ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не особенно. – Друз пытался отряхнуть песок, прилипший к мокрой от пота коже.

– Зачем ты приехал на Петру? – спросил Никола. Этот маленький человечек был когда-то боевым кораблем. Друз не был уверен, что, обретя тело, малыш обрел и человеческие чувства, а не остался чудовищем, монстром, созданным для того, чтобы убивать.

– Я хотел помочь Марку, – сказал Друз.

– Ему ничто не грозит. Я не собираюсь его убивать или мучить.

– Тогда что тебе нужно?

– Полмиллиарда кредов. Чтобы купить хорошую космическую яхту. – Никола наклонился и заглянул в лицо Друзу. – Мне нужен корабль. Только и всего. Понимаешь?

– Кажется, да… – не очень уверенно сказал Друз.

– Ни хрена ты не понимаешь! Ты – баловень судьбы, любимец женщин! Я опять не сумел тебя прикончить. – Никола стиснул кулаки. – Ты ведь плебей, да? То, что сенат наградил тебя каким-то там титулом – это не в счет. Родился ты плебеем, так ведь?

Друз кивнул, уже догадавшись, к чему клонит этот парень.

– Значит, твои дети не запомнят, что произошло сегодня.

– Нет, – солгал Друз. С раннего детства привык он скрывать свою незаконную генетическую память, ношу патриция, неведомо как доставшуюся плебею.

– Значит, твои дети не запомнят того, что происходит сегодня?

– Нет.

Никола щелкнул пальцами, вновь включился резак. Прикованный за руку, Друз соскочил со стола, рискуя вывихнуть кисть, но запястье осталось прикованным к раме. Друз стоял, нелепо изогнувшись, и пытался вырвать крепление. Но ничего не получалось.

– Что ты готов сделать, Друз, чтобы остановить этот лазерный лучик? А?

– Послушай, Никола…

– Например, – перебил малыш. – Связаться с Лери и попросить ее приехать сюда, на Петру. Ты позовешь ее?

– Нет! Ни за что!

Механизм резака, повинуясь мысленному приказу Николы, начал движение. Он шел по самому краю и должен был срезать руку повыше кисти.

– Ведь кто-то должен обезопасить мой выезд с Петры и подстраховать меня, а? Лери для этого подойдет.

– Ни за что!

Друз напряг мышцы и попытался распрямиться.

– Я ни за что не позову Лери. И я солгал. Я – патриций Лация! Не только по титулу, но и по сути тоже. Я обладаю памятью! – выкрикивал Друз, захлебываясь яростью. Лишь бы успеть все прокричать в лицо этому мерзавцу. – Мой еще не рожденный наследник запомнит тебя. Как ты кромсал ночью мое лицо – тоже будет знать. И как тебя поймали и уличили. А вот сегодняшний день уже никто не увидит в проклятом сне воспоминаний. Никому он не достанется. Будь ты проклят.

Резак замер. Луч опять погас.

– Эт-то ты выключил? – спросил, наконец, Друз еще не веря, что по-прежнему жив.

– Конечно, – с легкомыслием воистину детским отвечал Никола. – Мне подчиняется любые машины, любое оборудование. Они – мои псы. Не веришь?

Он подошел к пленнику и, взобравшись на плиту машины, срезал молекулярным резаком последнее крепление.

Друз медленно осел на песок подле станка, на котором его, как на жертвенном алтаре только что не умертвили. “Предсмертная речь” отняла остатки сил.

– Твои дети все-таки запомнят этот день, – усмехнулся Никола. – Тебе надо одеться. – Малыш протянул Друзу какие-то серые тряпки. – Отведите его в седьмой домик, – приказал он петрийским наемникам. – Пусть парень немного передохнет.

– Чего ты добиваешься? – спросил Друз.

– Свободы. Только и всего. Для меня свобода – это космический корабль. Мой корабль. И я его получу. Я вот что подумал: зачем мне Лери для гарантий? Если ты – патриций Лация, то я прикроюсь тобой. Марк мне куда быстрее выплатит положенные кредиты, когда узнает, что ты гостишь у меня в “Вавилоне”.

Глава 11

Прыжок

Старый манометр показывал, что давление почти в норме. Уровень кислорода? Тоже в норме. Почти. И все же с системой жизнеобеспечения было что-то не так. Она барахлила. И Марк не мог ее починить. Когда он запустил эту старую технику, которая не работала уже больше пятидесяти лет, то не был уверен, что система не откажет через пару часов. Однако оборудование базы продолжало исправно работать, обеспечивая вполне сносные условия во внутреннем помещении бункера. Но кто может сказать – как долго продлится их заточение? И не взбредет ли в голову Николе опасная мысль отключить систему подачи воздуха и обогрева, как прежде он отключил связь и привод открывания дверей?

