ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Там.

– Что за дом? – не отрывая взгляда от корпусов из белого кирпича, поинтересовался пассажир.

– Это? Больница… Имени Всех Святых.

С заднего сидения раздался ехидный смешок:

– А почему не имени Иисуса Христа? С филиалом имени Аллаха? Типа, для мусульман?

– Хрен его знает, – недоуменно пробурчал водила.

– Пойдем, Борис, прогуляемся. Ты же в больницах как дома.

– А что там нужно-то?

Петр слегка прищурился, рассматривая здание, и ответил:

– Девятый этаж.

– Ну, пошли.

У лифта стоял охранник, придирчиво всматриваясь в пропуска посетителей. Без заветной бумажки никто в лечебные отделения проникнуть не мог.

– Привет, – дружелюбно кивнул Петр, – мужчина со мной.

Его ладонь коснулась локтя человека в черной униформе. Тот в ответ несколько рассеянно улыбнулся и тоже кивнул. Створки лифта раскрылись. Петр, не останавливаясь, шагнул в кабину. Немного замешкавшийся Борис Максимович проскочил в последний момент. Двери закрылись. Лифт уехал. Второй охранник, стоящий немного в стороне, полюбопытствовал:

– Что-то знакомое лицо у мужика. Он с какого отделения?

– А Бог его знает. Но не чужой – это точно… – как-то благостно сообщил напарник.

Дальнейшего развития тема не получила. К лифту подошла очередная волна посетителей, и охранники привычно занялись проверкой пропусков…

На девятом этаже было малолюдно. Полустертый указатель на замызганной стене гласил: «Реанимация». Баклуха вежливо кашлянул, кивком указывая на предупреждение: «Без сменной обуви вход воспрещен».

– Максимыч, ты подожди здесь, – произнес Петр и строго спросил у проходящей мимо медсестры. – Начальник на месте?

Серьезная девушка кивнула, не замедляя шага:

– На обходе.

Петр одним скользящим движением проник в приоткрывшуюся дверь и исчез из поля зрения. Из коридора донеслись еще какие-то слова, обращенные к медсестре. Но разобрать их было уже невозможно. Потом все стихло. Через десять минут человек в бежевом костюме вышел из реанимационного блока, довольно улыбаясь. Борис Максимович стоял у лифта, прикуривая сигарету.

– Табак?

– Угу.

– Дай-ка! – Петр отобрал окурок и затянулся, закатив глаза.

– Ну, ты даешь! – Борис Максимович удивленно уставился на него.

Серое облако дыма изверглось из Петра широкой мощной струей.

– Легкий стимулятор, почти никакой. Впрочем, и вредное воздействие ненамного больше. Так себе порок. Без риска грешить не интересно – кайф не тот.

Борис Максимович пожал плечами. Меньше всего ему хотелось рассуждать о вреде курения. Гораздо интереснее было узнать цель странных перемещений по городу.

– Мы кого ищем-то? – поинтересовался он.

– Да так, одного пацана. Он сегодня утром отсюда слинял.

– Куда?

– Домой, наверное.

– Так в регистратуре должны быть данные…

– Банан с маслом. Парень прошел как неизвестный. Координат нет.

– То есть никто не знает, как его зовут?

– Угадал! Скорая приперла с улицы без сознания. Сегодня утром очнулся и ушел. А сегодня за ним уже приходили. Нашли бы – и кранты…

– Кто приходил?

– Хм… Скажем, на редкость опасные твари. И если пацана найдут, то в лучшем случае они его замочат.

– А в худшем?

– Он – их. Вот тогда возникнут серьезные проблемы. Боюсь, сначала прибудут деструкторы. А потом, видимо, разнесут старушку-Землю на атомы… И настанет полный кирдык человечеству. Если только мы его не спасем.

Борис Максимович опасливо засопел своим мясистым красным носом. Вопреки ожиданиям, в воздухе совершенно не пахло психозом. Скорее, в нем сгустилось явственное ощущение надвигающейся опасности. В словах собеседника была такая убежденность, что сомневаться как-то не приходило в голову. Но, несмотря на абсолютную уверенность в правоте непостижимого Петра, привычный цинизм вылез наружу:

– Ты, случаем, не из дурдома сбежал, а?

Но последний всплеск протеста погас, безнадежно разбившись о непоколебимую волю.

