исполняется

Люс прилетел на Петру, полный радужных надежд. Рабский ошейник снят, все болячки залечены, на счету – три тысячи кредитов. Бывшему рабу эта сумма казалась воистину фантастической. В рюкзачке – набор самого необходимого, плюс вещи, прежде совершенно недоступные – новенький костюм, набор белых рубашек, наладонник; в кармане – электронная карта, на руке – комбраслет. Правда, чтобы связываться с другими планетами, нужна специальная вставка. Но на Петре можно говорить с кем угодно. Только Люсу не с кем было говорить по ком-связи на Петре. Но друзья появятся – он был уверен.

А пока мобиль-автомат мчал его к Сердцу Петры, и Люс предвкушал, как сегодня вечером (уже!) он снимет номер в отеле (он теперь знал, что такое отель) непременно со стационарным выходом в галанет, и нырнет в сеть, как в теплую воду пруда. Завтра утром не прозвучит противный окрик в ушах, никто не будет сдергивать его с нар, гнать из барака, кормить горелой кашей – никто никогда! Люс свободен! Свободен! Люс трепетал, предвкушая. Сердце радостно билось, губы сами собой расползались в улыбке.

Ура! Вперед! Люс бормотал что-то невнятное, кажется, это были стихи, его собственные стихи, свободный человек обязан сочинять стихи, иначе он задохнется от восторга. Стихи свои Люс тут же забывал, не в силах запомнить ни строчки.

А вот и купол столицы – такой огромный, что под ним укрыт настоящий город. Нет, не город – рай!

Красная дорога не прервалась за шлюзом, а повлекла мобиль дальше – по прямой магистрали в глубь прекрасного города. Внутри купола мобиль автоматически сбросил скорость.

Нехотя проплыла святящимся пунктиром цифра “1”, и они въехали в первый район. По бокам дороги тянулся узкий тротуар, дома, покрытые светящейся краской, перемигивались веселыми огнями, на окнах, в большинстве своем переведенных в непрозрачный режим, сверкали рекламные голограммы. Все было пестро, броско, ярко. Внутри купола освещение всегда искусственное. Люс прибыл в столицу вечером, и сейчас купол изнутри казался черным, зато повсюду горели разноцветные огоньки.

Люс открыл фонарь мобиля, и внутрь ворвался шум большого и тесного поселения. Отовсюду несся шум работающих механизмов, голоса людей, звучала музыка. Люс подпрыгивал на сидении и вертел головой, не зная, где остановиться, что выбрать. Тротуары были запружены народом, женщины и мужчины в пестрой одежде легко, по-летнему одетые (внутри купола всегда было тепло). Люс еще не мог выделить в этом потоке чьих-то лиц, – все до одного казались ему прекрасными. Внезапно он увидел перед собой огромную вывеску “Отель”. Название не успел прочесть – да и не все ли равно, как называлась гостиница. Люс велел мобилю свернуть на стоянку. Машина нырнула в широкий, освещенный красными лампочками туннель и остановилась. Люс выбрался наружу. Какой-то парень облокотился на свой мобиль и задумчиво рассматривал данные на своем наладоннике.

– Извините, – сказал Люс. – Как пройти в отель? Это ведь гараж. А мне надо наверх. Мне нужен номер.

Парень поднял голову. У него были красные волосы и выкрашенная синим половина лица.

– Привет, – незнакомец растянул в улыбке накрашенный черным рот. – Ты без опеки?

– Что? – не понял Люс.

– Ну, без ошейника? – уточнил петриец и тронул свою шею.

– Конечно! – с гордостью заявил Люс. – Я был рабом на Ко… Вер-ри-а, – соврал он, поскольку велено ему было Колесницу не упоминать, а всем говорить, что выкуплен родней с колонии Вер-ри-а, что в принципе не было редкостью. А вот бегство с Колесницы Фаэтона считалось делом почти невозможным.

64
{"b":"5298","o":1}