ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
И снова девственница!
Ложь без спасения
Фантомные были
Дочь болотного царя
И вдруг никого не стало
Между прошлым и будущим
Всё, о чем мечтала
Куриный бульон для души. Истории для детей
A
A

Мессингейл-Хаус был совсем не похож на прочие старинные особняки в Девоншире. Его стены не запачкала сажа коптящих труб; двери не заедало; полы редко скрипели. Перила лестниц не дрожали предательским образом. Это был, как любил повторять дворецкий в назидание экономке, бесшумный дом.

Тихим было все – за исключением, разумеется, его светлости.

Даже теперь могучий голос герцога Мессингейла с легкостью проникал сквозь тяжелую дверь библиотеки. Громовой раскат сопровождался другим безошибочно узнаваемым звуком – звоном разбитой вдребезги чашки.

– Гром и молния! – сказал новый лакей.

Дворецкий Джеймсон посмотрел на него неодобрительно. Он прослужил у его светлости больше пятнадцати лет и не поощрял пренебрежительных замечаний прислуги в адрес хозяина или хозяйки.

К счастью для лакея, за дверью библиотеки воцарилась тишина, зато на лестнице раздались легкие шаги.

Джеймсон встал навытяжку – весь внимание. Быстрым взглядом он отправил обоих лакеев на их пост – к парадной двери. По лестнице спускалась леди Элизабет, невольная спасительница словоохотливого лакея, старательно подавляя зевок. Раннее солнце вспыхивало огнем в ее золотистых волосах. Завидев Джеймсона, она улыбнулась:

– Доброе утро!

Изящной невысокой фигуркой, карими глазами в частоколе густых ресниц и крупным чувственным ртом леди Элизабет, как все говорили, напоминала мать – младшую из невесток его светлости. В свое время та слыла красавицей. «Вылитая мать, – говорили люди, а потом грустно вздыхали: – Упокой Господь душу леди Эллен!»

Особого внимания это замечание, впрочем, не привлекало.

Из-за двери библиотеки снова раздался голос его светлости, а затем хруст разрываемой на мелкие кусочки газеты. Леди Элизабет скорчила уморительную гримаску:

– О Боже! Что это нашло сегодня на дедушку? Джеймсон улыбнулся. Для прислуги внучка его светлости была словно луч солнца, хотя обязанности хозяйки дома она выполняла строго. Как заметил однажды Джеймсон экономке, миссис Кимбл, – уж если появился в глазах леди Элизабет «вот именно этот» огонек, а подбородок вскинут под «именно таким углом», тут уж хоть спорь, хоть нет, как бы мило она при этом ни улыбалась.

– Миледи, боюсь, это «Морнинг пост». Кажется, тори совсем распоясались.

– Ах, тогда понятно, почему у дедушки дурное настроение.

Заслышав шум возле парадного входа, лакей бросился отворять дверь. Вошла миловидная светловолосая дама в розовой мантилье. На рыжеватых волосах красовался капор, отделанный тесьмой. Маленькая – едва пяти футов ростом, миниатюрная, как фея, с изогнутыми сердечком губами. Даму сопровождал лорд Беинингтон – высокий темноволосый джентльмен с мрачным выражением лица и запавшими глазами.

– Шарлотта! – воскликнула Элизабет, целуя мачеху в щеку.

Шарлотта улыбнулась. Она была значительно старше падчерицы, но выглядела совсем молодо. Каждый, кто видел дам вместе, мог бы принять их за сестер. Впрочем, по сравнению с Элизабет красота Шарлотты не так впечатляла.

– Удивительно, Бет, еще совсем рано, а ты уже встала, – сказала Шарлотта дружелюбно, стаскивая перчатки. Мягкие манеры Шарлотты, впрочем, служили всего лишь прикрытием ее взрывному нраву. Временами казалось, что малейшее волнение способно заставить ее вспыхнуть миллионами искр.

Бет бросила на мачеху оценивающий взгляд, пытаясь понять, в каком она настроении. Затем успокоилась. Сегодня утром Шарлотта, по-видимому, пребывала в мирном расположении духа, что, несомненно, обрадует всех в доме.

Бет улыбнулась:

– Я бы спала и дальше, но меня позвал дедушка.

– Так рано? В самом деле, едва пробило семь! Чего же он хочет?

– Не знаю. Я еще не виделась с ним. Не успела сойти вниз, какой…

Еще одна чашка разлетелась на куски, ударившись о дверь. Затем последовала громогласная тирада, довольно бессвязная. Отчетливо слышалось только «дикари» да «проклятые радикалы».

Улыбка Шарлотты потускнела.

– Ах, эти газеты…

Лорд Беннингтон с отвращением бросил взгляд в сторону библиотеки.

