ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Бет смотрела на своих воздыхателей, в ее глазах загорался воинствующий огонь. Она была довольна, если ей удавалось отвадить хотя бы одного из них, – значит, вечер не прошел зря.

Элегантный молодой человек прошел мимо Бет. Она заметила его, улыбнулась, помахала рукой. Он раскрыл рот, икнул, обвел безумными глазами зал в поисках пути отступления, а затем развернулся и исчез чуть не бегом, смешавшись с толпой.

Леди Клермонт захлопала глазами:

– Это был виконт Пул-Стэнтон?

– Да, – ответила Бет, изо всех сил стараясь не рассмеяться. Леди Клермонт повернулась, чтобы внимательно посмотреть Бет в лицо.

– Почему он тебя избегает? Сначала, казалось, молодой человек очень увлекся тобой, заезжал к нам почти каждый день. А потом исчез. То же самое было с лордом Сильвертоном. А мистер Бентон-Шипли, сэр Томас, лорд Чиверс?

– Странно, не правда ли? – Бет покачала головой. – Джентльмены нынче такие переменчивые!

Леди Клермонт размышляла минуту-другую.

– Действительно! Только посмотри на принца. Печальное зрелище.

Бет приподнялась на цыпочках.

– Взгляните-ка, это ведь лорд Бофор входит в карточный салон, не так ли?

– В самом деле? Вчера я выиграла у него сорок гиней. Может быть, он готов к новому проигрышу. – Она повернулась было, чтобы идти в карточный салон, но помедлила. – А ты…

– Когда вернетесь, найдете меня прямо тут. – Бет взглянула на группу джентльменов, толпившихся поблизости. Кактоль-ко компаньонка скроется за дверями карточного салона, они налетят как саранча. Божье наказание, вот что это такое.

– Отлично. Если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти. – Леди Клермонт со счастливой улыбкой направилась в салон.

Бет не стала дожидаться, когда обожатели бросятся к ней наперегонки. Она сама пошла им навстречу. Щегольски одетые мужчины пришли в волнение. Кто-то потянулся поправить узел галстука, кому-то пришлось одергивать манжеты, а кое-кто стал приглаживать и без того идеально уложенные волосы.

– Леди Элизабет! – сказал герцог Стэндвич, делая шаг ей навстречу и низко кланяясь. – Вы сегодня восхитительны! – Герцог был уже не так молод. Он не очень удачно покрасил волосы в каштановый цвет, вследствие чего воротничок его сорочки приобрел странный красноватый оттенок.

Виконт Лонгвуд взял ее затянутую в перчатку руку и запечатлел на ней жаркий поцелуй. Младший сын разорившегося графа, виконт отчаянно жаждал заполучить невесту с деньгами.

– Я только что сказал графу, что вы самая очаровательная женщина во всем Лондоне! – сообщил он.

– А я, – поспешил добавить граф Вильерс, – говорил всем без исключения, что вы первая красавица в мире!

Бет подозревала, что слухи о деньгах графа Вильерса сильно преувеличены. Вряд ли ему удалось бежать из Франции, сохранив капиталы в ценности и сохранности.

Она огляделась, чтобы удостовериться, что леди Клермонт поблизости нет, и присела в глубоком реверансе.

– В-в-выс-с-слишкомлюб-безны. Б-б-благод-д-дарю, г-фаф В-вильер и л-лорд-д…

– В самом деле, – перебил ее виконт Дьюсбери. Ему было девятнадцать лет, и он оставался единственным из уцелевших поклонников Бет, у которого были собственные деньги. Правда, он и рассыпался в комплиментах меньше остальных. Виконт покровительственно похлопал ее по руке. – Леди Элизабет, нет нужды забивать себе головку нашими именами…

Бет пришлось прикусить губу, чтобы не рассмеяться.

– Н-но я д-должна с-сказать с-с-пасибо…

– Разумеется, – перебил герцог, самодовольно улыбаясь. – Леди Элизабет, надеюсь, вы оставили мне танец?

– Я-я…

К ним подошла молодая женщина в розовом платье:

– Вот ты где!

Бет изумленно раскрыла рот.

– Беатрис! Когда же ты вернулась?

Кузина обняла ее, обдав густым облаком духов. Это была высокая полногрудая дама с волосами медового оттенка, известная в свете как миссис Тисл-Бриджтон. Она отличалась шутливой манерой общения и довольно крупным носом.

– Я приехала сегодня вечером. Твой дедушка сказал, что мне следует разыскать тебя как можно скорее и убедиться, что с тобой все в порядке.