Заплатить этому парню полмиллиарда, а потом настигнуть его где-нибудь на планете Элизий? Если он захочет удалиться на Элизий. Но ведь он – бывший боевой корабль Неронии, и ничто не помешает ему отправиться на эту планету. Обладая экстрасенсорными способностями и огромным богатством, Никола вполне мог рассчитывать попасть в высший круг Неронии – своей непохожестью и дерзостью он мог переплюнуть тамошних индивидуалистов в погоне за всеми доступными радостями жизни, не стесняясь при этом прибегать к средствам сомнительным, а порой и преступным. Ему требовалось срочно возвысить так недавно обретенное собственное “я”, и от предвкушения высоты, на которую он собирался взобраться, у него заранее должна была кружиться голова.

Анализируя ситуацию (разумеется, ни с кем не делясь своими догадками), Корвин признал, что попался в весьма примитивную ловушку. Однако у него были оправдания: даже в самом дурном сне, навеянном генетической памятью предков, никто не подсказал ему, что близкий друг, с которым он двенадцать лет провел на Колеснице Фаэтона, предаст его. А что без участия Люса (добровольного или нет), обман не мог состояться, в этом Марк был уже уверен.

«Преданный друг, ставший предателем», – усмехнулся про себя Корвин.

И вдруг вспомнил, как Люс преспокойно сидел в доте и ел жареную маисоль, когда Жерар тащил Марка на расправу. Спору нет, Люс ничего не мог сделать, но все равно – память о том эпизоде оставила на душе неприятный осадок. Может быть, поэтому патриций и не стремился к новой встрече. Вытащил Люса с Колесницы, помог снять рабский ошейник и постарался забыть. Что именно забыть? Их подлое прошлое? Или самого Люса?

Впрочем, сейчас не время искать ответ на этот вопрос. Никогда еще Марк не попадал в такую дурацкую ловушку. Он только что выбрался с боевой станции Неронии. И вот – пожалуйста. Угодил в сети этого мальчишки Николы. Даже голос предков не остерег. Может быть, потому, что прежде не имел дела ни с бывшими рабами, ни с анималами. Ну что ж, префект по особо важным делам, коли ты опростоволосился, то придется тебе раскидывать собственными мозгами, анализировать ситуацию и искать выход.

Ты не можешь выйти с базы. Так? Так. Потому что Никола управляет всеми системами и не позволяет тебе открыть двери. Стоп! Разве ему так уж все под силу? Он же не помешал тебе определить, откуда приходит сигнал? Почему? Ответ прост: ты подключил новый блок уже после того как прибыл на базу. Точно! Значит… Никола не может подчинить сразу несколькими сложными агрегатами, тем более на расстоянии. Вспомни, как на Психее вас чуть не сбил планетолет-автомат! Ведь Никола не мог приказать ему повернуть назад или не стрелять Значит, этот человек как-то подготовил базу к тому, чтобы управлять ею на расстоянии. Но то оборудование, которое Марк и его спутники принесли с собой, Николе не подвластны. Ну не все, разумеется. Комбраслеты он все же заблокировал. Но остальное можно попробовать. Чем больше у них будет оборудования, тем лучше. Спору нет, Никола мог заставить стрелять чужой парализатор, но для этого ему надо было находиться рядом.

– Что у нас есть, кроме неработающих комбраслетов и бесполезных бластеров? – спросил Корвин у трибуна Флакка. – Нам нужна техника, которая не задействована через систему управления фортом. Обыщите все помещения!

– Есть гранаты и роботы-сварщики, – сказал Сергей. – Если мы взорвем двери и вырвемся наружу, то можно потом дверь шлюза заварить и поставить механический запор.

– Мы потеряем весь воздух, – сказал Марк.

– Значит, надо сделать механические двери шлюза прежде, чем начнем пробиваться наружу, – уточнил Сергей.

74
{"b":"5298","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ведьма по ошибке
Список желаний Бумера
Украйна. А была ли Украина?
Звездное небо Даркана
Кровные узы
Век живи – век учись
Резня на Сухаревском рынке
Подземный город Содома
Terra Nova. Строго на юг