ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Точно такая же бригада, под руководством заместителя начальника отдела перехвата, засела у обгорелого «опеля», возле метро «Проспект Просвещения». Сам майор курсировал между двумя контрольными точками в томительном ожидании встречи с непостижимым. Непостижимое пока уклонялось. Но Игорь Сергеевич предчувствовал надвигающееся свидание. Орган, отвечающий за интуицию, ощутимо свербел и сжимался…

На третий день жизни в метро я стал богом. Так себе, конечно, богом. Из третьей лиги. Но с перспективой на повышение. А еще я лютой ненавистью возненавидел длинные черные тоннели и холодные каменные холлы. Даже, наверное, не столько само метро меня прибило, а то, что мы – настоящие хозяева Земли – прячемся от локаторов «чужих» в этой современной подземной норе, как загнанные крысы.

Да, мы были хозяевами! Уж это-то Петр Палыч мне объяснил в два счета. Он мне вообще до фига всего объяснил. Например, как на самом деле нужно пользоваться языком КШТРЫ. Оказывается, чтобы получить результат, нужно точно описать, как и из чего ты хочешь этот самый результат состряпать. Потом назвать время и место. Причем, для простоты, собственные ладони и ближний радиус, как и ближайшее время, обозначаются цифрами. Ноль, один и так далее…

В принципе, все это время мы в основном и занимались отработкой навыков. На все остальные вопросы Петр Палыч отвечает одно и то же: «Потом узнаешь». Иногда, правда, добавляет ехидно: «Если выживем»…

Оказывается, быть богом – еще та пахота. У меня уже язык опух выговаривать замысловатые КШТРЫ. Почти без гласных. Чтобы легче было под водой и в вакууме. Но самое главное – настоящий бог должен читать вероятности. А это процесс почти невозможный. Сначала нужно услышать все, вплоть до радиоволн и чужих мыслей. Потом – увидеть, как белесая паутина возможных путей и тропинок реальности предвосхищает любое событие в будущем. Ну, это вроде такого переплетения ниток разной толщины. А на конце каждой нитки картинка. С непривычки – фиг разберешься, что к чему…

Старый, как мир, бог Петр Палыч устал от объяснений на второй день. Смотрю, что-то он такое задумал. А он уже рядом. Кладет ладонь мне на лоб… Ни хрена себе! Как будто мне по башке засадили здоровенной зеленой колотушкой. Все кружится, разбрызгивая слепящие искры. И мозг сейчас лопнет, от того, что в него силой засовывают чужие знания. Во как! Оказывается, можно безо всякого обучения получить все напрямую. Здорово!

Прохладная ладонь отлипла ото лба. Жаль-то как. Хочу еще! Но сеанс передачи божественного опыта уже закончился. Зеленые глаза в паутине мелких морщин хитро щурятся. В глубине бороды – усмешка. Интересно, что это происходит? Напряжемся, поймаем мысль…

Прикольно! Я же знаю, что сейчас услышу! Я знаю, что скажет Палыч! Еще до того, как возникнут звуки! Перед глазами – паутина возможных вариантов реальности. И самые толстые нити сплетаются в картинку. Достаточно оценить узор… Блин! Трудно-то как! Голова кружится… Но в середине узора уже появились слова. Помимо моей воли. Быстро, как выстрел.

– Хватит тебе! – засмеялся Петр Палыч, пряча руки за спину. – Лопнешь…

Продолжим за него:

– …ненароком от жадности.

Ну, и чего он хохочет? Обломал меня на самом интересном месте. Я ведь чувствую, что получил только малую часть… Жаль! Я-то надеялся высосать из источника побольше. А то и все сразу. И умения, и опыт… Кочевать по метро, осваивая древние премудрости в час по чайной ложке, совсем не хочется. Тем более, зная, что все это можно урвать на халяву. Но тут – облом. По закону божьему, мне вообще полагается доходить до всего своим умом и годами упорного труда. Однако не мешает, для вида, надуться:

– Конечно, некоторым лишь бы мучить бедного подростка! А потом насмехаться!

В ответ – ни звука. Ладно. Тогда сделаем вид, что мне до слез обидно. Однако Палыча не проймешь. Сидит себе рядышком со спящим Борисом Максимовичем и молчит. Будто к чему-то прислушивается. Ну, и фиг с ним. А мы соорудим посередине депо бассейн с теплой водой. Чисто для личного пользования. Всего-то – три минуты бормотания условий и параметров… Завершаем хитрую формулу:

– …Время – ноль!