Бет улыбнулась и собиралась ответить, когда заметила, что поклонники смотрят на нее с удивлением. Ах да! Она ведь должна заикаться! Она выдавила из себя улыбку и сказала:

– К-к-куз-зина Б-беатрис! Я т-т-так рада в-видеть т-т-тебя! Беатрис изумленно захлопала глазами. Бет приподняла бровь и со значением произнесла:

– М-мне н-нужно м-м-ногое т-тебе ррас-сказать!

Беатрис попыталась улыбнуться:

– Да, вижу, тебе есть что мне сообщить.

– Беатрис, т-ты в-встречаласьс-с г-герцогом…

– Да, конечно, – поспешно ответила Беатрис, окидывая Бет пристальным взглядом. – Я довольно хорошо знаю герцога. – На всякий случай она добавила: – Я тут со всеми знакома, благодарю. Джентльмены, мне придется похитить у вас Элизабет. Мы не виделись с ней целую вечность, и нам так много нужн о рассказать друг другу!

– Конечно, – сказал герцог, сунув большие пальцы под жилет и глупо улыбаясь. – Однако, леди Тисл-Бриджтон, я надеюсь, вы вернете нам леди Элизабет как можно скорее.

– О да, вы даже не успеете заметить, что она уходила! – Беатрис взяла Бет под руку, насмешливо скривив полные губы. – И глазом не успеете моргнуть, как мы вернемся!

Решительно настроенная кузина не дала Бет возможности даже помахать им рукой на прощание.

– Что здесь происходит, Бога ради? – зашептала она ей на ухо.

– Напали, как стая волков!

Беатрис сдавленно хихикнула, увлекая кузину прочь из толпы в небольшую нишу, предназначенную для более уединенного общения.

– Бет, прости, я задержалась с возвращением из Италии. Погода была… о, да это не имеет значения. Зачем ты так ужасно заикаешься?

– Эти тупые головы – они нагоняют на меня смертельную скуку!

Беатрис засмеялась:

– Твой дедушка положит этому конец, стоит только ему добраться до Лондона.

– Он не приедет… во всяком случае, не так скоро. Беатрис, он нездоров.

Лицо Беатрис стало серьезным.

– Я так и предполагала, когда он мне писал, но потом решила, что он не хочет оставлять твою мачеху в одиночестве.

Бет недоуменно нахмурилась:

– Шарлотту? А при чем здесь она?

– Или оставлять дом без присмотра, – поспешила добавить Беатрис. – Он так любит Мессингейл-Хаус.

– И я тоже. Мне весело в Лондоне, но дома было бы намного лучше.

– Неужели леди Клермонт оказалась такой злюкой?

– Совсем нет! И мы с ней почти не видимся.

– Ужасно! Моя свекровь – сплетница, каких поискать, – писала мне, что ты явилась сюда с небывалым приданым. Я полагала, толпы поклонников следуют за тобой по пятам.

– Следовали. – Бет улыбнулась. – Мне удалось напугать почти всех, осталось еще несколько самых смелых. Никаких денег не захочешь, как представишь, что придется сидеть лицом к лицу с эт-той особ-бой к-кажд-дое у-у-ут-ро з-за ст-то-лом. И т-так в-б-всю ж-жизнь! Беатрис весело рассмеялась.

– Я даже минуты не вытерпела бы! Как ты додумалась до такой штуки?

– От отчаяния чего не выдумаешь! Дедушка считает, что мне нужно выйти замуж, пока он… – Бет не смогла закончить фразу.

Беатрис вмиг стала серьезной.

– Бет, мне так жаль!

– Мне тоже. Я обещала ему провести в городе один сезон. В свою очередь, он поклялся, что никогда больше не станет вынуждать меня ехать в Лондон.

– Понятно. Он надеется, что ты встретишь кого-нибудь…

– Конечно. И я не могу допустить, чтобы некий поклонник помчался к дедушке просить моей руки, по крайней мере тот, кого бы он одобрил. Попадись деду на глаза человек, которого он сочтет подходящей партией, и он будет настаивать, чтобы я вышла замуж, забыв об обещании. Уверена – так и будет.

– Ну и попала же ты в переделку! Надеюсь, твоя хитрость удастся.

Бет пожала плечами:

– Если не пройдет этот фокус, придумаю другую вредную привычку. А затем еще и еще. Стану такой отвратительной, что даже ты не сможешь меня терпеть.

7
{"b":"53","o":1}