ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Восстановленная память титанов пылала сотнями взрывов. Каждый раз, когда они вступали на борт корабля Конфедерации, с него уходила трансляция мнемозаписи. И каждый раз после этого в космосе возникала ослепительная вспышка аннигиляции. Потом вновь возникала необходимость в уничтожении носителя проклятого дара на третьей планете. Их возрождали, подсовывая откорректированную память, и снова посылали на задание. Оказалось, что так их предавали тысячелетиями…

«Директор» разомкнул кольцо. «Сантехники» остались стоять, взявшись за руки. Они не нуждались в лишних словах, чтобы понять друг друга. Они не испытывали эмоций по поводу чудовищного вероломства Конфедерации. Такими их создали. Но теперь у них появился смысл существования. И отказываться от долгожданного приза, отобранного хитроумными союзниками, титаны не собирались.

– Они обещали нам Землю, – отчетливо произнес «директор», как бы подводя итог молчанию, – и мы ее возьмем. Больше они нас не обманут. Но сначала нужно уничтожить нового бога.

«Сантехники» дружно кивнули. Кокон защиты начал стремительно бледнеть, бесследно растворяясь в воздухе.

Сканер в шаттле слежения показал резкое снижение уровня Би-поля. На всех мониторах вновь возникло отчетливое изображение деструкторов. Но за время отсутствия изображения их облик претерпел разительные изменения. Командор даже сверился с индикацией генного спектра, чтобы убедиться, что зрение его не подводит. К счастью, базовые показатели не изменились. Хотя на вид вся троица стала неотличима от аборигенов. Деструкторы вышли из наземного строения и связались с шаттлом:

– Адаптация к местным условиям завершена. Приступаем к выполнению директивы Совета, – прошелестел знакомый голос.

Черный «лексус» выкатился из ворот уютного особняка. В районе Среднего Суздальского озера он уверенно скрипнул гравием и, чуть зацепив ограждение, развернулся в сторону Выборгского шоссе. В салоне сидели трое. На вид они были неотличимы от заурядных землян. Вплоть до мельчайших деталей. Включая воспоминания о раннем детстве и нестриженные ногти.

Только опытный ксенопсихолог мог бы определить их чужеродность этому весеннему вечеру, мрачному северному городу и вообще всей человеческой расе. Но опытных ксенопсихологов на загаженной улочке имени вьетнамца Хо Ши Мина не водилось. Их пока и на всей планете-то было не густо. То есть ни одного.

На подъезде к посту МЧС, неподалеку от поселка Агалатово, сидящий за рулем невысокий лысоватый толстячок нажал на педаль тормоза. Два человека в синих спецовках синхронно качнулись вперед. Три физиономии, не искаженные эмоциями, дружно повернулись в сторону кольца оцепления.

По большому периметру вокруг выжженного и частично поваленного леса тянулась густая цепь солдат срочной службы. Учебная мотострелковая бригада в полном составе четко выполняла приказ руководства. Ничего экзотического с их позиций видно не было. Бойцы скучали. Офицеры втихаря попивали водку под прикрытием военных КамАЗов. Признаки жизни присутствовали только в местах проезда машин. Но на всех дорогах, ведущих на оцепленную территорию, стояли решительные и деловитые ребята в спецовках МЧС. Хотя по виду никак нельзя было предположить, что они могут кого-то спасти. С такими физиономиями намного естественнее было бы производить обратный процесс.

«Лексус» плавно съехал на обочину. Толстячок вылез из машины и подошел к старшему МЧСовцу. Документов он предъявлять не стал. Пухлая ладонь легко коснулась предплечья неулыбчивого мужчины в синей спецовке. Обе фигуры застыли в странном оцепенении. Буквально на несколько секунд. Незаметная постороннему взгляду зеленая дымка окутала голову в оранжевом берете МЧС. Отрывистая команда раздалась как раз в то мгновение, когда остальной народ, толкущийся вокруг поста, уже был готов насторожиться.

– Открывай, свои.

Через час «Лексус» выехал обратно. Невесомый зеленоватый туман накрыл патруль МЧС, надежно стерев из памяти малейшее воспоминание о странных гостях. Машина вырулила на шоссе и помчалась в сторону города. На высоте шестисот метров, по нижнему краю облачности, над ним двинулся десантный бот Специального Корпуса. На сканере слежения устойчиво горела тонкая зленная полоса, ведущая от места недавнего сражения к станции метро «Проспект Просвещения»…

Не знаю, как насчет амброзии или там манны, а современное меню богу нравится. Сидит это он, с наслаждением вытянув ноги поперек малогабаритной кухни, и с ба-альшим кайфом прихлебывает кофеек. А закусывает «Сникерсом». И удовлетворенно причмокивает:

– Да-а… Этот мир, конкретно, стоит спасти!