Зеленое марево над рельсами сгущается и каменеет. Из него с хрустом прет каменная чаша из белого мрамора. Внутри нее тут же раздается плеск. От разницы температур над бассейном плывет легкий парок. Вот такое вот мелкое чудо! А что? Могу себе позволить. Плюхнемся вниз головой и поплывем вдоль дна, пуская пузыри. Можно, конечно, и не дышать… Или дышать водой, как последний карась. Теперь для меня это – семечки. Но я лучше буду купаться по-человечески…

Оказывается, время можно растянуть. Не до бесконечности. Но можно. Три дня жизни в метро превратились, по меньшей мере, в месяц. А сейчас на поверхности утро. Солнце встает. Воздух свежий… Все! Больше не могу. Принципы КШТРЫ, в основном, я освоил. Пора наружу. Несмотря на ночное зрение, полумрак депо надоел до смерти. Осталось уговорить Всевышнего. Или он в метро называется Всенижний?

– Петр Палыч, давай как-нибудь выбираться наверх? Моему растущему организму без солнца никак!

Опять ухмыляется! Ну, хоть не возражает.

– Понимаешь, пионэр, без маскировки нам кранты. Тебя же моментально с орбиты засекут.

– Так надо придумать эту маскировку!..

Ага! Видно, как у старого бога заработала мысль. Надеюсь, в нужном направлении. И сразу что-то забормотал. Ой, что это он такое материализует?! Вонь-то какая! Фу!

– Это у нас что?

– Твое прикрытие. Под натуральной овечьей шкурой твой генный спектр никаким прибором не засечешь! Отбивает наглухо!

Спасибо! Офигенная идея!

– Может, мне еще и на четвереньках придется скакать?

– Ну, это лишнее. Хотя…

– Не, не, не! Горячиться не надо! А как этим пользоваться?

– Очень просто. Накрываешься с головой и идешь. Если выглянешь наружу, нас запеленгуют. Так что я тебя придержу, чтобы ты не упал. Пошли?

Конечно, пошли. Залезаем под овчину, прячемся… Уф-ф! Сдохнуть можно от этой вони! На плечах лежит Жуткая тяжесть. Ни фига не видать. Под ноги все время лезут края шкуры…

– Ты как там, пионэр?

– Зашибись! Веришь? Нет?

Очевидно, отвечать соратникам у богов не принято. А принято что-то бубнить себе под нос. Например, с целью вывести красноносого водилу из транса. Понятно. Прогулки по городу в компании спотыкающейся двуногой овцы и зомби с насморком неприятны даже богу. Пока мы не выбрались из своей норы, можно высунуться, посмотреть на «архангела». Вот Борис Максимович открывает глаза. Очухивается, глядит на часы…

– Ну, твою мать! Еще раз попробуешь загипнотизировать, я тебе точно в бубен настучу!

Видимо, подавить волю нормального русского мужика невозможно. Ему даже Всевышний Петр Павлович до одного места! От агрессивных воплей по гулкому пустынному депо шарахнулось озверевшее эхо. Петр Палыч тут же буркнул на языке богов:

– СПРЦЭМХФ!

Где-то я это уже видел. И даже использовал сам…

Как обычно, после произнесения КШТРЫ, вокруг закачалось зеленое марево. Картина маслом. Водила стоит в оцепенении, а бог толкает речь. В сочетании с колебаниями перекрашенной атмосферы получается убедительно. Как у нашего депутата районного масштаба. Если кратко, то содержание сводится к доходчивому тезису: «Родина в опасности! Кто, если не ты?!» Красноносый моргает, доказывая, что проникся великой идеей… Наверное, хватит. Надо спасать земляка:

– Отомри!

Никакая древняя психологическая обработка мужика не берет! Не успел прийти в себя, как опять вопит! Хотя и косится на Петра Палыча с явной опаской. Но удержаться все равно не может:

– Хрен с ней, с Родиной! Поехали домой, у меня там дочка одна! И если ей не полегчало… Бог ты, не бог… А кто-то огребет – мало не покажется!

Петр Палыч вежливо кивает. Даже не обижается:

– Ты, пионэр, не смотри, что он шумит. Так-то он добряк. В прошлом, кстати, инженер-конструктор.

Максимыч даже замолчал и от неожиданности согласился:

28
{"b":"530","o":1}