A
A
1
2
3
...
24
25
26
...
61

Избранный вернулся с Олимпа через декаду. Он дошел до главной площади Афин и остановился у храма Аполлона. Весть о его прибытии распространилась быстро. Народ толпой повалил к храму в надежде услышать последние вести. Патрокл стоял на ступенях храма, сжимая в руках обычный холщовый мешок. Словно ждал, пока успокоится толпа. Он не отвечал на приветствия и не улыбался друзьям, отгородившись молчанием от народа Эллады. Наконец приветственные возгласы смолкли. Взволнованный гомон затих.

Герой развязал мешок и опрокинул его над ступенями храма. На истертый тысячами сандалий мрамор вывалились скипетр Зевса-Олимпийца и арфа Аполлона, молот Гефеста и весы Немезиды… Сияющие божественные предметы хлынули под ноги толпе и рассыпались в прах.

– Богов больше нет, – тихо сказал герой.

Он бросил мешок на землю и ушел, не оглядываясь и не отвечая на вопросы. И никто не посмел остановить его. Лишь великий Плутарх просеял меж пальцев божественную пыль рассыпавшихся реликвий и горько усмехнулся вслед последнему герою, попавшему на Олимп.

Крепкая фигура Патрокла еще долго маячила в полуденном мареве за городскими воротами. Постепенно ее очертания как-то странно округлялись, тая вдали. Но потрясенные эллины этого не заметили. Благословенная эпоха олимпийских богов безвозвратно тонула в Лете. Откуда-то со стороны Иудеи наползало христианство. Грекам оставалось только погрустить и начать готовиться к принятию православия…

Командная капсула – единственное, что осталось от боевого шаттла Межпланетного Контроля, – выпала из гравитационного кокона, разбрасывая в разные стороны трассы поврежденного силового поля. За ней тянулись вихревые токи плазмы. Оплавленная внешняя обшивка красноречиво свидетельствовала о том, что модуль побывал в отчаянной переделке. Импульс идентификации прошел через сигнальный порт Базы. Посторонних объектов внутри уцелевшей капсулы он не зарегистрировал. Телеметрия показывала только параметры жизнедеятельности Командора Специального Корпуса.

Префект Базы поднялся со своего кресла в командной рубке. По инструкции ему полагалось лично присутствовать на швартовке. Но выйти в коридор он не успел. Полупрозрачная мембрана входа внезапно раскрылась. Три фигуры в накидках с капюшонами шагнули внутрь командного пункта. Префект замер, пытаясь понять, не связано ли появление фигур с возвращением полуразрушенной капсулы.

И в этот миг ожил закрытый коммуникатор Межпланетного Контроля. Префект застыл. В голографическом кубе возник интерьер незнакомого зала. Расположившись в старомодных креслах перед древними мониторами, сидел Малый Совет в полном составе! Чести лицезреть высший орган Конфедерации рядовые функционеры удостаивались только в чрезвычайных случаях. Префект ошеломленно втянул голову в плечи.

– Белый приоритет контакта, – буднично произнес Префект Совета, даже не подумав поприветствовать собеседника. – Вижу, наши посланники уже прибыли. Для вас все их распоряжения обязательны. Подтвердите контакт.

– Ответственность принял, – механическим голосом робота-исполнителя отчеканил Префект Базы, покосившись на незваных гостей.

Монитор погас. Посланники Малого Совета молча, по-хозяйски, прошли в святая святых Базы «ПБ-12» и заблокировали входную мембрану рубки. Префект следил за уверенными перемещениями фигур в капюшонах с откровенным недоумением. Манеры посланников Совета ему совершенно не нравились. Было непонятно, откуда они взялись, кто они, вообще, такие и почему за их прибытием следил весь Совет. Разумеется, Префект обязан был подчиняться странным гостям. Но это не означало, что они имели право на бесцеремонность. Дальнейший ход мыслей руководителя Базы был прерван сухим бесцветным голосом из-под капюшона:

– Нас нужно доставить на Планету-Три. Придать шаттл слежения и десантный бот. Мы хотим говорить с Командором Специального Корпуса.

Префект молча вывел на монитор данные о швартовке капсулы, потом с натугой выдавил, преодолевая уязвленное самолюбие:

– Комплексы слежения – в боксе консервации. Десантные боты потеряны в ходе последней операции Корпуса. Командор прибыл в шестой причальный модуль.