Ни дать ни взять – реальный пацан. Интересно, где Всевышний успел нахвататься нашей лексики?

– А ты можешь?

– А то! Базара нет! Только в одиночку не потяну. Надо, чтобы ты меня прикрыл. Тогда я им все варианты обрежу. Ты как, пионэр?

На моем месте ботаник-энтузиаст писал бы кипятком от восторга. Чем плохо? На пару с богом спасти Землю-матушку. Попасть в тотальную уважуху и тащиться от собственного героизма… Вот только я не ботаник. Поэтому поинтересуюсь:

– А как это будет выглядеть?

Объясняет Палыч доходчиво:

– Тут дело такое. Надо маленько перекроить пространство. Например, поместить Солнечную систему в кокон искривления пространства. Ну, типа, спрятать. Чтоб из-за ее пределов до нас было не добраться. А потом можно им и ультиматум предъявлять. Чтобы Конфедерация знала: кто рыпнется не по делу, сразу – бах! – и нет жизни на Марсе!

– И эта Конфедерация от нас отстанет?

– Точно.

– Ну, так чего ты ждешь?

– Есть тут, брат, одна закавыка. Мне такую формулу надо часов пять бубнить. Без перерыва. И не отвлекаясь. А титаны меня накроют максимум через пару часов.

– А мы их ка-ак шарахнем!

– Не шарахнем, – Палыч как-то сразу погрустнел. – На них КШТРЫ вообще не действует. Особенности конструкции.

– Ничего себе! Откуда это они такие непробиваемые?

– Понимаешь, пионэр, однажды одному из нас показалось, что бог должен быть один. И этот крутой перец решил организовать приватизацию.

– Ну?

– Гну! Бот он и изобрел титанов. Чтобы те ликвидировали излишки. В смысле – остальных богов. Причем, еще и договорился с Конфедерацией. Обещал никогда за пределы собственной планеты не соваться. Те и рады. Предоставили ему базу. Наваяли там этих титанов. То есть – идеальных убийц. Да еще и со способностью превращаться в любого человека, чтобы легче было орудовать на Земле. Ну, они и заколбасили наших. Всех. В хлам…

– А дальше?

– Дальше-то? Дальше этого придурка кинули, как лоха. Напустили тех же титанов и растерли в пыль…

– Круто. А ты-то Петр, Палыч, как отмазался?

– Ну, я-то успел нырнуть в убежище еще до больших разборок. Есть такая штука – хронопетля называется. Ее ни найти, ни вскрыть невозможно.

Понятно. Кое-кому явно повезло. Только не мне. Сидел бы добрый боженька себе в своем убежище и сидел! И я бы ни во что не влип.

– Я, конечно, извиняюсь, но почему ты решил вылезти? Вот так, вдруг! На мою голову?

– Так ты меня и вынул, пионэр. Петля была запрограммирована на раскрытие от КШТРЫ выше четвертого уровня. Ты воспользовался древним языком. Импульс пришел. Убежище открылось. Проще пареной репы.

Ага. Куда уж проще. Получается, повезло мне… Недобрал бы этих проклятых уровней, и никаких неприятностей бы не было! Ладно, проехали. Потом обмозгую. Сейчас главное другое.

– Получается, что никакого способа победить этих самых титанов нет? И как я от них должен пять часов отбиваться? Да ну его на фиг! Я что, камикадзе, что ли?!

Посмотрел на меня старый бог и говорит:

– Да.

Вот такая вот фигня…

Майор Чугунов вывел на монитор план-схему типовой панельной девятиэтажки. В однообразных рядах квартир, похожих на прямоугольные коробки, не было места ни для чего необычного. Никаких скрытых пространств, потайных ходов и прочей интригующей чепухи вокруг тридцать пятой квартиры не имелось. Это облегчало задачу. В случае штурма вполне годился стандартный вариант. То есть группа захвата спокойно могла войти в четыре окна и одну дверь, не отвлекаясь на мусоропроводы и вентиляционные шахты. Для снайперов проблем с секторами обстрела тоже не предвиделось. И лестничная клетка, и вся квартира идеально простреливались с четырех точек.

33
{"b":"530","o":1}