ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Похоже, его никто не преследовал. Странная парочка исчезла.

“Я не помню, чтобы на Петре было так уж опасно”, – подумал Марк, ощущая нелепую растерянность.

На всякий случай он снова вынул парализатор из кобуры и снял с предохранителя. Огляделся в надежде отыскать хоть какое-нибудь транспортное средство.

Но ничего подходящего не было: только между серых узких тротуаров красной веной протекала дорога. И людей не видно. Только темная фигура, нырнувшая в ближайшую дверь. Похоже, за ним следили. Он сделал несколько шагов и снова оглянулся. Никого. Тут он заметил вывеску с изображением дымящегося котла и толкнул дверь.

Крошечное помещение было выкрашено в темно-красный цвет. Стойка, два стола со стульями – вот и вся обстановка. За стойкой официантка-толстуха с красным, под цвет стен лицом.

– Что нужно? – спросила женщина не слишком любезно.

– Кофе.

– Кофе не держим, – фыркнула толстуха.

– А что есть?

– Водка.

– Давайте водку.

Толстуха поставила перед Марком наполненную до краев рюмку.

Он протянул руку, чтобы взять, но не успел – с двух сторон на него бросились сильные тренированные и очень серьезные ребята. Руку с парализатором заломили за спину.

– Кто тебя прислал? Моргенштерн? – один из парней нажал на затылок Марка, вжимая его лицо в стойку.

– Мне нужен Лабиен, – прохрипел Корвин.

– Зачем?

– Мои люди застряли в пустыне. Их надо вытащить.

– Пастухи?

– Ну да.

– Так бы и говорил, – здоровяк отпустил голову юноши. – Уже три машины в пустыне пропали. Связи нет. Наемники, суки, шалят. Хотят прибрать резку кожи к своим поганым рукам. Поедем, вывезем твоих ребят. Вездеход у меня есть. Воздуха наберем, воды под завязку и вперед. Пустыня ждать не любит.

– Фобос, – представился тот, что держал Марка за правую руку.

– Деймос, – назвал себя тот, что держал за левую, и наконец отпустил запястье.

Руки Корвин не чувствовал. Она совершенно онемела.

– Марк, – скромно назвался префект, решив умолчать о своем патрицианском происхождении.

“Почему бы и нет? – мелькнула мысль. – Похоже, эти парни искренне хотят помочь!”

– У тебя большая машина, Фобос? – спросил Корвин.

– Кузов – десять кубов. Могу полгорода вывезти. Куда ехать-то надо?

– На границу двадцать девятого и тридцатого секторов.

– Дерьмовое место. Там все время люди пропадают в последнее время.

– Так вы не поедете? – разочарованно протянул Корвин.

– Поедем! Еще как! Сейчас мобиль выкатим, – пообещал Фобос. – Надо с этим дерьмом разобраться. Правда, Деймос?

Тот кивнул, подтверждая.

И они выкатили. Огромный драндулет, лет ему было не меньше, чем Корвину. И внутри него все время что-то лязгало и клацало.

– Ну как? Нравится? – спросил Фобос и пихнул Марка в бок.

От этого тычка Корвин согнулся пополам.

– Оч-чень… – выдохнул он.

* * *

– Эй, Марк, ты что, дрыхнешь? – тряхнул его за плечо Фобос.

– Вроде того. – Корвин несколько повел головой из стороны в сторону, приходя в себя.

Спать в скафандре было неудобно. Все тело теперь болело. Марк попытался разглядеть сквозь мутное стекло мобиля, что же происходит впереди.

– Ты во сне стонешь, – сказал Фобос.

– Бывает.

– Слышь, приятель, впереди заварушка. Пальба. Я не против пострелять. Но там, похоже, серьезные люди собрались. Плазменными зарядами друг друга жарят. Если в нас плюнут, от нашей железяки ничего не останется. Надо бы остановиться. Со связью здесь хреново. Пока есть. Но все хрипит и сипит. Будто сто тысяч чертей резвятся в эфире. Отрубиться может в любой момент. Ты это учти.

Мобиль остановился.

Корвин выбрался через шлюз. Пригибаясь, добрался до ближайшей скалы. Похоже, Никола решил атаковать базу, но силы у него были весьма незначительные.

И тут кто-то похлопал Корвина по плечу. Тот резко повернулся, вскинул руку с бластером.

