A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
61

Петр Палыч, конечно, не упустит случая подколоть. И чувствую, что я – нормальный питерский пацан, прошедший все беспредельные дискотеки города и самые крутые тусовки, – крас-не-ю!..

Впервые в моей жизни, густо насыщенной разнообразными подругами, появляется вот такое чудное виденье. А я сижу, как чмо в кримплене! Мятый, грязный, лохматый и воняю круче любого бомжа! Ну, что тут остается делать? Только гордо встать и молча прошествовать к совмещенному санузлу.

Как назло, потрясенный мозг отказывается координировать свое собственное тело. Тороплюсь, цепляюсь за порог, больно врезаюсь лбом в кухонную дверь… Чуть не рухнул! А что вы хотели? Гормональный взрыв в моем возрасте – страшная штука. Могу прыщами покрыться на фоне обострившегося полового созревания. А могу и взрослым нахамить, совершенно без повода…

Ладно. Врубаю душ, представляю, как буду грубить Петру Палычу… Прикольно! И мысль смешная, и ситуация…

После ванной пристойный вид и человеческий запах, вроде бы, сомнению не подлежат. Хотя пара овчин, болтающихся на потолке, сводят эффект от апельсинового мыла почти к нулю. А тут еще и гардероб! Не показываться же на глаза ангелу в прожженных джинсах и драной куртке?! Надо бы хоть причесаться…

Блин, еще эти шкуры периодически лезут на глаза! Почему Петр Палыч уверен, что таким манером можно укрыть меня от пришельцев, не ясно. Причем, сам он не прячется. Не исключаю, что старый хмырь просто прикалывается. А сам потихоньку хихикает, глядя, как я потею и воняю…

Жутко хочется с помощью КШТРЫ привести себя в порядок. Но вызывать неприятности на дом не стоит. Если верить Петру Палычу, вероятность обнаружения КШТРЫ – сто процентов. Воевать желания нет. Стирать шмотки – тоже. Но, как показывает опыт общения с пришельцами, после боевых действий количество испорченных вещей возрастает.

А может, все-таки посмотреть, что у нас по линиям вероятностей произойдет, если я себе наговорю на древнем языке новую куртку с чистыми штанами?.. Опа! Понятно!.. Берем дезодорант и начинаем брызгаться. Не знаю, кто такие деструкторы, или титаны, или кто там еще. Но встречаться с ними абсолютно не хочется…

Шаттл Конфедерации продолжал патрулировать орбиту третьей планеты. К нему на малом ходу приблизился резервный десантный бот Специального Корпуса. Два выпуклых диска в режиме экранирования зависли над мегаполисом. Они, словно коршуны, были готовы в любую минуту спикировать на цель. Но на этот раз перед ними стояла другая задача. Стыковочный луч соединил корабли. Два пилота Базы перешли в шаттл. После этого луч отключился.

Бот соскользнул с орбиты, входя в атмосферу. В рубке управления сидел Командор. Кроме него на борту не осталось ни одного лекта. Только в контейнере посадочного модуля индикаторы фиксировали наличие биомассы нестандартных параметров. Бот с опознавательными знаками Межпланетного Контроля прошил облака, переходя в режим полной невидимости. Прозрачный контур легко вписался в вираж над окраиной мегаполиса и завис в районе Суздальских озер. Командор коснулся клавиши десантного блока. Посадочный контейнер беззвучно отделился от корабля, по тоннельному лучу устремляясь к земле.

На перешейке между озерами взметнулся вверх небольшой песчаный вихрь и опал. Контейнер качнулся на амортизаторах. Энергетическая капсула со змеиным шипением растворилась в воздухе. Три плохо различимые фигуры в плащах и капюшонах ступили на песок. В сумраке позднего вечера они незамеченными вышли на дорогу. Где-то в паре сотен метров от места высадки шумело Выборгское шоссе. За ним сияли огнями глыбы перенаселенных многоэтажек. Но здесь, в заросшем кустами переулке между Суздальскими озерами, было тихо и безлюдно.

Произведя высадку, Командор поднялся до границы облачности. Бот слился с плотными клубами концентрированной сырости и превратился в замаскированную станцию слежения. На голографической панораме были отчетливо видны три светящиеся точки. Устойчивый прием с поверхности третьей планеты позволял фиксировать каждое их движение. Остальные сканеры молчали. Носитель Би-поля бесследно пропал в дебрях мегаполиса.