– Борис, ты не прав! А если я не сумасшедший? Прикинь! Не хилый будет прикол, если по шарику из-за твоего пофигизма вмажут нейтронным излучением?!

Горячая ладонь быстро коснулась виска гражданина Баклухи. И тот снова поверил своему новому очень странному знакомому.

– Ладно, допустим. Все равно, до понедельника я совершенно свободен. Что будем делать?

– Наш шанс – откопать парня первыми. Хотя конкуренты, наверняка, лучше знают, где он. И транспорт, думаю, у них побыстрее.

Борис Максимович обиделся за свой старенький «Опель» и пробурчал:

– А вот это ты, Петя, зря!

Внезапно незаметный блик зеленого света скользнул перед глазами Петра.

– Ух, ты! – восхищенно сказал тот. – Седьмой уровень! Силен парнишка!

– Чего-чего? – ошарашенно переспросил Баклуха.

– Нашел я его, вот чего. Теперь от тебя зависит, сколько этому миру до войны.

И Борис Максимович снова поверил своему новому знакомому. Поверил вопреки логике и здравому смыслу. На этот раз скепсиса хватило только на то, чтобы хмыкнуть себе под нос. После чего он просто пробормотал:

– Ну, тогда поехали, что ли?..

Участок легкого, почти невидимого марева неожиданно отделился от облачного покрова атмосферы и завис над запущенным пригородным лесом.

– Группа сканирования. Цель фиксирована без погрешности!

– Группа активного действия. Схема атаки по шестому варианту!

– Группа слежения. Посторонних объектов не наблюдается!..

В рубке шаттла Специального Корпуса возникла небольшая пауза. Одинокая красная точка на мониторе идентификатора застыла между линий координатной сетки, как попавшая в паутину муха. Перед началом операции Командор раскрыл блок оперативного регистратора и четко сформулировал доклад:

– Обнаружено Би-поле, превышающее пятый уровень. Основная директива отменена. Приступаю к выполнению дополнительного параграфа – деструкция носителя всеми ресурсами Корпуса…

Закодированные пункты директивы давали шанс реабилитироваться за неудачную попытку захвата носителя Би-поля. И Командор собирался использовать этот шанс во что бы то ни стало. Даже бросив в атаку оба боевых шаттла, несмотря на предписание командному кораблю оставаться вне зоны видимости. Закончив диктовку, он отправил импульс в штаб Межпланетного Контроля. Потом лект вернулся к командному манипулятору.

Это был пост номер один в боевом расписании Корпуса. Титановая капсула вокруг кресла и пульта напоминала саркофаг. И в случае необходимости, могла стать самостоятельным кораблем. С мягким чмокающим звуком командная капсула закрылась. Загудели накопители плазменных излучателей, сгустилось поле защиты под двигателями. В закрытом контуре эфира на все сигнальные мониторы спроецировалась команда: «Атака!».

После синхронизации Командора с нейросистемой звена группа активного действия превратилась в смертоносный безжалостный организм. На просторах Галактики лекты не знали поражений. Ни один глобальный планетарный конфликт, в котором применялись их боевые звенья, не был проигран.

Два шаттла, закрытые полным экранированием, вынырнули из облаков над вершинами деревьев. Один по длинной, идеально ровной дуге обогнул поселок Агалатово. Второй прочертил незримую линию границы между лесом и дорогой…

Хорошо лежать под защитным колпаком! Можно спокойно курить, любуясь, как о преграду бьются голодные комары. В голове стоит благостный гул. Там в розовом сиропе плавают мечты. Например, о всемирной славе. Или о всемогуществе. А что? Реально! Ну, еще можно стать олигархом. С моими новыми возможностями это – как высморкаться. Заведу себе виллу с бассейном где-нибудь на Карибах. С высоким забором, чтоб никто не завидовал. И буду впускать только девчонок. Главное, никому ни слова. Буду втихую рубить капусту на каком-нибудь трюке. Типа, проходить сквозь стены банков. Или… Или… Приплыли!!! Телки-метелки!

Это что за два просвета в серой дымке?!. Почему, интересно, дыры между тучами имеют подозрительно правильную форму?! И двигаются эти облачные дырки против ветра. Аккурат – в мою строну. Нашли, сволочи!!! Не видать мне виллы на Карибах!

13
{"b":"530","o":1}