Перед ним был человек в новеньком облегающем скафандре. За стеклом гермошлема – знакомое лицо. Друз? Неужели?! Марк хотел обнять шурина. Но тут что-то он разглядел впереди. Что именно – не понял. Просто сообразил – опасность. Обхватил Друза, сделал подсечку и повалил на песок. Разряд бластера угодил в скалу, подле которой они только что стояли. Похоже, Фобос вообразил, что его новому другу грозит опасность, и решил пристрелить незнакомца. На всякий случай.

– Не стреляй! – закричал Корвин по внутренней связи. – Фобос! Не стрелять!

Он не был уверен, что Фобос его услышит. Однако он услышал.

– В чем дело Марк?

– Это друг.

– Живой?

– Чуть-чуть недостреленный.

– Это хорошо.

Друз жестом указал на мобиль, укрывшийся за скалами. Марк и Друз кинулись туда бегом. Когда забрались внутрь через шлюз, Корвин увидел на водительском кресле еще одну фигуру в скафандре.

– Друз, они сдались, – раздался девичий голос в шлемофоне.

Верджи?

Ну, надо же! Сюрприз за сюрпризом. Похоже, все его друзья решили собраться на Петре! Кого не хватает? Люса? Но ведь Люс как раз здесь!

Корвин уселся на сиденье рядом с Верджи.

– Отлично проведенная операция, – похвалил своего странного гида.

– Ты так думаешь? – спросила девушка.

– Хорошо, что я тебя встретил.

– Почему?

Марк помолчал. Проверил давление в кабине и поднял стекло гермошлема.

– Хотел узнать окончание той истории. Ну… той, что тебе снилась. Про тебя и Армана.

– Он погиб при Ватерлоо – я же сказала. Вдову вернули в Россию и сослали в деревню, запретили жить в столицах.

– За что? – поразился Марк.

– Чтобы обвенчаться с Арманом, девушка приняла католичество. Вот за это.

Корвин заметил, что Верджи старается на него не смотреть. Как будто Марк провинился перед нею. Очень серьезно.

– Верджи, я не знал, что ты здесь, клянусь. Главк мне ничего не сказал.

– Не имеет значения, – ответила она. И повернулась к Друзу. – Можно подъехать вплотную к бункеру. Я попробую. Осторожно.

Вездеход поехал медленно между скалами.

– В моей власти добиться, чтобы тебе разрешили жить на Лации, – пообещал Корвин. – Я виноват, но ты поверь, я не знал. Клянусь памятью патриция…

– Марк, я же сказала, это не имеет значения, – повторила Верджи.

– Почему? – Он был уверен, что прежде нравился ей.

– Ты – не Арман.

* * *

Его затащили в бункер и бросили на пол. Маленькое изломанное тело. После смерти он еще больше стал походить на ребенка. Голубые глаза малыша остекленели. Струйка крови сбежала с уголка рта к уху и запеклась. Порождение безумной человеческой гордыни, рожденный дважды и дважды умерщвленный. Сначала анимал, потом человек. Никола.

Князь Сергей обошел лежащее тело. Ему почему-то казалось, что малыш не мог умереть, что он еще дышит, что сердце бьется. Ведь он летал когда-то в космосе, месяцами находился в вакууме. Он был почти неуязвим.

– Ему попросту сломали шею, – сказал Флакк.

– Петрийские наемники не любят, когда им не платят, – криво усмехнулся Сергей.

– Он им заплатил, – уточнил Флакк. – Помнишь, он сказал, что истратил полмиллиона. Просто петрийским наемникам не стоит платить вперед.

Сергей опустился на диван, старый продавленный диван, обитый кожей потолочника, на котором сидел еще когда-то дед Корвина. И вдруг затрясся.

– Сергей… – Флакк растерялся, увидев, что князь плачет. – Ты же его ненавидел.

– Он был мне как сын, – пробормотал Сергей. – Когда мы забирали его из клиники Василида, Эмили сказала: это наш ребенок. Она всегда относилась к нему как к ребенку и забывала, что он уже взрослый.

* * *

– Марк! – раздался вдруг радостный вопль. – Наконец-то! Я знал, что ты приедешь! Что ты меня не забыл!

Корвин обернулся. К нему, раскинув руки, явно собираясь заключить его в объятия, бежал невысокий человечек в серо-синем комбинезоне. Тяжелые башмаки грохотали по мраморному полу отеля.

77
{"b":"5298","o":1}