Командор разочарованно погладил сенсорную панель. Мысль о первом за всю карьеру проваленном задании грызла оба сердца лекта. Последняя надежда на благополучный исход неторопливо ползла по центру панорамного обзора толстой строенной меткой. Никакой информации ни о деструкторах, ни о титанах в блоках памяти Базы не оказалось. Получалось, что о них не было известно ничего, кроме директивы из штаба Межпланетного Контроля. Тем не менее, судьба миссии Специального Корпуса теперь зависела от жутковатых безликих тварей. Командор поежился, потирая ушибленный заушный бугор. Внезапно метка на голограмме распалась, порождая три отдельные точки. В тот же мит панель сигнализации полыхнула зеленым светом.

– Зеленая тревога! Приоритет не определяется! – Объявил механический голос информатора.

Лект привычно перевел взгляд на сканер Би-поля, чтобы определить точку обнаружения носителя. На древнем приборе ползли те же три точки, что и на голограмме. Те же ориентиры, тот же рельеф местности… Би-поле исходило от деструкторов! Открытие настолько потрясло Командора, что он окаменел, не в силах оторваться от монитора. Наконец он с огромным усилием переключился на обычный видеорежим. Там наблюдалась все та же знакомая картинка. Внешне деструкторы не изменились. Фигуры в накидках деловито шагали по поверхности планеты, сливаясь с осенними сумерками. Командор снова потрясенно замер.

Внизу деструкторы продолжали неторопливо перемещаться, направляясь к одному из наземных строений. Индикаторы биомассы показывали наличие внутри здания восьми аборигенов. Би-поле вовсю бесчинствовало на мониторе сканера, окутывая все три синхронно ползущие точки. Панель тревоги сияла насыщенной зеленью. Командор нерешительно коснулся сенсора оперативной связи. Спустя короткий миг, в рубке раздался бесцветный голос одного из загадочных посланников Малого Совета:

– Не надо паники. Все предусмотрено планом. Это защитное поле от атаки носителя. Откройте шестнадцатый пункт пояснений к директиве.

Связь оборвалась. Командор моментально вызвал проекцию последних указаний Межпланетного Контроля. В углу голографической картинки тут же возникло изображение документа. Временная отметка совпадала с моментом старта десантного бота от причального модуля Базы. Что само по себе было странно. Как правило, все документы Контроль разрабатывал заранее, за несколько стандартов времени. Под грифом Конфедерации стоял код Межпланетного Контроля, вменяя директиву к исполнению по зеленому приоритету.

Командор издал гудящий звук, свидетельствующий о крайней степени негодования. Несмотря на неуставные эмоции, документ он изучил с надлежащим вниманием. Содержание тоже вызывало удивление. Но гудеть Командор перестал. Смысл шестнадцатого пункта заключался в двух фразах. Защитный аналог Би-поля деструкторов не подлежал сканированию. Применение силовых воздействий в радиусе стандарта длины от любого из посланников Совета запрещалось. Как обычно, четкие формулировки не допускали иных толкований. Лект откинулся на спинку кресла с некоторым облегчением. Происходящее было одобрено руководством. А значит, не требовало от него срочного принятия каких-либо решений.

В рубке прошелестел сигнал вызова. На световой панели появились фиолетовые блики, символизирующие код Специального Корпуса. И тут же открылся канал связи с патрульным шаттлом.

– Запрос на атаку! – прочитал Командор.

Под расшифровкой импульса стоял код старшего офицера десантной группы. Би-поле, исходящее от деструкторов, засекли с орбиты. Теперь резерв Специального Корпуса рвался в бой. Лекты собирались отомстить за гибель товарищей. А заодно и заработать баллы в послужной файл. Командор, не колеблясь, закодировал ответ. Точечный импульс устремился к орбите: «Отказ. Ожидание».

Тем временем на поверхности проклятой планеты три точки сошлись внутри здания. Индикатор биомассы бесстрастно зарегистрировал угасание биотоков местных жителей – семь… шесть… пять… Командор машинально отключил видеодатчик сканера, направленный под днище бота, прямо вниз. Старый воин Конфедерации не отличался излишней впечатлительностью. И все же почувствовал мимолетное гадливое отвращение. Короткие бронзовые волоски на щеках лекта встали дыбом…

30
{"b":"530","o":1}