ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя миля
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
Создатели
Запутанная нить Ариадны
Хронолиты
Волшебные стрелы Робин Гуда
Всё началось, когда он умер
Битва за воздух свободы
Мир уже не будет прежним
A
A

Беатрис засмеялась:

– Гарри понравилась бы твоя изобретательность. Можно, я расскажу ему?

– Да, но остальным ни слова. – Бет улыбнулась кузине, и в ее глазах загорелся насмешливый огонек. – А как поживает Гарри?

Щеки Беатрис порозовели, на губах заиграла нежная улыбка, и даже длинный нос стал как будто незаметнее.

– Это сейчас немодно, но я по уши влюблена в своего мужа. А он без ума от меня. Так было с самого начала, и с каждым годом мы все больше теряем разум.

– Может быть, настанет день, когда мне повезет так же, как и тебе.

Беатрис загадочно посмотрела на нее:

– Так и случится, Бет. Когда ты будешь меньше всего ждать.

– Может быть. Но сейчас меня надежно защищает мое за-за-заикание…

– Хватит! – фыркнула Беатрис. – Пожалуйста, не нужно, мы ведь одни. А то я тебя придушу. Ах, Бет! Ну и проказница! Заслышав твою речь, ни один здравомыслящий мужчина не проникнется ктебе нежными чувствами. – Беатрис задумчиво прищурилась. – Вопрос в том, удержит ли это тебя оттого, чтобы не влюбиться самой!

– Мне влюбиться? Я слишком разумная особа, чтобы…

– Можно пригласить вас на танец? – раздался позади них низкий мужской голос.

Бет собиралась было ответить, но тут заметила, что Беатрис стоит как громом пораженная. Рот открыт, глаза изумленно вытаращены. Бет обернулась… и тоже остолбенела. Мужчина был невероятно красив. Очень высокий, широкоплечий, а лицо… Именно лицо поразило ее до глубины души. Падающие на лоб черные волосы, безупречная линия подбородка. Очень мужской, но такой чувственный рот! Алучше всего были глаза – бледно-зеленые, в окружении густых ресниц. Их взгляд просто сводил с ума!

Она слышала, как сильно бьется ее сердце. Ладони стали влажными, к горлу подкатил комок. Тело словно налилось свинцом. Что это с ней такое, Боже правый? Неужели съела что-то нехорошее за ужином? Наверное, виноваты устрицы. Никогда они не шли ей на пользу.

Мужчина и недогадызался, что произведенный им эффект приписали действию жалких моллюсков. Он улыбнулся, и в его глазах заиграли веселые огоньки.

– Полагаю, я забыл представиться. Позвольте сделать это сейчас. – Он поклонился. – Виконт Уэстервилл.

– Ах! – воскликнула Беатрис, внезапно оживая, как будто ее толкнули в спину. – Уэстервилл! Сын Рочестера, неза… – Краска залила ее лицо. – То есть я хочу сказать…

– Да, – невозмутимо ответил виконт. Он опять поклонился, по-прежнему не сводя глаз с Бет.

Она не успела ничего понять, как он сжал ее руку и поднес к губам, коснувшись ее пальцев поцелуем. Ее словно обдало жаром.

– Итак, леди Элизабет, – сказал он, и его дыхание обожгло ей кожу, – потанцуем?

Глава 3

Есть множество средств для наведения лоска на обувь, в том числе содержащие столь необычные ингредиенты, как экстракт крови летучей мыши или могильный прах. Я же использую состав попроще – одна часть свечного воска на две части шампанского. Если нагреть его до надлежащей температуры и как следует втереть в кожу, он, как правило, придаст обуви ни с чем не сравнимый блеск. При этом, безусловно, отпадает необходимость отыскивать могилы с подходящим прахом. Часто бывает, что простота обеспечивает наилучший выход из положения.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Всего каких-нибудь полчаса назад дворецкий Смайт-Синглтонов распахнул парадную дверь. Позднее Белтсон рассказывал экономке, что из всех гостей, что появились в тот вечер в холле, один человек – виконт – оказался намного интереснее других. С ног до головы облаченный в безупречный черный цвет, посетитель держал себя холодно и с исключительным самообладанием. Сразу было понятно: вот человек с характером и положением.

