ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оба варианта, с подробным описанием последствий, были вынесены на рассмотрение. Зал ненадолго затих. Высшие чины Галактики оказались перед непростым выбором. Древние компьютеры замерли в режиме ожидания. Префект Совета неторопливо поднялся. Он был невысок, но массивен, как и полагалось гуманоиду с планеты Халекс.

– Итак, на третьей планете системы желтого карлика появился носитель Би-поля. Ему удалось в одиночку нейтрализовать группу активного действия Специального Корпуса, – негромко сказал он. – У нас есть две альтернативы. Первая – масштабный геноцид. То есть – девитализация всей планеты. Вторая – возрождение деструкторов из матрицы. Какие будут аргументы?

Работа Совета была отлажена до мелочей. Особенно система принятия решений. Выступлений оказалось немного. В основном говорили представители малых цивилизаций. Как обычно, они защищали любые виды существования разума в Конфедерации от притеснения и, тем более, уничтожения. Но в данном случае агрессивная форма жизни с третьей планеты угрожала им самим. Поэтому дискуссия угасла быстро. Итогом совещания явилась исчерпывающая программа действий. Префект озвучил решение:

– Итак, решено клонировать подразделение деструкторов с полномочиями по третьей планете. В случае неудовлетворительного результата миссии целесообразно полное уничтожение объекта силами Базы «ПБ-12». Возможно, с привлечением кораблей Флота Конфедерации.

Далее каждый член Совета поставил личный код под старинной формулировкой эпохи Больших Войн.

– Мы сознательно нарушаем нормы Галактического Кодекса. Мы принимаем ответственность, учитывая крайнюю степень угрозы…

Похоже, бородатый Петр Палыч имеет на меня виды. Я ем, а он стоит и ухмыляется. Интересно, зачем я ему понадобился? Сейчас, наверное, будет мне объяснять, как здорово быть его учеником. Или – обращать в свою веру. Ну, я-то еще подумаю, соглашаться или нет. Торопиться тут не стоит. Неизвестно еще, какой он вообще бог? Может, Кришна какой-нибудь. А я ему по наивности на сто рублей наулыбаюсь. А потом – Хари, парень! – бреем голову!..

Легче от таких рассуждений не становится. От рассуждений никогда легче не бывает. Это я уже заметил. Чем больше думаешь, тем больше проблем… На этой потрясающей мудрости пиво в бутылке закончилось. Организму немного полегчало. Хотя извлечение продуктов из воздуха и вызывает подозрения. Все-таки остается ощущение, что бородатый гипнотизер набил мне брюхо кислородом. Но золото, вроде, настоящее… Теперь попробуем уточнить:

– Та-ак… И давно вы – бог?

Петр Палыч немного подумал, шевеля ноздрями, словно принюхиваясь к вопросу, и потом небрежно рыкнул.

– Дурак, что ли?! Кто ж, едрена мать, Всевышнему выкает? А бог-то я, считай, с рождения… Да и ты, вот теперь, тоже бог.

– Ага! Значит, мы – боги. А, если честно, много НАС?

Петр Палыч задумчиво пошевелил бородой и сел напротив, изображая энтузиазм. Вот сейчас-то я и узнаю все тайны мироздания!

– ВАС на самом деле – вообще нет. А НАС было двадцать. Сейчас – я один.

– А остальные?

– Нету, – тихо сказал Петр Павлович и развел руками. – Просто погибли.

– Да ну? Боги же бессмертны?

– Были. Пока не появились деструкторы. Их еще называли титанами.

– Та-ак… Может, имеет смысл рассказать? Все по порядку?

– Коротенько, дней на десять?

– В общих чертах, минут на двадцать? Только, чур, библию не цитировать!

– Не буду, – пообещал Петр Палыч. – И Коран, и все остальное. Хотя мифы Древней Греции мне понравились.

Вот тут он меня уел! На мифах я сломался. Это что же такое получается?! Шутки шутками, а он же, реально, мог лично знать товарища Апполона! Вот телки-метелки!

– Петр Палыч, а как вас…

– Тебя!

– Ну, тебя… раньше звали? Например, те же греки?

Надо же! Смог. Вот так вот запросто – на «ты» с богом. А что?! Я тоже бог. Просто еще не обученный. Ну, ничего, лет через двести…

– А меня никто не звал. Я сам приходил, – тон у него вдруг стал сильно патриотическим. Как у революционного матроса. – Понимаешь, брат? Когда люди попадали в беду, когда им было плохо в пещерах и пирамидах, я шел на помощь! Я гордо реял и много сеял!.. И мелко гадил!