– Мессингейл сам не знает, что говорит.

Бет взглянула на слуг. Они хранили на лицах невозмутимое выражение, хотя наверняка слышали, что сказал лорд Беннинг-тон. Бет не особенно жаловала Беннингтона, хотя тот был бли-жайшим компаньоном ее отца с детских лет. Чтобы вздорный лорд не сказал еще какой-нибудь гадости в присутствии слуг, Бет поспешила воскликнуть:

– Лорд Беннингтон, как приятно снова вас видеть! Он отвесил неуклюжий поклон:

– Леди Элизабет.

– Доброе утро. Вы позавтракаете с нами?

Он посмотрел на Шарлотту, а затем ответил в своей суровой манере:

– Боюсь, только не сегодня. У меня срочное дело. – Он поклонился Шарлотте, которая стояла рядом, пропуская меж пальцев плетеные ручки ридикюля. Эту нервозную привычку она усвоила совсем недавно.

Бет всегда думала, что чрезмерная чувствительность мачехи развилась в ней после смерти мужа. Действительно, многие слуги могли поклясться, что леди Шарлотта разительно переменилась, когда умер отец Бет. Как она оплакивала его смерть! Иногда Бет думала, что мачеха никогда не перестанет проливать слезы.

С тех пор прошло немало лет. Сейчас Шарлотта переживала счастливые дни. Иногда она могла и всплакнуть, правда, такое случалось все реже и реже. Было очень приятно видеть, как лорд Беннингтон старается развлечь Шарлотту, сопровождая ее повсюду. Сама Бет не питала симпатии к напыщенному лорду, но ей казалось, что властные манеры Беннингтона служат Шарлотте своего рода щитом, защищающим ее от жестокости внешнего, мира.

Беннингтон нахмурился:

– Уверен, нет необходимости напоминать вам, что спектакль начинается в семь. Так как до Лондона добираться не меньше часа, то…

– Я буду готова в пять. – Шарлотта взмахнула рукой, жест получился широким и преувеличенным. – Вам не придется ждать.

– Надеюсь. «Гамлет» – одна из моих любимых пьес. – Беннингтон приподнял шляпу. – Доброгодня, леди Элизабет. Леди Шарлотта!

С этими словами он повернулся и вышел. Щеки Шарлотты слегка порозовели. Она юркнула на лестницу.

– Бет, надеюсь, ты не станешь возражать, если я позавтракаю у себя в комнате?

– Разумеется, нет, – быстро ответила Бет. – Джеймсон, проследите, чтобы в комнату леди Шарлотты отправили поднос с завтраком.

– Да, миледи.

– И еще, Джеймсон. – Шарлотта задержалась на полпути наверх. – Сегодня утром должен приехать доктор Ньюстон. Он привезет новую бутылочку лекарства. Дайте мне знать, когда он прибудет, хорошо? Мне хотелось бы поговорить с ним. В последнее время я плохо сплю. Может быть, он пропишет мне средство посильнее.

– Да, миледи. Бет нахмурилась:

– Шарлотта! Я и не знала, чтоты плохо спишь. Может быть, я могу…

– Нет-нет! Доктор Ньюстон знает мое состояние. Он найдет средство, которое мне идеально подойдет. Вот о тебе я беспокоюсь! Помоги тебе Бог справиться с Мессингейлом. В последнее время он совершенно невозможен.

– Просто слишком жарко на улице. Он этого не выносит.

– С ним нелегко ладить, даже когда он в хорошем расположении духа. А уж если настроение у него портится… – Шарлотта поежилась. – Нуда ты знаешьего лучше всех. Я буду усебя, если тебе вдруг понадобится меня видеть. – Нервно взмахнув рукой, Шарлотта бросилась вверх по лестнице и скрылась из виду.

Опять раздался возмущенный рев Мессингейла, проклинающего газету на чем свет стоит. Бет вздохнула.

– Джеймсон, принесите в библиотеку еще один чайник. И чашки.

– Да, миледи. – Дворецкий кашлянул, прочищая горло. – Миледи простит мне мою дерзость, но я боюсь, что леди Шарлотта права. Я служу его светлости вот уже пятнадцать лет и должен сказать – в последнее время он сам на себя не похож.

Бет помолчала минуту с деланной улыбкой на лице.

– Вы в самом деле так думаете?

Джеймсон кивнул. Каждая складка его худого лица выражала тревогу.

Одно дело – Шарлотта, ей вечно чудилось, что ее знакомых то и дело поражают всевозможные болезни. Ничего удивительного, если она говорит, что дедушка не в порядке. Но услышать это от Джеймсона, который знает дедушку едва ли не лучше самой Бет…

4
{"b":"53","o":1}