Впрочем, еще больше поражал сверкающий изумруд, которым был заколот галстук, поразительно сочетавшийся с бледно-зеленым цветом глаз и смоляными волосами лорда. Услышав о таком цветовом сочетании, экономка пришла в ужас и спросила, не страшно ли было самому мистеру Белтсону? Не пришло ли ему в голову, что их посетил дьявол собственной персоной?

Дворецкий не ответил, так как у экономки имелась пренеприятнейшая привычка разносить по всему дому каждое его слово. Тем не менее он помнил, как онемел на минуту, распахнув перед гостем дверь. Он даже отскочил назад – столь злобная и безжалостная гримаса искажала лицо джентльмена в черном.

Гримаса быстро исчезла, уступив место более принятому в свете выражению лица. Джентльмен, несомненно, принадлежал к лучшему обществу, но бедному мистеру Белтсону было по-прежнему не по себе. Он несказанно обрадовался, когда новоиспеченный виконт Уэстервилл прошел мимо, не удостоив его взглядом.

Умей Кристиан читать мысли, он бы решил, что дворецкий, в общем, прав. Он явился сюда с единственной целью – отыскать внучку герцога Мессингейла. Он найдет эту леди Элизабет, познакомится с ней, и она откроет перед ним двери в дом деда.

План был немудреным. По опыту ночных похождений Кристиан знал: чем проще план, тем больше выигрыш. Ему потребовалось две минуты, чтобы выследить добычу.

Всем было известно, что леди Элизабет уже не столь юна. До ее приезда в Лондон о ней ходило множество слухов. Но оказалось, каков бы ни был ее возраст, она совсем не походила на старую деву, как он надеялся. Говорили, что она поразила город, словно ураган.

Он плохо представлял себе, как она выглядит. Слуга, которого он нанял, чтобы следить за каждым ее шагом, рассыпался в поэтических сравнениях, расписывая ее лицо и фигуру. Впрочем, этого он и ожидал: слуга просто отрабатывал полученный за работу золотой. Какая жалость, что леди Элизабет оказалась столь привлекательной, потому что вокруг нее толпились не только всем известные охотники за богатым приданым, но и все романтически настроенные идиоты в Лондоне, наводнившие город ужаснейшими виршами в ее честь.

Постоянная суета вокруг столь заметной особы раздражала. Было бы намного проще, если бы ему пришлось ухаживать за низкорослой толстушкой с лицом, досаднейшим образом покрытым веснушками.

Кристиан одернул манжеты, направляясь в бальный зал. Первый же встреченный гость мужского пола смог сообщить ему о местонахождении леди Элизабет. Как и предполагал Кристиан, этот болван точно знал, где ее найти.

Леди Элизабет стояла па полпути между столом с закусками и дверями террасы. Удивительно, но вокруг не роились поклонники. Кристиан пристально вглядывался в девушку, подходя все ближе. Со спины она действительно отвечала восторженному описанию глупца слуги. Золотистые волосы, пленительные формы, затянутые в небесно-голубой шелк и кремовые кружева. Ее фигурка отличалась изяществом и приятной округлостью. Высоко поднятая копна волос струилась вниз золотыми кольцами.

Какая жалость – эта красавица состоит в родстве с его заклятым врагом! Он мог бы заняться ею просто потому, что она этого достойна. Но жизнь устроена так несправедливо!

Подходя ближе, он слышал, как она смеется, – ее подруга сказала что-то смешное. Он несколько замедлил шаг, наблюдая, как она двигается. Он годами совершенствовался в умении оценивать возможную жертву, наблюдая за ее жестами, движениями, манерой разговаривать.

В леди Элизабет не было особой застенчивости, как следовало ожидать. В ее позе угадывалось что-то чувственное. А в манере откидывать назад голову, когда она смеялась, в резком взмахе руки невольно проскальзывала порывистость и живость натуры.

Это была женщина, которая томилась и жаждала, – все ей было мало! Это он понял сразу. К сожалению, какая-то глубинная струна его души отозвалась ей навстречу.

Кристиан не сводил с девушки глаз. Совсем не такую женщину рассчитывал он увидеть. Его шпионы сообщали, что она ведет замкнутый образ жизни, из всех развлечений выбирая исключительно верховую езду в имении деда. Единственная живая душа, которая составляет компанию герцогу. Он предполагал, что она застенчивая пугливая простушка, которая вынуждена посвятить юные годы уходу за пожилым родственником. Такая станет легкой добычей.

8
{"b":"53","o":1}