На хитрой бородатой физиономии сияет абсолютно невинная улыбка. Как у кота, стырившего сметану. Понятно. Скорее всего, никогда и никакой правды – окончательной и бесповоротной – я не услышу. Во всяком случае, конкретно о его прошлом. А если и услышу, то не пойму, можно ли ей верить. Или это просто очередной прикол. Да-а… Вот тебе и бог. Похож на человека, как две кружки пива. Ладно, проехали. Я же не детектор лжи, всякую муру сортировать. Хочет лепить лажу, пусть лепит.

– Ну, хорошо. Будем считать, что доказательства убедительные. Мы – боги. Прикольно! А зачем за мной гоняются пришельцы, хотелось бы знать?!

Не знаю, к какому перечню богов мой кормилец относится. Но горшки он явно может обжигать не хуже любого конкретного пацана.

– Понимаешь, наша с тобой планетка – это конечный продукт эволюции. То есть – единственное место для получения новых богов. Но до Земли были созданы еще тысячи миров. Так сказать, побочные продукты эксперимента. Ну, и пока мы были заняты; эти миры развивались себе и развирались… И доросли до офигенных высот. Объединились они в Конфедерацию. А потом обнаружили нас. Понятное дело, не обрадовались.

– А почему?

– Ну, представь, что ты – директор школы. Самый важный и крутой. Все детишки тебе смотрят в рот. И так далее… Но вдруг выясняется, что какой-то твой бывший двоечник стал президентом! Ты бы обрадовался, если бы узнал, что в любой момент он тебя отправит на пенсию? Или будет тебя воспитывать, как пацана?!

– Это вряд ли. И что дальше?

– А дальше Конфедерация решила нас прихлопнуть. Все тысячи цивилизаций объявили нам войну. Кино и немцы! Создали титанов, перебили богов. А теперь следят, чтобы не образовалось новых…

– Так они и нас замочат?!

– Не бзди, карась! Вдвоем мы кого хочешь заколбасим! Только если ты согласен.

Да-а… Заострил реальна. Вопросов нет. И на вид, вроде, дядька ничего. И из горящего леса меня вытащил… Угу. Думай, не думай, а все четко. Бум дружить? Бум! Вот только спросим:

– А барабан дадите?

Любое тело преклонного возраста тут же тормознуло бы до дыма в ушах. А этот жук с зелеными глазами даже не икнул.

– И саблю дам, и барабан… И красный галстук. Пионэр… блин!

Во как! Бабах! – и подружился с богом! Да и сам я, похоже, того… Ладно, позже осмыслим. Неожиданно в динамике прорезался голос механической тетки:

– Поезд прибыл на конечную станцию «Приморская».

Народ потянулся к дверям. Петр Палыч забормотал на КШТРЫ:

– Пространство в три меры длины вокруг меня преломить в контур невидимости без доступа органических объектов. Время – ноль.

Понятно. Теперь нашу скамейку накрывает зеленое марево. Тишина и покой. Ни одна живая душа не сунется. Красноносый дядька может и дальше мирно сопеть в две дырки. Кстати, а он-то кто такой? Хлопнем его по плечу и попробуем догадаться:

– А это – архангел?

– Водила. Хотя, мысль интересная…

По перрону прошелся мент. Напротив нас сержант тормознул и даже просунул голову в вагон. Но, видимо, контур вокруг нас «преломляет» добросовестно. Мент помахал рукой машинисту. Свет погас, и нас увезли в тоннель…

Что-то у меня в попе шевелится, типа, шила… Очень хочется проверить старую байку. И заодно – собственные способности. А ну, напряжемся, на всякий случай, прищурившись! А ну, прохрипим на божественном языке КШТРЫ:

– Свет!!!

М-да… Выясняется, что нам налгали. В вагоне стало еще темнее. Как у негра где-то.

– Ты попробуй, как положено, – невинным голосом посоветовал Петр Павлович: – Да будет свет!.. Ну, как в оригинале.

И я, как последний лох, повелся! Торжественно и с надутыми щеками:

– Да будет…

Угу! Хрен чего будет. Зря я величественно машу рукой и надуваю щеки. Света не прибавилось. Зато рядышком в потемках раздается подозрительно ритмичный хрип. Понятно. Этот приколист стоит и втихаря ржет! Лихо подколол! Представляю, как мои божественные ужимки выглядят со стороны! Похоже, действительно, можно обхохотаться. У меня у самого что-то булькает внутри. Не могу… Ха… ха… ха…

22
{"b":"530","o":1}