Все тот же голос безапелляционно приказал:

– Расконсервировать, переоборудовать, обеспечить. У вас на все – три стандарта времени. Сопроводите нас к шестому модулю…

Лект с трудом выполз из полуразрушенной командной капсулы. Компенсаторный скафандр с активной броней делал его похожим на оживший монумент. Командор Специального Корпуса тяжело ступил на ребристый пол причального модуля. Он был без шлема. Мохнатые хитиновые пластины на его лице безвольно висели, открывая беззащитные глаза, заполненные болью.

Префект Базы сделал шаг ему навстречу. За ним безмолвными тенями качнулись три бесформенные фигуры в капюшонах.

– Ты поступаешь в распоряжение посланников Малого Совета, – строго и официально изрек Префект. – Ты и твои люди будут выполнять их команды по белому приоритету первого уровня.

Командор поднял тяжелый взгляд. На его памяти ничего подобного на Базе не случалось. Ему даже не доводилось слышать, чтобы Специальный Корпус подчиняли кому бы то ни было. Возможно, если бы не ярость, душившая лекта после краха на третьей планете, он не смог бы нарушить субординацию. Но горечь утраты подчиненных и свалившееся на него бремя позора ослабили самоконтроль. Командор шагнул вперед и зарокотал:

– Вот эти три призрака – посланники Совета? А может, внутри плащей только тени? Как я могу подчиняться тем, кого не вижу? Я спрашиваю – кто это?!

Префекту стало страшно. Разъяренный лект в боевом скафандре медленно надвигался. В его приглушенном голосе звучала угроза, растекаясь по гулкому пространству причального модуля. Префект машинально оглянулся, словно в поисках укрытия. Неожиданно ему пришла мысль, что он не знает даже задачи посланников. И действительно, не видел их лиц… И, возможно, картинка зала Малого Совета была просто чьим-то ловким трюком!..

– Ты хочешь знать, кто мы? – прошелестел бесцветный пустой голос за его спиной.

Командор навис над невысокими фигурами в плащах и гневно зарычал:

– Я задал вопрос!

– Хорошо, ты получить ответ.

Три накидки скользнули на пол. Три силуэта безо всякой одежды вдруг предстали перед изумленным лектом. Он отступил на шаг, жадно хватая стерильный воздух Базы широко распахнутым ртом. У существ, стоящих перед ним, были типичные фигуры аборигенов третьей планеты. Только они походили на три округлые болванки манекенов. Но самое страшное заключалось в том, что у посланников не было лиц. Только подобие глаз, в виде небольших темных щелей, и круглые отверстия, диаметром в палец лекта, из которых раздавались звуки.

– Мы – титаны, – произнес один из безликих. – Вы называете нас деструкторами.

Гася эмоции, Командор отступил на шаг, с трудом подавляя внезапно возникшую вспышку ужаса.

– И что я должен сделать для вас, деструкторы?

– Ты пойдешь с нами на Землю. Носитель будет уничтожен.

Само название третьей планеты вырвалось из ротовой дыры с тихим зловещим шипением. Перед глазами командора тут же возникла панорама горящего леса и разлетающийся на куски шаттл. Ярость, на секунду притихшая в груди, снова взорвалась ослепительной вспышкой.

– Этот ваш носитель даже не сошел с места после удара плазменных излучателей! Два корабля Корпуса с активированной защитой превратились в брызги. Вы понимаете, КОГО собрались уничтожить?! У нас нет оружия против Би-поля!

Гневные вопли агрессивного лекта заставили Префекта отступить к лифтам. Но три небольшие фигуры странного телосложения даже не шевельнулись. Темные глазные щели равнодушно следили за беснующимся Командором. Наконец, возникла небольшая пауза. Деструкторы плавно разошлись в стороны, заключив его в кольцо. Тот на секунду опешил. Пытаясь определить траекторию перемещения обнаженных фигур, он крутанул головой, машинально реагируя на атаку.

Искусство войны лекты начинали изучать сразу после рождения. В Галактике не было расы, представители которой могли бы соперничать с ними в единоборстве, а силовая броня специального Корпуса делала их практически неуязвимыми. Поэтому Командор не ожидал встретить сопротивления. И, видимо, зря.

25
{"b":"530","o":1}